Дело "Лайф-из-Гуд" — "Гермес" — "Бест Вей": выступил второй "миллиардер" и клиенты первого

Обзор выступлений свидетелей по делу "Лайф-из-Гуд" — "Гермес" — "Бест Вей"

20:00

25 апреля и 16 мая Приморский районный суд города Санкт-Петербурга, рассматривающий по существу уголовное дело № 1-504/24, связываемое с компаниями "Лайф-из-Гуд", "Гермес" и кооперативом "Бест Вей", провел очередные, шестое и седьмое по счету, заседания, посвященные допросу свидетелей обвинения и лиц, признанных следствием потерпевшими в рамках судебного следствия по делу (обзоры предыдущих заседаний публиковались ранее).

Обзор выступлений свидетелей по делу "Лайф-из-Гуд" — "Гермес" — "Бест Вей"

На обоих заседаниях были заслушаны показания граждан, признанных потерпевшими. Показания приводятся по аудиозаписи, имеющейся в распоряжении редакции, и стенограмме, которую вела сторона защиты.

Справка

Предварительное расследование уголовного дела осуществлялось ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. На скамье подсудимых — граждан: Анна Высоцкая (за полгода до ареста уволилась из "Лайф-из-Гуд", до августа 2021 года работала ивент-менеджером "Лайф-из-Гуд", в СИЗО более двух лет), Александра Григорьева (директор одного из "технических" юрлиц "Лайф-из-Гуд", в СИЗО более двух лет), Михаил Измайлов (предприниматель, в СИЗО более двух лет), Елена Соловьева (главный бухгалтер ООО "Эксперт", в СИЗО более двух лет), Альмира Гильберт (неработающая, в СИЗО с 2023 года), Дмитрий Мазанов (предприниматель, в СИЗО с 2023 года), Анатолий Наливан (предприниматель и региональный уполномоченный кооператива, в СИЗО с 2023 года), Денис Шишко (предприниматель, в СИЗО с 2023 года), Дмитрий Выдрин (неработающий, под домашним арестом) и 83-летний отец Романа Василенко, основателя компании "Лайф-из-Гуд" и кооператива "Бест Вей", Виктор Василенко (пенсионер, под запретом определенных действий). Начиная рассмотрение по существу, Приморский районный суд продлил всем подсудимым меры пресечения на полгода, что оспаривается адвокатами в вышестоящих судах.

Всем подсудимым предъявлены обвинения как в мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ) и создании финансовой пирамиды (ч. 2 ст. 172.2 УК РФ), так и в организации преступного сообщества (ч. 3 ст. 210 УК РФ). Их, а также гражданских ответчиков — прежде всего кооператив "Бест Вей" — защищают почти два десятка адвокатов.

В уголовном деле 221 лицо, признанное следствием потерпевшим, предъявляющее претензии как к компании "Гермес", так и к кооперативу "Бест Вей" (для сравнения: у компании "Гермес" не одна сотня тысяч клиентов в России, у кооператива "Бест Вей" — около 20 тыс. пайщиков). Общая сумма ущерба в уголовном деле — 282 млн рублей, при этом на счетах кооператива арестовано около 4 млрд рублей, примерно столько же арестовано на счетах частных лиц.

Еще один "миллиардер"

Признанная следствием потерпевшей Московская — одна из двух потерпевших, заявивших моральный ущерб на 1 млрд рублей (первый из таких потерпевших -Владислав Логинов). Она была как клиентом компании "Гермес", так и пайщиком кооператива "Бест Вей". Из подсудимых никого не знает, но видела Мазанова на одном из мероприятий.

Узнала о "Гермесе" и кооперативе в 2018 году, вступила в кооператив "Бест Вей". Внесла вступительный взнос 2 тыс. евро — по ее словам, через третье лицо. Потом вносила средства в течение четырех лет — паевые и членские взносы отображались в личном кабинете. Вносила платежи — 10 тыс. паевые взносы плюс 2 тыс. членские вносы. Хотела приобрести двухкомнатную квартиру.

Также внесла средства на счет "Виста" — около 800 евро. Деньги не снимала — "потому что снимать было нечего".

Писала заявление в правление кооператива о возврате средств из кооператива — но ответа, по ее словам, не получила. По "Гермесу" обращалась с личной претензией к тому, кто переводил ее средства, в компанию не обращалась. Получила информацию, что вывод средств невозможен из-за того, что российская платежная система компании обрушена ее петербургским сисадмином, разместившим в качестве заставки предложение обратиться в правоохранительные органы.

