В Константинополе православия больше нет

Кто инициировал томос? Почему нынешние украинские власти так боятся духовного единства народа с русским православием? Об этом и многом другом рассказал в видеостудии Pravda.Ru настоятель храма Феодора Студита у Никитских ворот, член общественного совета Союзного государства России и Белоруссии, протоиерей Всеволод Чаплин.


Томос Украине: только жесткость Кремля спасет православие

Запад всегда относился к России враждебно, часто вел против нее войны, устраивал объединенные крестовые походы, всегда клеветал, очернял, стремился разрушить духовность нашей страны. Ведь русский мир — центр чуждой Западу православной цивилизации.

России надо жестко действовать, чтобы не дать разрушить православие на Украине. В Церкви нельзя льстить, надо жить по Евангелию и говорить только правду. Именно так поступал сам Иисус Христос. Нужно вместе с другими каноническими автокефальными церквями признать ПЦУ и СЦУ раскольническими, а бывший Константинопольский патриархат — еретическим.

— Отец Всеволод, наше единство, православие для нынешних украинских властей, радикалов страшнее всего. Это ясно показал большой Всеукраинский крестный ход еще в 2016 году.

— Испугались тогда, да.

— И когда они не смогли его остановить, в Киев пришли около 200 тысяч верующих и молились за мир на Украине, они поняли, что им будет мешать эта сила. Именно после этого они стали активно контактировать с Варфоломеем. Кстати, как, благодаря чему они с ним договорились? За счет денег или тоже ему приказали откуда-то сверху?

— Думаю, что главной была команда из-за океана. Он очень сильно связывался с Соединенными Штатами. Там самая богатая часть паствы патриархата Константинополя. Там влиятельные греки, которые имеют доступ в Белый дом и иные структуры американской власти, богатые греческие бизнесмены. Все эти люди имеют очень большое влияние на бывший уже, я считаю, Константинопольский патриархат.

История последнего времени помнит случай, когда в одном случае Великобритания, а в другом Соединенные Штаты просто прямо ставили своих людей на пост патриарха Константинопольского, используя даже военную силу или возможности спецслужб. Так что это абсолютно зависимая от Запада структура.

Я думаю, что Фанар сам бы хотел очень долго тянуть эту историю, стараться делать так, чтобы все апеллировали к нему, может быть, делали какие-то очень серьезные подарки, подношения, но в конце концов он начал действовать быстро после того, как несколько десятилетий вилял. Я думаю, что это просто связано с тем, что дали жесткую команду: вы завтра идете туда и делаете то-то, без вариантов.

Как американцы умели отстранять патриархов Константинопольских, из истории тоже хорошо известно. Они делали это быстро и тут же, как в случае с патриархом Афиногором, ставили своего кандидата. Его просто привезли на американском правительственном борту, и все это очень быстро делалось.

— Мы как-то могли что-то изменить или не было такой возможности у Патриархата? Ведь обращались даже к Папу Римскому?

— Бесполезно. Кстати, было обращение к Папе Римскому. И пока оно осталось без ответа. Может быть, будет какое-то очень вежливое заявление, скорее всего, не на уровне Папы, а на уровне одного из высокопоставленных ватиканских чиновников, в котором не будет осуждения создания этой новой псевдоцеркви паном Порошенко и остальными деятелями.

Возможно, там будет осуждение захватов храмов в самых осторожных выражениях, но не более того. Ватикан нас не поддержит, это для меня совершенно очевидно. И он тоже будет тянуть. Он будет пытаться говорить какие-то вещи, приемлемые для обеих сторон, через разные, может быть, уста. Но я абсолютно уверен, что однозначной поддержки нашей не будет.

Изменить это все могло несколько вещей, о которых я говорил еще несколько лет назад, когда еще был на старой должности, когда имел возможность участвовать во внутренней выработке политики. Я сейчас стараюсь на нее влиять через общественное пространство, и спасибо всем за это. Но тогда, когда кулуарно нужно было некоторые вещи говорить, очень многое было сказано. Почти ничего из сказанного не было услышано.

Что надо было делать? Надо было, конечно, России силой защищать наших людей, которые там остались без защиты. Вспомним Одессу, вспомним Харьков, вспомним Киев — очень многие люди, которые оставляли там основу православных консервативных общественных организаций, вынуждены были бежать.

Те, кто не бежал, были избиваемы и отправляемы в тюрьмы. Очень многие просто куда-то исчезли. Вот их надо было защищать силой, потому что это наши люди, в некоторых случаях наши сограждане, соотечественники. И они всегда рассчитывали на Россию, а она от них отгородилась еще в большей степени, чем от Донбасса.

Мы услышали призыв полностью русского Крыма, но не меньше людей ждали нашей поддержки в целом ряде других мест, практически по всей Украине, даже на ее западе. Вспомним тот же Почаев. Надо было не обращаться к лукавым Ватикану и Константинополю, а говорить правду и только правду. Как это всегда должно быть в Церкви.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

На фото: патриарх Константинопольский Варфоломей

Читайте также:

Зачем, кому и для чего нужна укроцерковь

В случае автокефалии УПЦ на Украину войдет армия РФ?

Чем закончится автокефалия УПЦ