Пьяные за рулем - проблема. Усложнение проверок - еще большая

Почему миграции не видно ни конца, ни края? Отличаемся ли мы в этом отношении от Европы? Чем?… Что делать с пьяными за рулем? Да и что значит пьяный? Как с этим в других странах? Больше ли случается ДТП там, где разрешен стакан вина? Как определить степень допустимого?


"Необычная неделя" с Инной Новиковой и Юрием Зининым

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал старший научный сотрудник Центра ближневосточных исследований МГИМО Юрий Зинин.

Читайте начало интервью:

НАТО — Турция: кто кому больше нужен

Прибалтика в ожидании нападения. Когда надоест?

Как Майдан повлиял на Ближний Восток

Россия в миграционной политике повторяет ошибки Франции

— Юрий Николаевич, в Европе продолжается и даже усиливается миграционный кризис. На ваш взгляд, нам это тоже грозит? Или у нас несколько по-другому?

— У нас все-таки немного по-другому. Мы долго жили в одном государстве. И есть еще один момент для позитива. У наших республик при разрыве практически не было конфликтов. Только отдельные очаги, но это везде есть. Мы разошлись со среднеазиатскими республиками мирным путем. И с кавказскими в общем и целом, кроме Грузии.

— С Грузией сначала тоже никаких проблем не было.

— Ну да, это у них уже потом разногласия с Абхазией и Южной Осетией начались… Здесь, конечно, есть такой немаловажный фактор, что во многих (практически всех) странах были конфликты при разделении, объявлении независимости бывших колоний. Когда Алжир с Францией разошлись, там вообще была восьмилетняя война. Где-то два миллиона человек было убито.

Еще там была очень большая прослойка европейцев, которые бежали из этих стран и лишились всего. В других странах тоже были похожие истории. И, конечно, остались очень сильные занозы. Понятно, что были теракты на этой почве во Франции. Они, конечно, создавали и создают очень большой внутренний очаг напряженности. Слава Богу, у нас все-таки не было такого.

— Но у нас хватило своих бед.

— Я не хочу, конечно, упрощать ситуацию, но в принципе не было такого совсем уж страшного у нас. Я очень много ездил в советское время по союзным республикам. В Узбекистане, Таджикистане довольно высокий сельскохозяйственный уровень уже был, вообще колоссальный в то время. Хлопок — это была основа всего. Там были налаженные, вполне современные хозяйства, машины и все остальное.

Там не было какого-то острого дефицита. Почему потом многие бежали и сейчас едут к нам на работу? Потому что там разрушены все эти хозяйства сейчас, поэтому не стало работы. А до этого там люди поколениями жили, они не испытывали такого дискомфорта. Они говорили на родном языке, у них были своя культура, школы… Все у них было.

У них не было ощущения, что они под гнетом находятся. Его и не было, наоборот. У нас же не было каких-то конфликтов с этими национальными республиками, правильно? Поэтому у нас все-таки в проблеме иммиграции нет такого настораживающего компонента, острых разногласий и неприятия. Но история постоянно начинает повторяться. И все это настораживает.

— Юрий Николаевич, недавно вся страна недоумевала и обсуждала новую медицинскую справку для водителей. Теперь, чтобы ее выдать, будут проводить какие-то сложные исследования на определение хронического алкоголизма, в результате чего стоимость справки вырастет до пяти, а то и до семи-девяти тысяч рублей. Даже президенту пришлось это комментировать. И сразу же была уволена директор Института Сербского, которая эту справку утвердила. Как вы оцениваете это событие? Вроде бы как проблема решена — такую справку требовать не будут. Но получается, что хронические алкоголики могут выдохнуть.

— Иногда рвение людей на службе может принести определенные потери, нанести ущерб многим людям нашей огромной страны и самой стране.

— Вы сами автомобилист?

— Да. И мне пришлось ездить не только по нашим дорогам. Я работал во многих ближневосточных странах, наблюдал, как там ездят, как там готовят и прочее. В какой-то мере я столкнулся с французской системой, потому что мне пришлось пересдавать экзамены на права, советские права не признавались за рубежом.

И я сдавал экзамен в одной местной школе в Алжире. А там сильное очень влияние Франции во всех областях культуры, быта и всего остального. Понятно, что я сдавал на французском, рассказывал правила и т. д. Но там все очень просто, поставлено все на сугубо практичную основу.

Люди во Франции и в других средиземноморских странах, как правило, обедают с вином. Это обычная практика. И садятся за руль. Вопрос только в том, сколько ты выпил. Там говорится, что не больше стакана такого-то вина.

Для меня было удивительно, как это так, как они могут это контролировать? Оказывается, человек может сам себя контролировать и, как это делать, описано в правилах. Во французской системе это так. И несмотря на то, что почти все там садятся за руль после стакана вина, какого-то обилия наездов и столкновений я там не наблюдал. И в общем-то, по статистике, вроде бы у нас количество ДТП довольно значительнее, хотя употребление строго запрещено.

Правда я слышал выступления наших комментаторов, что сегодня у нас количество ДТП меньше, чем на Западе. Хотя там скорость обычно бывает разрешена большая. В общем, думаю, что прежде всего нужно говорить о культуре вождения. А если человека постоянно держать на коротком поводке, запугивать, то вряд ли это приведет к хорошему результату.

— В предполагаемой системе имелось в виду, что этот анализ должен выявлять и отсеивать хронических алкоголиков. Просто их все-таки не так много за рулем.

— Но такой человек может перед анализом сделать перерыв, и это уже не проявится. Так что этот момент тоже очень спорный. А другой вопрос, что в конечном счете, наверно, должен будет нести ответственность тот человек, который что-то совершил. А заранее все предусмотреть все равно невозможно, сколько бы справок ни вводили.

Читайте продолжение интервью:

Гибридная война: фейки разоблачены, осадочек остался

У боевиков вдов нет. Почему?

Сирия уже давно живет мирно

Израиль и Палестина — история конфликта с библейских времен

Евреи — арабы: вечные вопросы без ответов

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев