Райхельгауз: спектакль - это спортивная игра

Главный редактор "Правда.Ру" Инна Новикова выясняет у народного артиста Российской Федерации, создателя и художественного руководителя театра Школа современной пьесы Иосифа Райхельгауза, как работают артисты в условиях самоизоляции и в отсутствие зрителей.

Иосиф Райхельгауз о театре, школе и самоизоляции

— Иосиф Леонидович, карантин для театра, самоизоляция для актеров — это нечто новенькое даже в вашей жизни, в которой чего только не было. Как надо мотивировать актеров, чтобы они думали о творчестве?

— Конечно, артистам нужны зрители. Им нужны аплодисменты, нужно дыхание зала, им нужно, чтобы кто-нибудь, если он очень хорошо играет, подарил цветы. А когда пусто — это пусто не только в зале. До недавнего время мы работали, остановились вместе с указом президента не ходить на работу. Мы работали и даже сделали спектакль.

Мы вдруг обнаружили, что лет 90 тому назад была написана одна гениальная пьеса, которая соответствует сегодняшней ситуации. Пьеса драматурга Карела Чапека называется "Белая болезнь".

Буквально в один день мы смонтировали запись. Сегодня это можно увидеть, набрав в Интернете адрес официального сайта московского театра "Школы современной пьесы". Вы увидите спектакль, который артисты читают с текстом в руках. Это удивительно актуальная пьеса, при том что она противоречит нашим установкам, поскольку мы ставим только то, что пишется для нас сейчас нашими знаменитыми прекрасными прозаиками.

— У вас пьесы только российских авторов.

— Да, те, кто пишут по-русски. Тем не менее, материал оказался настолько мощным, что мы решили сделать. Тем более, что Александр Минкин сделал адаптацию к сегодняшнему дню, убрав всякие там "сеньор", "ваше превосходительство", какие-то другие признаки времени. Зато все остальное оказалось очень-очень живым и мотивированным.

— Артист читает, сидя дома, какие-то роли, а потом все это можно смонтировать?

Можно. Театр, потому и театр, что столько тысячелетий он переживает и кино, и телевидение. Это живой контакт. Живой контакт человека, который пришел в зрительный зал, и человека, который в этот момент говорит, чувствует, мыслит на сцене. У "Школы современной пьесы" очень много работы. У нас набрался большой архив. Уже многих артистов нет в живых. Скажем, спектакль "А чой-то ты во фраке?" играют Полищук, Филозов и Петренко. Выдающие артисты. Или спектакль "Уходил старик от старухи", где играют Мария Владимировна Миронова и Михаил Андреевич Глузский. Спектакли, где играют Лев Дуров, Сергей Юрский.

"Школа современной пьесы"

27 марта нашему театру исполнился 31 год. За это время в труппе прожили свою жизнь до последнего дня выдающие русские артисты.

Да и сегодня труппа сильнейшая. Я горжусь, потому что большинство труппы — либо мои друзья, мои одноклассники, однокурсники по ГИТИСу.

Ирина Алферова — моя однокурсница. Мои товарищи: Александр Галибин, Татьяна Васильева, Елена Всеволодовна Санаева. Грандиозная группа. Володя Шульга, Юра Чернов. Юра, Володя — народные артисты России.

— Почему об ушедших актерах вы говорите: "спектакль, в котором играют"? Ведь спектакли живут столетиями. И там разные группы. Актеры приходят и уходят, роли меняются, спектакли меняются. Почему играют? Ушел актер — ушел спектакль?

— Пьесы живут столетиями, а спектакли не живут. Спектакль даже от раза к разу будет другой. Вот можете посмотреть один спектакль, а потом прийти на это же название, с этими же артистами,все будет то же самое, но вы придете через неделю, и вам покажется, что вы смотрите другой спектакль. Другое состояние, другие нервы, другие связи, другие эмоции. Вот поэтому это и театр. Это очень живое…

— Иосиф Леонидович, сколько раз была у вас в театре, всегда видела вас в зале. Вы всегда волнуетесь, как в первый раз?

Да. Это очень важно. Мне очень повезло. Будучи молодым режиссером, я несколько лет работал в замечательном театре "Современник". Тогда это был прекраснейший театр. Мне посчастливилось несколько лет поработать штатным режиссером в театре на Таганке, когда им руководил Юрий Петрович Любимов.

Скажу вам, что Юрий Петрович всегда, на каждом спектакле, стоял в конце зала с фонариком. У него была разработанная система знаков артистам. Он светил себе на ухо — четче, внятнее текст. Быстро мигал фонариком — играть быстрее, ритм более резкий и так далее. Он дирижировал спектаклем. Может быть, я у него этому научился.

О мастерстве режиссера

Мне кажется, что спектакль — это как спортивная игра. Тренер должен стоять у кромки. И артисты должны знать, что режиссер видит, что режиссер видит, где правильно, а где неправильно.

Естественно, в конце каждого спектакля, иногда в антракте я говорю артистам: "Дорогие, вот здесь верно, а здесь неверно".

Почти перед каждым следующим спектаклем мы с актерами репетируем и анализируем, какие были ошибки на прошлом спектакле, что нужно попробовать на этом. Если я в Москве, если не уехал в командировку или читать лекции, естественно, я смотрю все свои спектакли.

— Вы даете актерам какой-то простор для их творчества, их инициативы?

Да, естественно. Каждый спектакль репетируется довольно долгое время. Станиславский считал, что правильное время репетиции спектакля — девять месяцев. Спектакль должен рождаться, как рождается ребенок. Если хороший спектакль — виноват режиссер. Если плохой спектакль — виноват режиссер. Артист никогда не виновен, потому что артиста выбирает режиссер. Роль артисту предлагает режиссер. Мотивирует роль, объясняет, как играть. Можно спорить, можно не соглашаться.

Но, в конце концов, режиссер может сказать артисту: "Извините, вот я так не вижу, я вас не вижу, я приглашаю другого артиста".

Артист тоже может сказать: "Извините, а вы не нравитесь мне как режиссер. Я пойду к другому".

Это происходит в процессе репетиции.

— Вы же можете ошибиться в актере?

— Могу и ошибаюсь регулярно.

— Вы понимаете, что ошиблись, когда идет спектакль, или на генеральной репетиции?

— Если я понимаю, что это моя ошибка, я ее пытаюсь исправить. Естественно, уже на следующем спектакле. В этом большая ценность театра в отличие от кино. В кино исправить ничего нельзя. Я снял довольно много телевизионных фильмов. Вот у меня, например, есть телевизионный фильм, "Пришел мужчина к женщине". Я снимал его в 1989–1990 году, где потрясающе играют Любовь Полищук и Альберт Филозов. Но я как режиссер, когда я монтировал фильм, тогда был первый съезд народных депутатов и мне казалось, что это событие круче, чем сейчас коронавирус. Мои герои ведут какой-то тонкий, психологический диалог, а у меня в это время работает телевизор, радио и там говорят: "Сейчас выступает Ельцин. Сейчас выступает академик Сахаров". Мне казалось, что это намного важнее для зрителя. Время прошло. Молодые люди уже плохо помнят, кто такой Ельцин, а тем более, кто такой Сахаров. А артисты играют замечательно. Но исправить я уже ничего не могу. Фильм мой хороший. Его очень часто показывают по телевидению, но я уже ничего не могу поправить. А если идет спектакль, перед началом следующего спектакля я могу сказать артистам: "Вот здесь надо сделать лучше, интереснее".

Беседовала Инна Новикова

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...