Горбачёв и Лукашенко — что общего при всей разнице

Есть ли общие черты в выступлениях народа против ГКЧП и нынешних белорусских протестах? Какие у них кардинальные различия? Как относился народ к Горбачёву? Как белорусы ещё недавно относились к Лукашенко? Что и почему изменилось теперь? На эти и другие вопросы Вадима Горшенина в прямом эфире видеостудии "Правда.Ру" ответил генерал-майор безопасности Евгений Савостьянов.

Горбачёв и Лукашенко — что общего при всей разнице?

Читайте начало интервью:

Евгений Савостьянов: Как я закрыл ЦК КПСС

Протокольное поручение Горбачёва о закрытии ЦК КПСС

Конспиративная встреча перед последним съездом КПСС

— Евгений Вадимович, можно ли сравнить, наложить события, которые происходили в 1991 году, на нашу сегодняшнюю действительность, прежде всего на нынешние горячие протесты в Белоруссии? Не кажутся ли вам похожими эти ситуации?

— Совершенно непохожи, самое главное — по причинам и движущим силам. В Советском Союзе революция началась сверху. Кардинальные изменения власти проводили несколько лет. И только с конца 1988 года появилось революционное движение снизу.

Мы не видим никаких признаков революции сверху в Белорусии. Есть движение снизу, но оно в массе не является революционным. Ведь подавляющее большинство протестующих не хотят изменить политический строй. Они не хотят изменять отношения с Россией.

Просто они не хотят больше его видеть. Они прямо говорят: Надоел! Вот надоел — и всё.

Хотя, честно говоря, Лукашенко для страны сделал немало. Всё-таки 26 лет при нем формировалась белорусская государственность. Его даже можно в значительной степени назвать отцом белорусской государственности.

Конечно, всё это происходило и сформировалось в каком-то искаженном виде, несколько уродливом. Но у него есть несомненные достижения. 26 лет страна спокойно и размеренно становилась на ноги. Огромным его достижением является то, что он умудрялся доить Россию все эти годы, выклянчивать у нее деньги — выпрашивать, выбивать и так далее.

— Это говорит о его эффективности.

— Да, это — огромное политическое умение. Он всё время пудрил мозги нашим руководителям — сначала Ельцину, потом Путину — разговорами типа: "Да как же вы без меня?!", "Да я ж без вас никуда, я ж за вас…",  "Дайте-ка мне ещё деньжат, подкиньте". "Да вот нефть подешевле, да газ подешевле, да таможенные пошлины уберите. Мы ж — вместе".

И в конце концов он всегда добивался огромных скидок и преференций. Да, Россия финансировала Белоруссию. Это — его достижение. Но он надоел белорусам. Надоела его диктатура.

Но и с этим, может быть, народ ещё бы смирился. Но те зверства, которые начали учинять его омоновцы — вот это, конечно, ситуация уже нетерпимая.

Почему он пошел на эту глупость? Ведь он — человек-то совсем не глупый. Почему он пошел на это крайне ошибочное решение, которое поставило его по сути дела в глазах международного сообщества и своих людей вне закона? Это — сложный вопрос.

Поэтому, возвращаясь к сравнению ситуаций тогда в СССР и сейчас в Белоруссии, очевидно, что сходства нет. Там была революция сверху, потом дополненная революцией снизу. Здесь — протестные движения при наличии полной консолидации верхов. Мы не слышали ни одного голоса в белорусских элитах против Лукашенко.

— Все-таки есть одна интересная относительно общая деталь в выступлении народа против ГКЧП и в связи с выборами президента Белоруссии. Ведь по большому счету, народ России и тогда ещё весь советский народ поддержали Ельцина и потом — после подавления путча, потому что ненавидели Горбачева.

Подобная ненависть у многих белорусов есть сейчас к Лукашенко и всей его власти. Плохо только то, что взамен ничего не предлагается. Ни у кого из протестующих нет адекватных лидеров, тем более хоть какой-то программы действий, ничего положительного, позитивного вообще нет, только ненависть и негатив. Это хорошо подходит для разрушения, но ничего хорошего так создать невозможно. Допустим, он уйдет. А что дальше-то?…

— Я бы все-таки был немножко более осторожен к сравнению Горбачева с Лукашенко. Я бы не сказал, что народ так уж ненавидел Горбачева. К нему было какое-то несколько другое отношение.

Чувства близкие к ненависти почему-то было практически у всех, особенно у женской части советского населения, по отношению к его супруге Раисе Максимовне. Я много ездил по стране, и хорошо знаю, что так было повсюду. К ней отношение было какое-то просто иррационально-негативное — ну вот крайняя злость.

А к нему сначала у многих было какое-то восхищение, потом — удивление, потом — утомление, а потом — просто пренебрежение, именно пренебрежение. А ненависти к Горбачеву не было.

Я хорошо помню эти реакции. Он был персонажем массы анекдотов, а анекдоты сочиняют не о тех, кого ненавидят, а про тех…

— …над кем смеются.

— Да — над кем смеются. Примерно так же, по крайней мере, не было ненависти, еще недавно и по отношению к Лукашенко. Даже в начале протестов у подавляющего большинства ненависти не было. Она присутствовала только у каких-то маргиналов. У народа просто именно усталость от него была.

Ненависть появилась, когда появились избиваемые люди, когда силовики стали всех подряд таскать, лупить и так далее. Вот тогда появилась ненависть к нему уже как к жестокому диктатору, врагу народа, можно сказать.

Беседовал Вадим Горшенин

Подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Куратор: Олег Артюков