Три украинских гетмана: на Украине "не проходит" белорусское единоличие

Почему Украине не нужна сильная рука по "белорусскому" примеру? Рассуждает историк, публицист, редактор рубрики "История" издания "Украина.Ру" Александр Васильев.

Читайте начало интервью:

Есть ли на Украине серьезная политповестка

Чем затянутое перемирие на Донбассе полезно украинским властям

— Если в России мечтают о "сильной руке" правителя, которая только и способна удержать страну в рамках, то украинцам такой президент не очень-то требуется?

— Да. Если говорить о сильной руке, то она как-то ассоциируется с войной. Попытаюсь реконструировать логику: если выберем руку столь слабую, что она не сможет держать меч, то ей придется выполнять мирные договоренности.

Но, пытаясь генерализировать черты Украины, это скорее средняя температура по больнице с коронавирусом. Можно обрисовать три базовые модели того, чего хотят от президента.

  • Первая модель такая же, как и российская, патерналистская, выходящая еще из досоветских времен.

Сильная власть, сильная рука. На Украине ее олицетворял Янукович, которого избрала историческая Новороссия. Именно как сильного лидера — большого, с сильным зычным басом.

  • Вторая часть в определенном смысле зеркалит.

Вот лозунг: "Бандера прийде, порядок наведе". Эти люди не думают о реальном Бандере, который в молодости довольно эффективно руководил подпольный ОУН. Но не более того, он не руководил никакими оккупационными комендатурами — то есть он не менеджер.

— Партизан.

— Даже не партизан, он никогда в лесу не был. Это было молодое поколение украинских националистов, потому что старшее прошло Гражданскую войну, сражалось с поляками, с белыми, красными. Вот это был бэкграунд. А Бандера — человек, который просто. Украинцев объективно в межвоенной Польше очень зажимали. Это был на самом деле квазифашистский режим.

И украинцы придумали своих фашистов, которые должны были быть еще злее польских. Небольшие организации, занимавшиеся терроризмом — убивали польских чиновников и лояльных полякам соотечественников. Попытка Бандеры же руководить закончилась расколом ОУН. Я к чему виду. В его образе невозможно найти администратора, который установит "хорошую власть".

Но это реальный Бандера. А тот, которого на футболках печатают на Украине — это тот же Сталин, только наоборот.

— Мифический.

— Некая мечта о сильной руке, порядке, репрессии к врагам. Типа наших сталинистов, абсолютно идентичные, просто со знаком разным.

То есть первые патерналисты живут на юге и востоке, вторые на западе, а вся "настоящая" такая Украина от Збруча до степи никакой сильной руки не хочет. Она хочет, чтобы власть ее не трогала. Почему удалось им русофобию внедрить — как раз пугали диктатурой, мол, придет Путин и будет почти Северная Корея.

В чем специфика актуального украинского политикума? Только один президент переизбрался дважды.

  • Кравчук досрочно прекратил полномочия, не досидел первый срок.

Уже тогда была угроза раскола Украины, гражданской войны. Уже Донбасс проводил референдумы о русском языке. В России пик противостояния Ельцина и Верховного Совета, и Украина у той же черты. И Кравчуку тогда хватило ума не цепляться за власть. Он назначил досрочные выборы, зная, что их проиграет.

  • Кучма пришел на голосах юга и востока, лозунгах дружбы с Россией.

Но к концу своего первого срока он поменял свой электорат на 180 градусов, избрался голосами Западной и Центральной Украины лозунгами "ЕС, евроинтеграции, НАТО, атлантические интеграции". Обманул систему, но его второй срок закончился первым Майданом. Привел государство в состояние гражданской войны в 2004 году.

  • Ющенко пришел со знаком миссии.

Его воспринимало полстраны, но у ней он был беспрецедентно популярен. Через несколько лет те же люди плевались в его сторону. Ушел с политической арены в небытие.

  • Янукович — срок не досидел.
  • Порошенко мог стать вторым Кучмой — такой он был хитрый и волевой.

Но это ему не помогло, он получил в первом туре меньше 10%. Далее за него уже от безысходности голосовали все бандеровцы — собрал даже меньше тех 25%.

  • А Зеленский когда пришел, сказал, что пришел на один срок.

Обычно во время еды приходит аппетит — но он не изберется дважды. Проваливают каждый раз любого, кто пытается закрепиться у власти. Модель Лукашенко, который бесконечно сидит, на Украине неприемлема.

