Пайщики "Бест Вей": "Мы не собираемся сдаваться!"

Пайщики потребительского кооператива "Бест Вей" намерены защищать свой кооператив до победы в судебных спорах и спорах с правоохранительными органами.

Почти митинг

23 и 24 ноября состоялись заседания Санкт-Петербургского городского суда по апелляции на продление меры пресечения четырем гражданам, связываемым следствием с Межрегиональным потребительским кооперативом по улучшению качества жизни "Бест Вей": Анне Высоцкой, Елене Соловьевой, Александре Григорьевой и Михаилу Измайлову.

В холле перед залом заседаний 23 ноября после первого судебного заседания, на котором жалоба защиты была отклонена, состоялся почти митинг: в общей сложности более сотни пайщиков и членов их семей, перебивая друг друга, рассказывали присутствующим здесь же журналистам о ситуации вокруг кооператива.

— Мы — пайщики кооператива "Бест Бей" пришли на заседание суда по нашим друзьям, которых держат незаконно в заточении правоохранительные органы, без всяких доказательств. — сказал ведущий импровизированного митинга — один из пайщиков кооператива. — Прокурор никаких доказательств нарушений и вины наших друзей не приводит. Они в заточении больше девяти месяцев. К сожалению, суд не слышит доводы адвокатов, которые подтверждают, что никаких нарушений со стороны наших друзей, никаких доказательств со стороны следствия и прокуроров нет. Тем не менее суд слышит только монотонный и однотипный речитатив прокуроров, а к словам адвокатов почему-то глух. Поэтому мы пришли за защитой в суд, и нас здесь сегодня около 200 человек, мы даже в зал все не помещаемся. Но почему-то это не имеет значения ни для следственных органов, ни для суда. Только что суд принял решение оставить без изменения меру пресечения Анне Высоцкой — молодой женщине, никогда не привлекавшейся к ответственности. Проявляется жестокое отношение к людям, которые не осуждены, — их держат в заточении и даже запрещают встречаться и общаться с близкими людьми.

— Почему мы ни разу не видели ни одного пострадавшего в залах суда за все время? — задался вопросом один из участников митинга. — Судья перечислил примерно 100 пострадавших, но ни одного из них здесь, на заседании суда, не было. Откуда следствие их взяло, не понятно.

— И доказательств никаких не представлено, — дополнил другой пайщик кооператива. — А прокурор в своем выступлении говорит, как всегда, одно и то же: "Мы продолжаем активно работать". Они копают-копают и до сих пор за целый год ничего не накопали. Но продолжают "активно работать". Мы считаем, что это неправомерные действия судебных и следственных органов.

— Нас пытаются оградить от участия в судебном процессе, — объяснил всем еще один участник импровизированного митинга. — Но нас — членов кооператива — около 20 тысяч человек по всей стране, мы не собираемся сдаваться и складывать руки. Мы делаем хорошее, доброе дело и для себя, помогаем друг другу покупать жилье, и также для страны, потому что это решение жилищного вопроса в стране. Без помощи государства, без государственных денег.

— Давайте проведем перекличку: из каких мы городов? — предложил ведущий митинга.

— Мы из Нижнекамска.

— А мы из Кемерова.

— Набережные Челны!

— Елабуга!

— Москва!

— Тольятти!

— Барнаул!

— Новосибирск!

— Люди со всей России приезжают на судебное заседание, чтобы поддержать наш кооператив, друг друга поддержать. Мы представляем народ. Пострадавшие есть, но исключительно от действий правоохранительных органов, — подвел итог ведущий.

— Потребительский кооператив образован и работает на основании Закона о потребительской кооперации, — продолжил он. — Это полностью законная организация, а следственные органы ограничивают законную деятельность юридического лица — тоже явное нарушение со стороны следственных органов!