Оказалась в хейтерском чате, где ей посоветовали обратиться в полицию. Пошла в правоохранительные органы, "потому что ждать уже было нечего". Заявляет сумму материального ущерба в 710 тыс. рублей по кооперативу "Бест Вей" и 711 тыс. рублей по компании "Гермес".

Моральный ущерб в 1 млрд рублей объяснила суду тем, что хотела купить квартиру за 4 млн рублей в ипотеку, а сейчас эта квартира стоит 15 млн рублей.

На судебном заседании представитель кооператива заявил, что кооператив готов ей вернуть 394 тыс. рублей — то, что полагается по договору с кооперативом, однако Московская с этой суммой не согласна: настаивает на возврате как паевых взносов, так и вступительного и членских, хотя они по договору с кооперативом не подлежат возврату, "потому что эти взносы незаконные".

"Прежде всего Московская сообщила суду недостоверную информацию о передаче вступительного взноса в кооператив через посредника, — подчеркивают адвокаты. — Кооператив не принимал взносы через третьи лица — в соответствии со 115ФЗ, и вступительный, и членские взносы в кооператив перечислялись только лично. Что касается требования возврата членских взносов: чтобы признать взносы в кооператив незаконными, нужно добиться признания незаконным договора с кооперативом — а этого нет. Кооператив также не признан незаконным. То, что Московская не смогла купить квартиру, связано с проблемами, с которыми столкнулся кооператив из-за действий правоохранительных органов, — оснований для обвинений в мошенничестве нет никаких. Невозможность вывода средств со счета "Виста" компании "Гермес" также связана с нарушением ее нормальной деятельности — разрушением российской платежной системы, Московская напрасно отказалась урегулировать вопрос возврата средств с самой компанией".

Клиенты потерпевшего Логинова

Признанная следствием потерпевшей Холопова была клиентом только "Гермеса". Никого из подсудимых не знает, узнала о компании "Гермес" от хорошего знакомого, которым оказался потерпевший Владислав Логинов. Стала клиентом в 2021 году: захотела заработать на инвестировании. О кооперативе "Бест Вей" ничего не знает.

Вкладывала в "Гермес" путем перевода на личный счет Логинова. Перевела 100 тыс. рублей на его счет в "Тинькофф", заплатила большую комиссию. Средства сразу отобразились в личном кабинете. Средства, по ее словам, не снимала — копила. Логиновым ей были обещаны хорошие проценты и безрисковость вложения. Контракт ее в "Гермесе", согласно материалам дела, — 10 тыс. евро.

При этом заявила материальный ущерб только 103 тыс. рублей. В досудебном порядке урегулировать ситуацию не пыталась, к своему консультанту Логинову утверждает, что не обращалась — сразу пошла в полицию. Написала заявление на куратора Логинова Маланчука (см. показания Логинова) — хотя лично с ним незнакома, а также на "холдинг "Лайф-из-Гуд"".

Заявление подавала руководителю следственной группы Сапетовой. На вопрос, почему именно и лично ей, ответ был: "Не скажу". На уточняющий вопрос адвокатов, откуда стала известна фамилия Сапетовой, ответила: "Кто-то подсказал".

"Холопову привел в "Гермес" Логинов как консультант "Гермеса", он гарантировал ей доходность и безрисковость, деньги она передавала ему, однако — удивительное дело — заявление она написала не на него, а на его куратора в системе продаж "Лайф-из-Гуд" Маланчука, — подчеркивают адвокаты. — И написала заявление непосредственно Екатерине Сапетовой — в "основной" период предварительного расследования руководителю следственной группы, а затем ее ключевому участнику. Здесь явно не обошлось без самого Логинова — одного из "главных" свидетелей обвинения и, можно сказать, соучастников следствия — судя по тому, сколько следственных действий было проведено по подписанным им ходатайствам. Вероятнее всего, Логинов был и организатором подачи заявления в правоохранительные органы, и обеспечил контакт с Сапетовой".

Кроме того, отмечают адвокаты, Холопова по непонятным причинам заявляет ущерб 103 тыс. рублей, притом что контракт у нее был на 10 тыс. евро. Она на самом деле выводила деньги, отказалась об этом сообщить суду, но не хочет заявлять "лишнее"? "Но это в любом случае ложные показания", подчеркивают защитники.

Признанная следствием потерпевшей Логинова — бывшая жена Владислава Логинова (развелись в 2020 году), который и привел ее в "Гермес". С подсудимыми лично незнакома, Мазанова видела в видеороликах "Лайф-из-Гуд".