— Как говорит пословица, "два украинца — три гетмана"… Но ее оборотняя сторона — моя хата с краю. Я знаю лучше власти, как ее устроить, но когда она начинает "обустраивать" меня — моя хата с краю. Уникальный феномен.

— Абсолютно. Но это вот для срединной Малороссии. А вот эти два крыла, раздирающие страну — это "болото" как бы удерживают, две половинки угасли в смоле, но вместе никогда не сойдутся.

Исторические ассоциации

— А на кого из истории Украины похож Зеленский? Была подобная ситуация в истории?

— Буквально экспромтом: был Юрко Хмельницкий, который был сын Богдана Хмельницкого. Его дважды избирали гетманом за счет популярности отца. У Зеленского такого отца нет, но есть этот рейтинг — 75%, сверхпопулярность.

Хмельницкий такую быстро растратил, потому что… многие звали его душевнобольным, но может, он просто был такой добрый, легкого нрава, эмоционально неустойчивый. И вдруг он оказался в эпицентре гражданской войны, куда включены и шведы, и Османская империя, и венгры, и трансильванцы, и Россия, и сама Польша. Такой парень и в таком вареве. Через некоторое время, конечно, все для него печально закончилось…

— А кто после таких лидеров приходит к власти следующим?

— Есть революционный цикл, который задала Французская революция. От начала мягкой революции через террор к реставрации. За Хмельниччиной следует период руин. Все расщепилось на массу лагерей внутри. Когда действительно три гетмана. Один гетман левобережной Украины пророссийский, второй гетман правобережной Украины польский, а еще гетман Дорошенко. Ну а потом приходят внешние силы и наводят порядок.

— Руинирование — это же термин в архитектуре. Некоторые здания сознательно руинируют под старину. И вот сейчас оно было совершено сознательно, и даже внешние игроки продолжают его делать под себя.

— Руина, "разруха" историческая — не одномоментное событие. У поляков есть для той же эпохи понятие "потоп". Шведы переплыли Балтику и буквально смыли польскую государственность. Но ту восстановили уже через несколько лет. Украинская Руина — история на десятилетия. И это состояние поддерживается внешними игроками, стране не дают загнуться. Если же представить, что со всех сторон враги, то страну давно бы "ушатали". Что Запад, что Россия.

— Вот. Не зря руинируют здания, их потом облагораживают, и на фоне хороших зданий исторических особняков и дворцов выглядит красиво. Поэтому такая разрушенная Украина — это хороший фон для геополитических процессов, в которых участвуют все — и Россия, и Запад на равных на самом деле участвуют.

— Запад научился извлекать выгоду. Для него важный актив — люди, он нуждается и в рабочих руках, и в поддержании демографии.

Украина оказывается огромным резервуаром. Из Восточной Европы идет отток в Западную, но уехавших хорошо замещают украинцы, и следующие поколения неотличимы от той местности, куда эмигрировали. Я уже не говорю о таких банальных вещах как эксплуатация природных ресурсов, рынок земли. То есть все это прилагается.

Для России, наоборот, украинский хаос — это риски. Сейчас эпидемия, коронавирус вытеснил все остальные болезни, как будто у нас люди перестали болеть.

А ведь есть другие серьезные вещи: на Украине вспышки кори, на Украине с туберкулезом чудовищная история. Даже если не говорить, что есть какая-то чисто силовая угроза, военная, дестабилизирующая со стороны Украины.

— Наша проблема в том, что мы не хотим использовать Украину как объект, на который воздействуют. И всё. А Западу какая разница? Они и Россию готовы использовать как объект. Мы готовы поделиться своей субъектностью, а Украина не готова.

— Была же прекрасная формулировка (она мне очень нравится), которая была применена к Грузии: принуждение к миру, принуждение. Когда человек глубоко болен, когда родственники приводят наркомана куда-нибудь в клинику, там же тоже, по сути, некое принуждение к здоровью. Если у вас сосед — наркоман, который просто может в неадекватном состоянии свой дом поджечь и ваш, то вы примените какие-то принудительные меры, постараетесь, по крайней мере, принудить его к здоровью.

Если его сосед с другой стороны подкидывает таблеточки, наоборот, он научился извлекать из этого выгоду, закладочки делать, это совершенно другая стратегия. Но просто ждать, когда человек сам придет в себя — нереально, нужна посторонняя помощь.

Беседовал Игорь Шатров

К публикации подготовил Михаил Закурдаев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...