Генрих IV — религиозный перебежчик

Основатель династии Бурбонов король Генрих Наваррский, вошедший в историю под именем Генриха IV, с момента своей смерти интересовал потомков, историков и биографов именно неоднозначностью своих политических и жизненных решений. Государственный муж, глава государства в эпоху Реформации, Генрих IV с удивительной для своего времени легкостью шел на компромисс ради достижения текущей цели. Но насколько легкими были его решения и что в глубине души мог испытывать по-настоящему религиозный человек?

Основные достижения Генриха Наваррского лежат в плоскости политики и государственного строительства. Именно этот король чрезвычайно много сделал для своей страны. С его восшествием на престол был положен конец Религиозной войне XVI века во Франции, а Нантский эдикт 1598 года, принятый при Генрихе IV, насколько было возможно в условиях того времени, примирил по сути две разных Франции — католическую и протестантскую.

Генрих Наваррский сумел не только создать сильное централизованное государство, но и осуществить экономический подъем Франции. В 1610 году (год смерти Генриха IV, убитого католическим монахом, близким к иезуитам) уровень сельскохозяйственного производства достиг уровня 1560 года, когда начались религиозные войны. При Генрихе IV был вырыт первый в истории Франции судоходный Бриарский канал, соединивший Сену и Луару.

В годы своего правления Генрих IV при помощи своего талантливого министра Сюлли строил каналы и дороги, покровительствовал земледелию, торговле и промышленности и положил начало французским колониям в Америке. В то же время были и негативные стороны в его правлении: он подготовил торжество абсолютизма, стесняя свободу печати, ограничивая независимость парламента и университета. Это было неизбежно в условиях жесткого противостояния внутри самой страны. Вся жизнь Генриха прошла под флагом борьбы двух религиозных конфессий — католицизма и протестантизма. В результате душу Генриха Наваррского ни одна сторона так целиком и не получила.

Читайте также: Святитель Николай поможет диалогу православных и католиков?

По мнению кандидата исторических наук Игоря Игнатченко, в конце XVI — начале XVII веков говорить о падении авторитета Католической церкви нет никаких оснований. К тому времени научная революция еще не произошла, а влияние католической церкви, как ни парадоксально, только усиливалось. Именно в это время католическое духовенство активно внушал своей пастве страх перед Дьяволом, а в XVII-XVIII веках по всей Европе шла "охота на ведьм". Таким образом, религиозное сознание только возрастало в эту эпоху. Что касается Франции, то падение авторитета католической церкви, в действительности, происходит только во второй половине XVIII века с эпохой Просвещения.

Важной датой в этом смысле является 1560 год, когда на ассамблее Генеральных штатов часть дворянства высказалась за право сеньора на выбор религии для себя и своих подданных. К тому времени дворяне-гугеноты, исповедовавшие кальвинизм, локализовались в юго-западных и южных областях Франции. Свое экономическое положение они надеялись поправить за счет секуляризации церковных владений. Им противостояло католическое дворянство, группировавшееся в северо-восточных и центральных провинциях, где находился домен короля.

Эти дворяне-католики входили в королевский совет и занимали церковные должности, они не были заинтересованы в проведении секуляризации, но в то же время они хотели добиться большей независимости от королевской власти. Между католиками и гугенотами не было огромной пропасти, в то время часто переходили из лагеря в лагерь, меняя свои конфессиональные убеждения. Это была своего рода политическая игра, направленная на получение материальной выгоды.

Генрих IV активно "покупал" крупными взятками влиятельных оппозиционеров, переходивших затем на его сторону и менявших вероисповедование. Собственно такая политика в конечном итоге сильно подпортила бюджет Франции, из-за чего в царствование Генриха IV пришлось почти в три раза повышать налоги, а это привело к народным бунтам в провинциях, которые всегда были верны Генриху IV в период его борьбы за власть. Таким образом, обещание, которое Генрих IV дал простым французам, о том, что "каждый крестьянин будет есть каждое воскресенье курицу", он так и не сдержал. Зато конфессиональных переходов за ним числится шесть, и все они, разумеется, были обусловлены государственной необходимостью.

Читайте также: Скандалы укрепят католиков в вере

При этом довольно сложно упрекать его в непоследовательности, ибо Генрих Наваррский с детства имел дело с обоими вариантами вероучения в собственной семье. Младенцем он был в 1554 году крещен как католик, но воспитывался под влиянием протестантизма с 1559 по 1562 годы (его мать была ревностной кальвинисткой). По воле своего отца Генрих исповедовал католичество с июня по декабрь 1562 года. Затем в период с 1562 по 1572 годы он снова исповедует протестантизм, а после Варфоломеевской ночи в 1572 году по принуждению вынужден стать католиком. Однако после своего бегства из королевского двора в 1576 году Генрих снова возвращается к протестантизму. Наконец, в 1593 году он окончательно обращается в католицизм.