Хотела вложить средства в жилье, но не было средств на первоначальный паевый взнос. Договор заключался без нее: она просто передала деньги мужу, и он заключил договор с "Гермесом" — по ее словам, через Маланчука. Рассчитывала, по ее словам, на 20% годовых.

При этом Логинов изучал договор и указывал супруге на риски. О том, что он привлек ее в качестве консультанта и получил за это гонорар, не знала. Заявляет ущерб в 71 тыс. рублей. Контракт с "Гермесом", согласно материалам дела, на 10 тыс. евро.

У Логиновой был личный кабинет в "Гермесе", она им пользовалась, самостоятельно выводила средства — вывела 7500 евро. Заявление написала, как и Холопова, лично Сапетовой и так же, как Холопова, на Маланчука и некий "холдинг "Лайф-из-Гуд"".

К бывшему мужу за возвратом средств не обращалась, "так как были в конфликте". В компанию "Гермес" за возвратом средств тоже не обращалась, "так как Логинов сказал, что компании по таким реквизитам не существует". При этом заявление написала по совету бывшего мужа.

Учитывая, что контакт с бывшим мужем сохранен, ряд вопросов был задан о Владиславе Логинове. Он, по словам Логиновой, работает менеджером — сам он в своих показаниях говорил о том, что не имеет постоянной работы и не может оформить постоянную регистрацию, потому, в частности, не смог оформить должным образом заявление о выходе из кооператива. Относительно заявленного им материального ущерба на 1 млрд рублей Логинова заметила, что он испытывает душевные переживания из-за того, что не получилось приобрести квартиру.

"Как видим, Логинов, позиционировавший себя жертвой мошенничества, сам активно привлекал клиентов в "Гермес" за плату и уверял в доходности и надежности этой компании, — подчеркивают адвокаты. -- И был, судя по всему, уверен сам, учитывая масштабы его операций, которые стали ясны во время допроса. Его показания о моральных страданиях, разговоры об отсутствии работы, доходов, жилья также скорее всего недостоверны. Что же касается показаний Логиновой, то так же, как и у Холоповой, написание заявления лично Сапетовой, участие в уголовном деле с ущербом в 71 тыс. рублей, притом что она получала доходы, и, видимо, немалые, со своего счета и выводила средства, выглядит как специальное накручивание количества потерпевших и создание обвинения на пустом месте".

Без подтверждений

Признанная следствием потерпевшей Шайхутдинова подсудимых лично не знает, но видела их фото в журнале компании "Лайф-из-Гуд". Знает все три организации — от подруги, которая привела ее в "Гермес": предложила вложить средства в эту компанию для того, чтобы накопить деньги на приобретение квартиры. Требует более 3,7 млн рублей. Заявление написала на "холдинг "Лайф-из-Гуд"" и своего консультанта Васильеву.

Договор с "Гермесом" заключила в 2019 году. Более 2,8 млн рублей внесла наличными через консультанта, более 800 тыс. — безналом. Подтверждающих документов по наличным деньгам не имеет, утверждает, что был свидетель передачи. Деньги на счете увидела сразу. Прибыль, по ее словам, начислялась — на сумму за вычетом ажио.

Деньги, по словам Шайхутдиновой, можно было снять, но нужно было ждать, что кто-то пожелает средства внести — в связи с этим указывает на так называемый обменник подсудимого Измайлова, который ей активно рекламировали.

За весь период сняла со счета 13 600 евро. Выписку по снятию средств не сделала. В марте 2021 года сняла в последний раз. Говорит, что счет ей компания заблокировала, когда она написала заявление в правоохранительные органы. Но и до этого были проблемы с выводом — из-за СВО: выводить средства, по ее словам, получалось с трудом.

В феврале 2022 года увидела, что сайт скомпрометирован и появилось объявление о том, что нужно обращаться в правоохранительные органы. После этого получила в чатах информацию, что можно вывести с помощью перевода на другие кабинеты, но сама этим способом не пользовалась.

"Мы уже в который раз видим отсутствие подтверждающих документов и предложение поверить рассказу лица, признанного следствием потерпевшим, о его вложениях и задолженности компании по отношению к нему, — подчеркивают адвокаты. — При этом достаточно объективный рассказ о работе иностранной компании "Гермес" с российскими клиентами, которая продолжалось даже после начала СВО. Механизмы получения средств использовались даже после целенаправленного обрушения российской платежной системы. А блокировка счета со стороны компании — вполне логичное действие после того, как лицо отказывается от урегулирования спора в гражданско-правовом порядке и обращается к взысканию с помощью уголовной юстиции. Таким образом, мы не видим события преступления".

