Константин Батанов: китайцы всегда смотрят, чем занимаются соседи

Есть ли в Китае "цифровой концлагерь", почему нельзя ругать свою родину и кого китайцы считают самым великим человеком в стране, рассказал ведущей "Правды.ру" Дарье Митиной кандидат экономических наук, китаистов, переводчик с китайского языка Константин Николаевич Батанов.

Читайте начало интервью:

"Большой брат следит за тобой"

— Константин Николаевич, мне ваша книга очень понравилась, но для меня в ней было мало информации о государстве. Здесь очень много про частный бизнес, маленькие коллективы. В Китае роль государства огромна. Как оно влияет на бизнес?

— К государству отношение в Китае такое же, как к семье. Руководителя государства китайцы воспринимают как отца. Я нисколько не преувеличиваю. Они считают, что государство и семья — это одно и то же, только в разных масштабах. Поэтому государство, безусловно, влияет на все сферы жизни китайцев. Это выражается:

  • в правилах поведения,
  • соблюдении законов,
  • соблюдении иерархии, в коллективе в том числе.

Государство малый бизнес защищает. Китайский мелкий бизнес чувствует себя уютно. У него нет никаких проблем. Государство всегда придумает меры противодействия, если идет негативное влияние извне. Китайцам легко открывать свою компанию. Раньше было сложно: например, были высокие требования к уставному капиталу.

— Да, вы пишете, что сейчас требования снижены, и отсюда много всяких манипуляций и жульничества.

— В Китае нельзя допускать жульничество в открытом виде, потому что очень строгие законы. Откровенного жулика быстро поймают и посадят лет на двадцать или пожизненно. И убежать в Китае тоже сложно, потому что страна занимает одно из первых мест в мире по количеству камер наблюдения, которые узнают человека и сразу сообщают в полицию. Если человек совершил что-то плохое, далеко не уйдет. Или уйдет, но его быстро поймают.

— То есть элемент цифрового концлагеря присутствует?

— Он, конечно, присутствует, но китайцы говорят: если я не сделал ничего плохого, почему я должен бояться этого. Опять же, государство ограничивает их в чем-то, а в чем-то направляет.

— Помимо видеокамер, там существует и общественное наблюдение друг за другом?

— Общественное наблюдение друг за другом существует исстари, потому что когда Цинь Ши Хуан объединил Китай из множества княжеств, он ввел домики, которые состоят из четырех частей. У них общий двор, четыре одноэтажных дома соединены в один, там жили четыре разные семьи, которые не являются родственниками. Окна было запрещено зашторивать. Они друг за другом смотрели. И если замечали заговорщиков, неблагонадежных людей, должны были сразу сообщить об этом в полицию того времени. Если они этого не делали, и потом вдруг выяснялось, что назревал бунт или что-то плохое люди делали, тогда репрессиям подвергали всю улицу, а не только жителей дома. И до сих пор китайцы смотрят, чем занимаются соседи. Если вдруг что-то совсем плохое происходит, то они без проблем вызовут полицию. Китайцы не покрывают друг друга.

— Победить коррупцию мало кому удается. Китай — это пример жесткого подхода к проблеме. Существует смертная казнь за коррупцию в крупных размерах. Есть ли прямая корреляция между жестким уголовным законодательством и коррупцией? Потому что иногда складывается впечатление, что ужесточай не ужесточай законодательство — все равно воровать будут, в том числе в Китае.

— Все китайцы говорят, что стало легче жить. Коррупционеры боятся, их стало меньше. Есть коррупция на большом уровне, где участвуют большие чиновники — их периодически отлавливают. Бывало, я лично общался с каким-нибудь губернатором — через неделю смотришь, его уже сняли. Есть коррупция на маленьком уровне, когда приходишь к паспортистке, даешь ей пачку чая или коробку конфет. Коррупция на маленьком уровне, по-моему, вся пропала. С коррупцией на большом уровне они борются. Видимо, успешно, сдвиги есть. Но то, что они ее еще не искоренили до конца, очевидно, потому что иначе бы уже тогда никого не арестовывали.

Отец нации

— Как относятся китайцы к собственным лидерам? У нас есть стереотипы про наших вождей: Сталин — жесткий руководитель, жестокий; при Брежневе — застойное, но очень благополучное существование; Горбачев — разрушитель. У китайцев есть метки, по которым они узнают своих лидеров?

— Конечно, есть метки. Обычно китайцы относятся к руководителю, который занимает в данный момент пост, как к "отцу" всей нации. Ругать его нельзя, потому что получается, что ты плохой сын.

В международных делах точно так же. Если человек начинает ругать свою страну — получается, что он плохой человек. Как будто бы сын ругает отца.

У нас национальная черта, кстати, такая: взять и вывернуть свои проблемы, особенно перед иностранцами. Не знаю, зачем это делают.

Если покритиковать у себя на кухне — это одно. Но когда это рассказывают иностранцам — зачем? Показать, что мы такие несчастные, убогие?

Это всё очень плохо воспринимается в Китае. Если человек начинает ругать свою родину, рассчитывая вызвать симпатию или сочувствие, — на самом деле он вызовет только отторжение. К нему будут относиться как к ненадежному человеку.

Если говорить о маркерах, то самый великий человек в Китае — это Мао Цзэдун. Я выяснял у китайцев, почему они его считают самым великим. Говорю: "Он же допускал много ошибок, и много людей погибло от голода и прочего". Они сказали, что он начал строить социализм, то есть полностью изменил общественно-политический строй. Китай встал на рельсы современного государства. Мао Цзэдун заложил основы для развития современного Китая. Второй по величине человек — это Дэн Сяопин. Дальновидный лидер, который заложил основы экономического процветания.

То есть Мао Цзэдун заложил основы политического развития, а Дэн Сяопин — экономического развития.

Сейчас все хвалят Си Цзиньпина, потому что он действующий лидер. Всем нравятся жесткие меры по борьбе с коррупцией, поэтому считается, что он современный мощный лидер. Китайцам нравится, как он противодействует США, не боится вступать с ними в спор. Не идет на конфликт, но и не боится его. До него лидеры были более дипломатичные. Когда были голосования в ООН, они воздерживались от конфронтации. Сейчас Китай уже набрал силу, чувствует себя достаточно уверенно, и это вызывает прилив патриотизма.

Беседовала Дарья Митина

К публикации подготовила Марина Севастьянова

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.