Эпидемиолог Гундаров: нет смысла делать вакцину от коронавируса

Как проверяют вакцины на безопасность и эффективность, почему коронавирус не опасен и что не так с вакциной "Спутник", рассказал главному редактору "Правды.ру" Инне Новиковой доктор медицинских наук, эпидемиолог, специалист по профилактической медицине Игорь Алексеевич Гундаров.

Сплошные противоречия

— Игорь Алексеевич, в России создали вакцину. Американцы тут же сказали, что русские все сделали не так. Но что плохого в том, что мы первые ее зарегистрировали?

— Адекватно ли оценили вакцины, чтобы ее регистрировать? Здесь можно сорваться в политическую сферу, потому что два крутых президента, Путин и Трамп, соревнуются, кто круче и кто первый сделает вакцину. Наши опередили.

— Есть еще Си Цзиньпин, тоже крутой президент, в чьей стране вообще заварили эту кашу.

— Мы дали вакцине красивое имя — "Спутник". Ассоциация какая? Первый спутник, Советский Союз — лидер в мировой и космической гонке.

Вакцину уже начинают внедрять в широкую практику. У врачей самый важный принцип: primo non nocere ("прежде всего не навреди"), поэтому когда мы слишком активно что-то делаем, не будучи до конца уверены, развиваются ятрогенные болезни, то есть болезни, связанные с ошибкой врачей. Чтобы не было ятрогении при вакцинации, необходимо соблюсти определенные стандарты.

Общество настороженно относится к вакцинации, потому что полоса коронавируса только заканчивается, и мы видели, сколько было ошибок, ятрогенных последствий.

Вакцина необходима, если есть большая опасность, а если опасности нет, то и нет смысла разрабатывать вакцину. Например, в нас живет вирус герпеса, но мы не проводим массовую вакцинацию против него, потому что он нормально с нами сосуществует. При коронавирусе были смертельные случаи, но не так уж массово.

COVID очень слабый: по сравнению с предыдущими вспышками ОРЗ смертность за эти месяцы от пневмонии самая низкая.

В чистом виде он ничем не отличается от обычного острого респираторного заболевания. Нужно следить за динамикой смертности от пневмонии. В этом году она намного меньше, чем в прошлом, а в прошлом намного меньше, чем в позапрошлом. Идет тенденция снижения ОРЗ.

Чтобы внедрить вакцину, существует три этапа проверки на безопасность и эффективность. Коронавирус выявил такую массу проблем, что я ему благодарен. Он выявил нашу неготовность к адекватному поведению в реальных эпидемических ситуациях. У нас два центра занимаются вакциной в основном:

  • новосибирский "Вектор",
  • московский центр Гамалеи.

Так вот, на втором этапе в Гамалеи взяли 38 человек, а "Вектор" взял тысячу человек. А сколько должно быть? Кому верить, Гамалеи или "Вектору"?

Новый министр здравоохранения, Михаил Альбертович Мурашко, в интервью сказал, что изготавливать сейчас экстренно вакцину не надо — это орудие проигранной войны, то есть квазиэпидемия COVID пошла на спад, а мы изготовили вакцину. И неизвестно, будет ли коронавирус на следующий год, и может ли он мутировать.

У нас нет независимого экспертного совета. Вместо этого подбирают специалистов по степени лояльности, которые соответствуют представлениям властей о вирусе.

— Анна Попова, глава Роспотребнадзора, врач. Ее мнение авторитетно?

— На вопрос, есть ли опасность, я цитирую Попову из Роспотребнадзора. В "Констатации эпидситуации" в марте-апреле Попова говорит, что эпидпороги не превышены, "эпидемическая ситуация в стране сохраняется нормальной" и перечисляет 10 основных циркулирующих вирусов, там нет SARS-CoV-2. Тогда по поводу чего такая спешка?

Но у Роспотребнадзора классическое раздвоение личности. Попова говорит: "Эпидемическая ситуация нормальная", — и параллельно: "Ужас! Необходимы маски, перчатки и вакцинация!"

— Маски и перчатки — разве это плохо?

— Они не нужны. Появляются экземы, контактные дерматиты, зуд — следствие ношения перчаток. Маски от вируса все равно, что от комара защищаться в деревне, построив забор. Реальной эффективности защиты с помощью маски не доказано. Если ты заболел, надень маску, а лучше сиди дома.

Рискованная затея

Игорь Алексеевич, вакцина проверена на небольшом количестве людей, и сейчас готовится третий этап. В Москве записалось 5000 человек на проверку вакцины. Насколько это опасно для них?

— Уважаемые друзья, если вам безразлично ваше здоровье, езжайте, вакцинируйтесь. А если вам здоровье важно, тогда потребуйте от здравоохранения, чтобы провели первый этап. На первом этапе проверяется опасность летального исхода. Я протоколы еще не читал: искал, но не нашел.

На втором этапе нужно оценить степень опасности отсроченных или быстрых патологических реакций:

  • покраснение,
  • температура,
  • аутизм,
  • аллергические реакции,
  • анафилактический шок.

Для "Спутника" второй этап провели на 38 людях. Это смешно. Потому что, по законам эпидемиологии, чтобы выявить 1 % осложнений, нужно не менее 100 человек. Представьте, 40 миллионов провакцинировали, тогда 1 % серьезных осложнений — это 400 тысяч, огромная величина. Поэтому нужен не 1 %, а 0,001 %, то есть нужно проверить не менее 100 тысяч людей, чтобы сказать, с какой частотой встречаются осложнения.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовила Марина Севастьянова

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...