Юрист: в Эстонии из русского ребёнка делают янычара

Как Таллин планирует решить "русский вопрос", почему организаторы "Бессмертного полка" сидят в тюрьме, что такое "стеклянный потолок" для русских и почему в Эстонии хотят ликвидировать все русские школы, рассказал главному редактору Pravda. Ru Инне Новиковой юрист-правозащитник, председатель правления НКО "Русская школа Эстонии" Мстислав Русаков.

Стало только хуже

— Мстислав, 30 лет назад, когда Эстония стала независимым государством, было много информации о нарушении прав русской диаспоры. Что сейчас происходит?

— Ситуация стала только хуже. Смысл в том, чтобы сделать Эстонию эстонской. Например, на момент распада Советского Союза соотношение неэстонцев в структурах власти было пропорционально количеству населения. То есть русских было 40%, соответственно, 40% русских было в департаментах. А сейчас русскоязычное население составляет 30%, а среди государственных чиновников неэстонцев всего 3%. Ключевые позиции в местном бизнесе занимают эстонцы. Есть несколько человек неэстонского происхождения в первой десятке в эстонском Forbes. Но они не русские, а евреи:

  • Берман,
  • Осиновский.

Мы знаем, что евреи везде приспособятся. Русским сложнее сделать карьеру. Среди них больше безработных.

Также местных русских беспокоит героизация нацизма. Мы воспитывались в советское время, когда фашист — это враг. У эстонцев психология другая. Эстонские коллаборационисты, которые во время войны воевали на стороне Германии, 20-я дивизия СС, сейчас стали национальными героями. Всё перевернуто с ног на голову. Потому что был ещё Эстонский стрелковый корпус, который воевал на нашей стороне, освобождал Таллин. Их было немало: понятно, что корпус больше, чем дивизия. Особо их не критикуют, не говорят, что предатели. Просто их как будто нет.

Президент Эстонии заявила, что для нас война закончилась в 1993 году, когда советские войска ушли из Эстонии. Получается, что Эстония воевала на стороне Германии, проиграла, её оккупировали, а потом советские войска ушли.

22 сентября 1944 года Таллин был освобождён от фашистов. То есть для русских это праздник. Для эстонцев это не праздник. И они 22 сентября придумали памятную дату — День сопротивления. Имелось в виду, что эстонские коллаборанты сопротивлялись Советской Армии, в том числе своим же эстонцам из стрелкового корпуса, потому что советское знамя на башне Длинный Герман (главная башня в Таллине, где государственный флаг развевается) повесили два эстонца:

  • лейтенант,
  • ефрейтор.

Россия в 1991 году русских здесь бросила, потому что когда в Эстонии находились советские (уже российские) войска, то с Эстонией можно было договориться о чём угодно. Но это было никому не надо. Сами понимаете, Ельцин был главой государства.

Но нельзя говорить, что русские в Эстонии — это отрезанный ломоть, ассимилировались, выучили эстонский язык, отдали детей в эстонские школы, поэтому пройдёт лет 10-20 и русский вопрос будет окончательно решён, как Эстония в своё время первая отрапортовала Гитлеру об окончательном решении еврейского вопроса. Сейчас она решит ещё и русский вопрос.

Но у нас есть серьёзный маркер в Эстонии — это 9 Мая. На военное кладбище, где находится Бронзовый солдат, приходит огромная толпа людей. Это маркер, что русские сохраняют идентичность.

Это очень беспокоит эстонских политиков. Они считают, что пока русские ходят 9 Мая на кладбище, нельзя сказать, что русские интегрировались в Эстонию. Это воспринимается как враждебный акт. У нас "Бессмертный полк" тоже проходил, и это тоже вызывало очень негативную реакцию местных властей. Юрист Сергей Середенко, один из организаторов "Бессмертного полка", находится в тюрьме с 3 марта этого года. Его обвиняют в оказании содействия иностранному государству в причинении ущерба конституционному строю Эстонии. Он учёный, писал книги. Понятно, когда человек называет режим нацистским, то это вредит имиджу страны.

Русские ещё держатся

— За 30 лет выросло поколение молодых людей, которые учили в школе эстонский язык. Они говорят на нём, как на родном?

— Они, конечно, не говорят на нём, как на родном. В Эстонии пока ещё есть русские школы, и дети там учатся на русском языке. Эстонский язык они изучают как иностранный. И при выходе из этих школ они остаются более-менее русскими.

Ещё есть классы погружения — это когда русские дети (только русские, без эстонских) учатся на эстонском языке. Такая гибридная форма.

Русскоязычных детей, которые учатся в эстонской школе, 10%. То есть 90% сохраняют свою национальную идентичность. 2/3 учатся на русском языке — это большинство. Это головная боль эстонских властей: давайте закроем, наконец, русские школы, чтобы русские дети ассимилировались с детского сада и становились эстонцами, янычарами.

— Если сравнить русских и эстонцев, наверное, русские более эмоциональные, в том числе и дети?

— У меня ребёнок ходил в русский детский сад, а потом мы переехали в другой район. Это был русскоязычный район города, где русских 70%, а в русские садики не попасть. В эстонский — пожалуйста. Пришлось его отдать в эстонский детский сад.

Если в русском саду он был нормальный ребёнок, как все, то в эстонском саду он стал гиперактивным, с точки зрения воспитателей. То есть для русского детского сада норма, когда дети шумные, бегают, кричат, а в эстонском саду это воспринималось как аномалия: он должен сидеть, молчать.

Поэтому когда родители отдают детей в эстонский сад, они свою ментальность теряют. Ребёнок по-русски ещё говорит, но эмоционально он как эстонец — такой зажатый, неэмоциональный. Если ребёнок попадает в эстонскую школу, то, с точки зрения эстонцев, он продолжает оставаться русским. Но в итоге этот ребёнок больше эстонец, чем эстонцы. Потому что он должен доказывать, что он свой, постоянно.

Он начинает стесняться родителей, которые по-эстонски говорят плохо, с акцентом. То есть из ребёнка делают янычара.

Другой фактор — успеваемость, потому что если ребёнок учится на неродном языке, в чужой среде, то он показывает более низкие результаты.

— Какие вы видите перспективы?

— Люди привыкают ко всему, в том числе к дискриминации. В Эстонии понимают, что дискриминация есть. Есть термин — "стеклянный потолок", когда человек не эстонской национальности может расти до определённого момента, а потом "стеклянный потолок", который уже не пробьешь. У русских:

  • хуже позиции на рынке труда,
  • ниже доход.

Встаёт вопрос: как им помочь? Отвечают на этот вопрос очень просто: сделать из русского эстонца. Логика такая: если женщину дискриминируют как женщину — измените пол, станьте мужчиной, тогда у вас всё будет хорошо. Так же и здесь: становитесь эстонцем. То есть борьба с дискриминацией путём ликвидации дискриминируемого меньшинства. Самый простой способ — ассимилировать детей. Ну, а родители когда-нибудь сами все вымрут. Но пока всё держится именно на наших людях, потому что нет помощи от России.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Темы