Кооператив работает уже восемь лет, даже больше, и за все эти годы не было ни одного вопроса ни со стороны Центробанка, ни со стороны надзирающих органов. И вдруг возникла такая ситуация, что кто-то обвиняет кооператив в мошенничестве, хотя ни одного нарушения, ни одного доказательства привести не может.

Как наши адвокаты справедливо говорят в своих выступлениях в судах, со стороны следственных органов и прокурора — только голословные высказывания, никаких доказательств и подтверждений нарушения закона нет. Мы не нарушаем закон, наоборот, поддерживаем страну, помогаем людям. Мы нуждаемся в ответной поддержке страны. Мы верим, что мы победим, потому что правда за нами, закон за нами!

— Мы в поддержке не нуждаемся, мы сами друг другу помогаем, — возразили пайщики.

— Просто оставьте кооператив в покое! — требовали они.

Мнение адвоката

 

После второго судебного заседания — по Елене Соловьевой, также закончившегося отклонением апелляционной жалобы защиты, член Невской коллегии адвокатов адвокат Алексей Никитин раздосадован:

— Единственное, что могу сказать по поводу состоявшегося решения: оно полностью незаконно и необоснованно. Решение будет обжаловаться в вышестоящих инстанциях. То, что мы видим на сегодняшнем заседании, не что иное, как сугубо непроцессуальное и незаконное воздействие на человека. Просто, грубо говоря, посадили человека в места лишения свободы и таким образом пытаются оказать воздействие.

Суд почему-то не видит данные обстоятельства, хотя они были озвучены и при продлении строка содержания под стражей в суде первой инстанции, и сейчас, и изначально. Это четко прослеживалось. И изменение квалификации обвинения в сторону ухудшения: с мошенничества на участие в преступном сообществе — что это, как не оказание незаконного воздействия на фигуранта? Только этим можно все объяснить. Повторю, планируется обжалование состоявшихся решений.

Монологи пайщиков

 

По окончании судебного заседания одна из пайщиц, присутствовавших на нем, Татьяна Головкина из Санкт-Петербурга, долго не могла сдержать эмоции и поделилась с журналистами своим мнением:

— На данный момент у нас в кооперативе более 19 тысяч пайщиков. В судебном заседании огласили какие-то фамилии потерпевших — ни одного из них не было на заседании. Арестованных держат почти девять месяцев. Просто страшно жить, имея такую правоохранительную систему. Знать, что, не дай бог, попадешь под раздачу и будешь сидеть ни за что.

Почему мы не защищены у себя, в нашей стране? Почему мы, пайщики, должны страдать? Мы честно работали и работаем, получали квартиры, свои деньги внесли.

Моя дочь три года назад с помощью кооператива купила шикарную трехкомнатную квартиру. Мы прежде всего убедились, что квартира — "чистая", все документы в порядке. И теперь в этой квартире с удовольствием живет семья моей дочери, трое моих внуков. Квартира — 95,5 метра, такое раздолье, шикарные условия! Я хотела разъехаться с сыном, он у меня инвалид, купить квартиру с помощью кооператива. Но процесс застопорился из-за того, что нам следствие чинит препоны.

Все, кто здесь собрался, — пайщики. Все хотят квартиры, все себе хотят помочь, детям, внукам. Ну почему кооперативу мешают работать? Почему нам мешают улучшать жилищные условия? Почему мы должны лезть в ипотеки? Почему мы должны переплачивать?

Вот я пенсионерка, у меня пенсия 14 300, ипотеку мне никто не даст. И мне в нынешней ситуации никак не разъехаться с сыном-инвалидом, приходится жить вместе.

 

— Я тоже пенсионерка, — подключилась к беседе с журналистами другая пайщица Ольга Лебедева из Санкт-Петербурга. -- Начала копить на первоначальный паевой взнос и вошла в кооператив в 2016 году. Другой возможности купить себе жилье у меня просто не было. Я — довольный пайщик, потому что за четыре года я смогла накопить эти 35%, кооператив добавил мне 65%, и мне купили жилье.

Стараюсь не пропускать ни один суд. Каждый раз переполняет волна возмущения от нашего бесправия, потому что мы ничего не можем сделать, и нас постоянно обманывают. Очень много народу пришло, чтобы поддержать обвиняемых.

На заседании зачитали список из более 100 потерпевших, но ни один пострадавший не явился. Что это за пострадавшие, в чем заключается их страдание? У меня такое предположение: когда арестовали документы кооператива, взяли список тех людей, которые написали заявление на выход из кооператива, и часть из этих людей настроили на то, чтобы они написали заявления как пострадавшие.

С самого начала в числе пострадавших называется фамилия Школьник — с нее, можно сказать, началось это дело. Но она вообще не является пайщиком кооператива — просто посторонний человек.

Есть Закон о потребительской кооперации, который позволяет нам организоваться и помогать, как касса взаимопомощи, друг другу, покупать квартиры. Счет кооператива у нас целевой, он находится в Сбербанке. Какие могут быть незаконные операции? Нам инкриминируют, что мы незаконным путем эти средства добывали и незаконным путем приобретаем квартиры. Это абсурд. Наша незащищенность в нашем государстве — вот что возмущает больше всего!

— Я — пайщик кооператива с 2018 года, — рассказала Светлана Чащина из Кемерова, — я иду по накопительной программе, то есть я накапливаю первоначальный паевой взнос на покупку квартиры: плачу в кооператив паевые взносы и членские.

Я не понимаю, как судья может за 37 секунд (я засекала время) дойти до своего кабинета, вынести решение, выйти и прочитать его… Как это может быть? Она что, кудесница какая-то? Я — человек с высшим экономическим образованием, мне уже 51 год, я уже много чего видела, но такое — впервые. Кто нас защитит, в конце концов?

 

Своим мнением с журналистами по завершении еще двух судебных заседаний, на которых жалобы адвокатов также были отклонены, поделилась пайщица Евгения Хлебосолова из города Кировска Ленинградской области:

— Я очень довольна работой кооператива: одну квартиру мы уже купили через кооператив, полностью рассчитались и оформили в собственность. Никаких проблем у нас с этим не было. На данный момент состоим в накопительной программе. Нас все устраивает.

Чуть больше девяти месяцев назад начался этот сумасшедший дом: арестованы наши деньги, мы не можем ни квартиры покупать, невозможно продать квартиры, которые перешли в собственность пайщиков. Кто-то хочет выйти из кооператива, но не может забрать свои деньги. Деятельность кооператива фактически остановлена, счета и квартиры под арестом. Мы пишем очень много жалоб, ходатайств, обращаемся во все возможные инстанции, нас никто не слышит, в ответ мы получаем только отписки. Закон, как видно, не работает! Одна видимость и формализм!

В моем понимании сотрудники МВД должны защищать граждан. А получается, что нарушаются наши конституционные гражданские права, причем фактически в открытую, без стеснения. При этом обвинение считает, что у нас, у пайщиков, похитили какие-то средства.

Дело в том, что все наши средства находятся на счетах кооператива — никто их оттуда не похищал. Кооператив отчитывался ежегодно и перед пайщиками, и перед налоговой, все наши средства в целости и сохранности. Никакие доказательства следствие предоставить не может — по крайней мере, мы этого не видели ни разу. Тому подтверждение — сами решения судов: все деньги и вся недвижимость на месте!

Кооператив — честная законная организация. Мы будем бороться до конца. На заседания приехало более 150 человек. Следствие, наверное, хочет, чтобы приехали все, то есть более 19 тысяч пайщиков? Это скоро случится, потому что терпение у людей на исходе, иного выхода, чтобы нас услышали, мы не видим…

Автор Александр Приходько
Александр Приходько — журналист, внештатный корреспондент Правды.Ру
Редактор Елена Тимошкина
Елена Тимошкина — шеф-редактор Правды.Ру *