"Один пояс, один путь" плюс евразийская интеграция

В условиях хаотизации международных отношений, торговых войн и санкционного беспредела китайская инициатива "Один пояс и один путь" выглядит притягательно благодаря духу взаимовыгодного сотрудничества и заманчивой идее "создания сообщества единой судьбы человечества". Несмотря на её популярность во многих евразийских странах, нерешенные противоречия и не развеянные сомнения ещё остаются.

Недавно China National Railway Group обнародовала статистические данные, показывающие рекордные результаты по грузообороту на российском участке "нового Шелкового пути". Так, за первое полугодие 2020 года транзитом через Россию из Поднебесной на европейский континент было отправлено 5122 грузовых состава, что на треть больше по сравнению с прошлым годом. Как ни странно, именно пандемия послужила основным фактором скачка в развитии железнодорожного сообщения между КНР и Европой. В связи с приостановкой авиационных и морских перевозок, грузы медицинского назначения доставляли на поездах. Следует отметить улучшение эффективности и качества перевозок за счёт применения инновационных решений. Например, железнодорожники разных стран получили в своё распоряжение сервис "Цифровой порт", который намного упростил таможенный контроль грузов.

Вскоре после Второго форума "Один пояс, один путь", который прошёл в Пекине весной 2019 года, ряды сторонников этого проекта насчитывали 136 стран и 30 международных организаций. Понятно, что такой массовый успех был бы невозможен без наличия для вовлеченных стран определенных экономических и политических преимуществ.

Сегодня мы являемся свидетелями ломки старой модели глобализации, где господствовали США с их верными "вассалами" как главные её благоприобретатели, и этот болезненный процесс связан со своими издержками.

Как подчёркивают эксперты из Китайской академии общественных наук Син Гуанчэн и Ван Сюэмэй, инициатива "Один пояс, один путь" помогает преодолеть тенденцию к фрагментации в современной международной экономической системе, "заделать трещины в глобализации", региональном сотрудничестве за счёт стремления к взаимосвязанности и упрощению процесса торговли и инвестиций.

По мере её реализации совершенствуются действующие и создаются новые торгово-транспортные коридоры с вовлечением во взаимовыгодную кооперацию многих стран Центральной Азии, Европы и Африки.

"Пояс и путь" не является чётко очерченным проектом: участие в нём не требует следования положениям устава организации и тем более блоковой дисциплины. В перспективе китайские инвестиции в проект могут составить один триллион долларов. Причём, в отличие от Запада с его пресловутым "Вашингтонским консенсусом", Пекин не навязывает свою идеологию и ценности тем, кому выделяет кредиты и оказывает помощь. В качестве примеров реализованных в рамках "Пояса и пути" проектов можно назвать завод по производству легковых автомобилей "БелДжи" в Беларуси, первую высокоскоростную автотрассу в восточной части Африки, первый морской мост на Мальдивах, железную дорогу Момбаса-Найроби в Кении и т. д.

За "интеграцию интеграций"

В своей речи на Втором международном форуме "Один пояс, один путь" президент Владимир Путин сосредоточил своё внимание на позитивных аспектах китайской инициативы: созидательное сотрудничество государств Евразии во имя экономического роста и устойчивого развития, преодоление протекционизма, отсталости и других пагубных тенденций, виновных в росте терроризма и региональных конфликтов.

"Инициатива председателя КНР "Один пояс, один путь" перекликается с российской идеей создания большого евразийского партнёрства, которое именно и предполагает "интеграцию интеграций", — отметил он.

Сложение потенциалов ЕАЭС, ШОС, "Один пояс, один путь" и, возможно, АСЕАН могло бы дать огромный стимул развитию транспортной, энергетической инфраструктуры, торговли, внедрению цифровых технологий, — всё это укрепило бы экономические связи и дух доверия между странами. В любом случае, такая интеграция отвечает их долгосрочным, стратегическим интересам. Например, Россия заинтересована в сотрудничестве с Китаем в развитии Северного морского пути. Совместное строительство "Ледяного Шелкового пути" как самого короткого маршрута, соединяющего Азию и Европу, подстегнёт экономическое развитие Дальнего Востока, Сибири России и Северо-Востока Китая.

Поворот в сторону Евразии

Некоторые эксперты видят в китайской инициативе всё же больше геополитики, чем коммерции. Директор Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН Виктор Ларин полагает, что по мере развития Китаю нужно всё больше сырья и рынков. В мировом развитии наблюдается "крен в континентальную парадигму": по мере снижения интереса к транстихоокеанскому и трансатлантическому интеграционным процессам стал зреть евразийский проект.

"Китайцы повернулись от Тихого океана в сторону континента, в сторону Евразии. Они решают задачи собственного развития за счёт ресурсов евразийского континента", — считает Виктор Ларин.

Расплывчатость инициативы "Один пояс, один путь" имеет как положительные, так и отрицательные моменты.

Востоковед Алексей Маслов видит ключевую проблему взаимодействия России и Китая в рамках "Пояса и пути" в отсутствии понимания о чём эта инициатива — о политике или о коммерции. Ведь она по сути не является организацией, а значит, Китай сам полностью контролирует то, как она должна выглядеть в итоге. Не представляется возможным предложить свои инициативы, поскольку нет соответствующих органов.

Также смущает отсутствие каких-либо серьёзных инвестиций в российскую экономику со стороны Китая, который рассматривает нашу страну как рынок сбыта своих товаров и территорию для их транзита дальше, в Европу. Между тем, Россия больше заинтересована, например, в реиндустриализации своих территорий на Дальнем Востоке.

Возможен ли некий третий путь, означающий отказ от следования в фарватере двух сверхдержав — Китая или США, ставящий Россию во главе нового блока "неприсоединившихся" государств? Ответ вряд ли будет однозначным. Реализация амбициозного проекта большого евразийского партнёрства требует огромных ресурсов и развитых интеграционных связей с потенциальными участниками. Учитывая, что КНР на сегодня самая крупная экономика в мире по паритету покупательной способности, наши планы в Евразии не могут быть реализованы без её непосредственного участия.

Как ответственные игроки на международной арене Китай и Россия способны выстроить нечто большее, чем простое экономическое взаимодействие. Преодоление нынешнего кризиса управляемости мировой системы должно происходить через создание региональных и континентальных коалиций государств, имеющих общие подходы к формированию нового мироустройства, и дальнейшую их интеграцию.

Инициатива "Пояс и путь" отвечает интересам России в той мере, в какой она обеспечивает мирную среду на евразийском континенте. Мы можем рассчитывать на поддержку КНР в решении вопросов, связанных с антипротекционистской политикой, любыми формами односторонних санкций, со снятием или уменьшением тарифных барьеров, укреплением национальных валют и созданием совместных зон свободной торговли.

О сохранении взаимного интереса к проекту свидетельствует прошедшая недавно онлайн-конференция "Какой путь выберут страны ЕАЭС и Китай?".

Министр по интеграции и макроэкономике ЕАЭС Сергей Глазьев подчеркнул важность сопряжения ЕАЭС и китайской инициативы "Один пояс, один путь" в условиях смены мирохозяйственных укладов и ухудшения отношений между КНР и США. Настало время наполнить эту идею прорывными инициативами, способными вывести международное экономическое сотрудничество на новый виток.

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...