"Париж стоит мессы" — эти слова часто приписывают Генриху IV, и они ярко характеризуют суть происходившего тогда. Генрих Наваррский был искусным политиком, свободным от религиозных догм. Принятие католичества стало для него политической сделкой — французская корона в обмен на религию. С другой стороны, некоторые историки даже называют Генриха королем-экуменистом, стремившимся примирить различные ветви христианской Церкви и их взаимно обогатить, и тем самым положительно оценивают его религиозные переходы.

Любопытен тот факт, что для самого Генриха никогда религия не имела решающего значения. Некоторые историки считают, что он был готов принимать христианское вероучение в интерпретации любой конфессии и обнаруживал такую веру в Провидение, что его можно было упрекнуть в грубом фатализме. Существует мнение, что он был, в первую очередь, талантливым политиком, пытавшимся по мере возможностей выправить тяжелое положение Франции, в котором эта страна оказалась после многолетней гражданской войны. Хотя списывать со счетов личные амбиции Генриха Наваррского все же не стоит.

Читайте также: Добрый король Анри нашел свою голову

Обозреватель "Правды.Ру", кандидат исторических наук Вадим Трухачев отметил, что многие немецкие князья, венгерские и чешские дворяне конкретной политической цели поступали аналогичным образом и не оглядывались на религиозные догмы. Франция в Европе на тот момент была самым крупным государством, где перед началом правления Генриха IV пресеклась династия Валуа. И перед ним первой стояла банальная необходимость усидеть на троне.

Современник Генриха, Максимильен де Бетюн, впоследствии герцог Сюлли, глава французского правительства при Генрихе IV, был воспитан в протестантской вере и с ранних лет сопровождал Генриха (еще до того, как тот стал королем Франции). Ревностный кальвинист и проницательный политик, именно Сюлли убедил Генриха принять католичество как необходимое условие восшествия на престол.

Действия короля диктовались советами Сюлли, который имел на него огромное влияние на протяжении всей его жизни. В своих мемуарах Сюлли полностью поддерживает политику Генриха, выступает его апологетом, что вполне понятно. Но наиболее непримиримые из гугенотов, такие как Дюплесси-Морне, открыто выступали против методов Генриха, осуждали его за порочащие короля связи и бесконечные переходы из одной конфессии в другую.

Читайте также: Пыточные процедуры для… королей

Тем не менее, Генрих поступал именно так, как считал нужным, не слишком переживая за свою репутацию и состояние души. Он был, в первую очередь, королем, а не религиозным фанатиком. Его частная жизнь позволяет предполагать, что понятие греха не слишком занимало его, учитывая результаты брака с Маргаритой Валуа, многочисленные любовные связи и достаточно наплевательское отношение к последней воле матери. Но его посмертная репутация "доброго короля Анри" во многом зиждется на ничтожности его потомков, а веротерпимость, старательно прививаемая Генрихом в годы его правления, впоследствии начала угрожать Франции внутренним расколом.

Окончательно результаты религиозной политики Генриха IV были ликвидированы Людовиком XIV, отменившим Нантский эдикт. Можно долго спорить о том, кем он был на самом деле, но для французов он был и остается человеком, воплотившем все достоинства и все недостатки Франции.

Читайте самое интересное в рубрике "Религия"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Лишние детали вашего авто
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Приживалки Запада: чем гордятся украинские эмигранты
Южные регионы наименее готовы к зиме - Мень
Тайная цель Трампа: что стоит за американскими нападками на Россию
"Собчак на выборах может понести, и ее не остановишь"
Распад СССР: выиграл только Азербайджан
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Распад СССР: выиграл только Азербайджан
Операция "Преемник": за что Назарбаева назвали животным
ООН признала: мы обвиняем Россию на основании статей в СМИ
"Собчак на выборах может понести, и ее не остановишь"
В случае войны флоту Украины не поможет "волчья стая"
Раскрыта тайна смерти Василия Шукшина
Распад СССР: выиграл только Азербайджан
Распад СССР: выиграл только Азербайджан
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Западные СМИ поражены: Путин "похоронил" Ким Чен Ына санкциями
Восточный орнамент: Киргизия уйдет от казахов к узбекам
Распад СССР: выиграл только Азербайджан
Ямал продолжает проваливаться в газовые воронки