Адвокат в роли потерпевшего

Признанный следствием потерпевшим Османов, как он сам представился, адвокат по уголовным и гражданским делам. Он был только клиентом компании "Гермес", хотя планировал вступить и в кооператив "Бест Вей", накопив средства на квартиру в "Гермесе" — планировал приобрести квартиру стоимостью около 10 млн рублей. Подсудимых не знает.

3,843 тыс. рублей передал своему консультанту по частям в наличной форме, 2,7 млн рублей перечислил в безналичной форме. Общая сумма внесенных средств — 6,54 млн, документальные подтверждения транзакций не вполне стыкуются с его показаниями.

Кабинет в "Гермесе" видел, денежные средства выводил. Снял примерно 450 тыс. рублей. На счете, по его словам, было 130 тыс. евро: 70 тыс. евро его собственные средства, остальные — инвестиционное плечо, которое было ему предоставлено. Пытался урегулировать вопрос с возвратом средств — связывался с консультантами путем эсэмэс, но урегулировать ситуацию не удалось.

Невозможность снять средства со счета в "Гермесе" повлекла, по его словам, тяжелые последствия: пришлось брать кредиты, потому настаивает на возмещении еще и морального ущерба — 10 млн рублей. Претензии предъявляет к кооперативу, так как кооператив, по его словам, был приманкой для обмана.

На вопрос адвокатов к Османову, не кажется ли ему, что, предъявляя претензии к кооперативу, он предъявляет претензии ко всем пайщикам и их деньгам, а не к подсудимым, внятного ответа не дал.

"Как и у многих других лиц, признанных потерпевшими, показания Османова не вполне стыкуются с документами, которые он представил суду, и документами, имеющимися в уголовном деле, — подчеркивают адвокаты. — А его заявления о том, что кооператив должен ответить средствами пайщиков, которые вообще не имеют никакого отношения, лишены какой бы то ни было юридической логики. Отвечать своими паями могут только конкретные пайщики, признанные виновными, но не кооператив в целом".

Двое друзей заявили на третьего

Признанный следствием потерпевшим Мокичев был только клиентом "Гермеса", подсудимых не знает. О "Гермесе" узнал от друга, с которым дружили 16 лет. Перевел ему 100 тыс. рублей.

Не может пояснить, открывали ли ему счет и видел ли он средства на нем. По материалам дела размер контракта у него 10 тыс. евро: эта информация вызвала у Мокичева удивление. Про кооператив "Бест Вей" никогда не слышал.

Никаких процентов не заработал, снять деньги не пытался. Когда начались сложности, написал заявление в полицию в Гатчине. Ущерб заявляет 100 тыс. рублей плюс 17 тыс. (6,8% годовых в Сбербанке). Пытался подать гражданский иск на друга, но потом вошел в уголовное дело в качестве потерпевшего и гражданское дело приостановил. Преступником считает своего друга.

Признанный следствием потерпевшим Каптирмов — второй из трех друзей, друживших 16 лет, так же, как и Мокичев, написал заявление на третьего своего друга — консультанта, сотрудничавшего с "Гермесом". Подсудимых не знает.

Вложил 100 тыс. рублей, а потом еще 10 тыс. рублей. Счет свой видел, "но ничего там не понял: какие-то залоги, займы — я думал, что все эти деньги — мои". Прибыль не снимал. В кабинет время от времени заходил вместе с третьим другом.

С заявлением в правоохранительные органы обратился после того, как в полицию вызвали его и его друга. Письменные претензии в досудебном порядке никому не писал. Заявляет претензии на 110 тыс. — но подтверждающих документов нет: "Отдать деньги должен друг".

"Претензии двух друзей выглядят по крайней мере логично: средства у них принимал их друг-консультант, управлял счетами он же, значит, с ним и нужно вести разговор о возврате средств, — отмечают адвокаты. — Нелогично обращение по этому поводу в структуры уголовной юстиции. Это правовой спор между двумя клиентами и их консультантом".

Лукавые требования

Признанная следствием потерпевшей Душкина была только клиентом "Гермеса", подсудимых не знает. В "Гермес" ее привела знакомая: консультант, работавший с этой компанией. Доход, по ее словам, ожидала от 20%, однако заявила суду, что документально прибыль нигде не гарантировалась: консультанты говорили только о возможном ее получении.

Положила на счет "Виста" 590 тыс. рублей частями в 2021 и 2022 годах (250, 40 и 300 тыс.), деньги отдавала сначала наличными при встречах в метро, потом переводом на карту. Требует возврата внесенных средств, а также возмещения морального ущерба.

