Константин Батанов: китайцы считают, что у иностранцев нечему учиться

Как в Китае относятся к Сталину, почему китайцы не учатся вести бизнес с иностранцами и как развивают внутренний туризм, рассказал ведущей "Правды.ру" Дарье Митиной кандидат экономических наук, китаистов, переводчик с китайского языка Константин Николаевич Батанов.

Читайте начало интервью:

Социализм по-китайски

— Константин Николаевич, есть у китайцев лидер, к которому отрицательное отношение?

— Даже если есть, никогда нам китайцы этого не скажут. То, что их напрямую не касается, им уже неинтересно. А зачем ругать лидера, который уже не может ничего сделать? Даже к своим императорам они относятся с большим уважением и никогда их не ругают. Хотя признают, что у любого лидера могут быть ошибки. Но при этом подчеркивают, что они были лишь в контексте правильных действий.

Главное отличие китайцев от многих других наций — они очень уважают себя и свою историю.

Поэтому своих лидеров не позволяют никому ругать, и сами не ругают в присутствии иностранцев. К Сталину, кстати, очень хорошо относятся, во многих городах есть парк или проспект имени Сталина.

— В международных организациях левого толка Китай не участвует либо отстраненно наблюдает. Почему?

— Если говорить об идеологическом лидерстве, Китай никогда и не претендовал на эту роль.

— Европейские компартии раскалывались на просоветское крыло, на промаоистское крыло, то есть было влияние.

— При Мао Цзэдуне было влияние. А потом Китай сосредоточился на внутренних проблемах, и компартия скромно себя ведет. Есть по партийной линии контакты, но они не навязывают никому свою идеологию, предпочитая действовать экономическими методами на иностранные государства. А у партии больше роль регулятора общественной жизни внутри Китая. Многие мои студенты — члены партии. Потому что тогда они имеют дополнительные права.

Если к китайцам относятся плохо в каких-то организациях, они туда не вступают.

Это логично: зачем я пойду куда-то, где ко мне будут плохо относиться и меня ругать? Поэтому в основном они занимаются внутренними проблемами.

— Нет, двусторонние контакты у них очень развиты. Вся КНДР и Юго-Восточная Азия в общем-то выстояли за счет китайской помощи в трудные годы.

— Двусторонние — да, потому что они всегда эффективнее, чем многосторонние контакты.

Еще такой момент. У них внешнеэкономическая деятельность в десятки раз активнее, чем у России. Китайцы есть в любой стране. Я когда ездил путешествовать, допустим, в Испанию, и не знал, куда идти (по-испански я не говорю, а испанцы не говорят по-русски, и по-английски мало кто говорит), то искал вывески с иероглифами, туда заходил и по-китайски выяснял, куда и как мне пройти. Китайцы там уже давно живут, ориентируются.

Когда я написал эту книгу, начал у китайцев интересоваться, почему они не напишут книгу, как вести дела с каждой страной. Они говорят: "Потому что мы самые умные. У нас в крови есть наши стратагемы, наше видение мира". Китайцы считают, что у иностранцев особенно учиться нечему, кроме каких-то достижений или особенностей культуры. Они признают, что в России сильные:

  • симфоническая музыка,
  • балет,
  • искусство.

Но в деле ведения бизнеса они точно знают, что лучше нас. Может быть, в плане идеологии то же самое. Они считают свою идеологию хорошей. Кому надо — сам приедет в Китай, научится и у себя в стране тоже построит социализм.

А если человек не воспринимает социализм, значит, нечего тратить время и переубеждать его. Может быть он пока не дозрел.

Русская карта в Харбине

— Какая из китайских провинций кажется вам наиболее красивой в природном отношении? Где интереснее всего бывать?

— Китай очень разный, и каждая провинция имеет свои особенности. Для китайцев важно, чтобы:

  • каждая провинция была не похожа на другие,
  • каждая деревня отличалась от остальных.

Губернатор говорит: придумывайте себе колорит. В кухне, в традициях.

Архитектура, природные ресурсы — это само собой разумеется. Везде есть особенная гора, особенная река. Они это обязательно подчеркивают, чтобы привлекать в первую очередь внутренний туризм.

С Россией они тоже разыграли русскую карту, ведь Харбин основали русские люди. И сейчас китайцы за счет этого зарабатывают очень большие деньги. Они говорят: "Харбин — русский город, в Россию ехать не надо. Приезжайте в Харбин, мы вам всё покажем". Они сохранили улицу в центре, которую назвали Русская улица, и она же у них пешеходная улица — аналог нашего Арбата. Если бы не иероглифы и поменьше китайцев, полное ощущение, что идешь в России по провинциальному городу. Китайцы поставили на берегу Амура бинокли. Многие китайцы приезжают туда.

Они не едут в Россию, а в бинокль посмотрят на Благовещенск, и всё. Китай на этом очень серьезно зарабатывает.

Мне больно смотреть на то, что происходит в России — у нас гораздо больше туристических ресурсов, но о них знают только местные. А в Китае любую провинцию вводишь в Интернет, и всё тебе сразу: пойдешь сюда — увидишь это, пойдешь туда — увидишь то, можешь попробовать то, что нигде больше не готовят.

У меня есть друг, он живет в городе Кувшиново Тверской области. Оказывается, в Кувшиново родился Ожегов, автор словаря. Дом Ожегова пришел в полное запустение, его никто не восстанавливает, хотя китайцы точно бы сделали там музей. Когда мой друг начал обращаться к местным властям, чтоб восстановили дом, они просто сняли табличку "Здесь родился Ожегов", чтоб не привлекать внимание к проблеме.

— Это очень печально. У китайцев нам можно поучиться отношению к природе. А чему у китайцев учиться категорически не надо?

— Сначала про природу скажу. Они ее берегут, сейчас очень борются за экологию. Совсем закрыть совсем нельзя, потому что люди без работы останутся. Но постепенно внедряют новые технологии.

По поводу антропогенных ландшафтов. Бывает, приедешь смотреть какую-нибудь гору. Там всегда есть удобные тропинки, ступеньки. Вроде бы место дикое, но всё сделано для удобства и безопасности людей. У нас в горах придется действительно покорять природу, а в Китае такого нет.

Чему у китайцев учиться не стоит? Может быть, хитрость слишком у них сильная.

Китайцы могут обхитрить сами себя. Слишком настороженно ведут себя с иностранными бизнесменами, и в результате партнерства не получается.

Приезжает китайская делегация в наш регион, им там раскрывают все карты, а китайцы думают: "Это они нас заманивают. Наверное, есть какая-то ловушка". В результате не получается сотрудничества. В первую очередь в области частного бизнеса. На государственном уровне — там всё просто и достаточно успешно развивается.

Насчет китайской кухни. Есть продукты, которые сложно воспринять иностранцу, но китайцы их любят. Допустим, коровий желудок. Я не смог его попробовать, потому что он вывернутый был, весь в волосах, и от него запах неприятный шел. Мои китайские друзья в восторге от него. Потому что они ели это в детстве, в 1960-е годы, когда голод был в Китае. И до сих пор это для них самое вкусное блюдо.

Беседовала Дарья Митина

К публикации подготовила Марина Севастьянова

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...