В кабинете видела все пополнения и снятия, деньги снимала — до февраля 2022 года, когда сайт был сломан и появилось сообщение от сисадмина российской платежной системы компании "Гермес" с призывом обращаться в полицию. Обратилась в правоохранительные органы в марте 2022 года.

Согласно материалам дела, у нее был контракт на 19 тыс. евро, для заработка использовалось так называемое инвестиционное плечо — то есть чужие средства.

Обратилась в полицию по информации из хейтерской группы. Гражданский иск к "Гермесу" не подавала. В заявлении в правоохранительные органы указывает, что ущерб ей причинили компании "Лайф-из-Гуд" и "Гермес".

"Ложкина требует возврата средств — но не пояснила суду, сколько она заработала, пользуясь средствами на счете "Виста", — подчеркивают адвокаты. — Точно ли есть основания для претензий компании "Гермес" — тем более претензий в мошенничестве, или вложенные средства вернулись с лихвой? В этом нужно разбираться в гражданско-правовом порядке — чего Ложкина даже не попыталась сделать".

Какой путь проще

Признанная следствием потерпевшей Седова никого из подсудимых не знает. Была только клиентом компании "Гермес". Обратились к знакомому по поводу выгодного инвестирования, он посоветовал вложить в "Гермес".

Потерпевшей, по ее словам, обещали 20-40% годовых: обещал консультант Белов, который рассказывал, что много заработал с помощью "Гермеса". Внесла более 300 тыс. рублей наличными и более 500 тыс. безналичными.

Доступ в кабинет имела до января 2022 года, потом ей сказали, что "все". Консультанты объяснили, что у компании проблемы с Центробанком.

Обратилась в правоохранительные органы, потому что "проще было обратиться в полицию, чем искать компанию". Заявление писала на компанию. Снимала три раза по 100 евро. Требует возврата суммы за вычетом 300 евро.

"В действительности самый простой и быстрый способ взыскать средства с кредитора — обратиться в гражданский суд, — подчеркивают адвокаты. — Граждане, считающие, что через систему уголовной юстиции удастся удовлетворить все их требования чуть ли не "с голоса", без доказательств, сильно ошибаются: на разбирательство в судах уйдут долгие годы, и результат вовсе не гарантирован тем, что эти граждане активно поддержали сторону обвинения".

Соискатели микросумм

Признанная следствием потерпевшей Смирнова была только клиентом компании "Гермес". Подсудимых не знает. Стала клиентом компании "Гермес", чтобы накопить средства для внесения первоначального паевого взноса в кооперативе "Бест Вей".

Заключила договор с "Гермесом" в 2021 году. Общая сумма внесенных средств — 170 тыс. рублей. Поступление денег на счет в компании "Гермес" увидела сразу. Позднее понадобилось вывести 100 тыс. рублей — вывела эти деньги со счета беспрепятственно. Но указывает, что "когда стала просить остаток, счет сразу заблокировали".

Материальный вред она заявляет в 70 тыс. рублей. Заявление написала на своего консультанта "и организаторов".

Признанная следствием потерпевшей Данильченко — клиент только компании "Гермес", хотя знает все три организации — узнала о них от коллег по работе. Перевела 50 тыс. рублей в 2020 году.

Деньги первоначально размешала на счету своего консультанта, чтобы посмотреть, как они "растут", а потом открыла свой счет. На свой счет ни разу не заходила.

Говорит, что подала также на взыскание средств со своего консультанта в мировой суд, но "суд пока не назначен, потому что консультант не забирает почту".

Когда обратилась в полицию по месту жительства, получила отказ в принятии заявления: "Вам надо в гражданский суд".

"Замечание полицейских "Вам надо в гражданский суд" можно сделать эпиграфом ко всему уголовному разбирательству в Приморском районном суде Санкт-Петербурга, — подчеркивают адвокаты. — Это замечание основано на праве, в то время как возбуждение уголовного дела ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области — на абсолютно надуманных умозаключениях, не подтвержденных фактами. В уголовном деле нет события преступления: никто никого не обманывал, нет никаких признаков "финансовой пирамиды". Есть целенаправленная атака на три организации со стороны правоохранительных органов и ряда недовольных лиц, решивших половить рыбку в мутной воде, которая привела к затруднениям в их работе. Рассчитываем на то, что суд восстановит справедливость".

Автор Александр Приходько
Александр Приходько — журналист, внештатный корреспондент Правды.Ру
Редактор Елена Тимошкина
Елена Тимошкина — шеф-редактор Правды.Ру *
Обсудить