Автор Правда.Ру

МЛАДЕНЦЫ В ПРОТИВОГАЗАХ

В будущем году (по официальным сведениям, это может произойти уже в феврале-апреле) в поселке Горный Саратовской области заработает завод по уничтожению химического оружия. Предприятие в Горном должно будет переработать хранящиеся там же на военном арсенале 160 тонн отравляющих веществ - люизита, иприта и их смесей. Еще до того как Россия подписала конвенцию об уничтожении химоружия, выяснилось, что никто не хочет получить опасное предприятие у себя дома. Жители соседнего с нами Чапаевска (Самарская область), где раньше действовал завод по производству боеприпасов, вышли на митинги протеста, то же самое повторилось в Волгограде, Чебоксарах. В конце концов приняли компромиссное решение: строить заводы и уничтожать оружие там, где оно хранится. Это предотвращало возможные ЧП при перевозке оружия и протесты населения тех областей, через которые ОВ следовали транзитом. Тем же, кто жил поблизости от складов с химоружием и теперь оказывался обречен, но соседство с заводом обещало солидную социальную помощь, медицинский мониторинг и уничтожение химоружия по безопасным технологиям.

«Господа офицеры. Кафе» — приметная такая вывеска на одном из свежепостроенных домиков-близнецов в поселке Октябрьский под Горным. Кафе, как выяснилось, только еще собирается открываться. А вот военторговский магазинчик в этом же помещении уже работает. Продавец, она же заведующая — симпатичная Наталья Дмитриевна, живет в этом новорожденном поселке.

— Дом очень хороший, три комнаты, постройки хозяйственные во дворе, но рядом только этот магазинчик.

В Октябрьском собираются еще детсад строить. У Наташи сын уже школьник, каждое утро автобус отвозит его на учебу в Горный. Свою школу, бытовой комбинат, универсам проектировали в соседнем большом поселке Михайловском для военных и персонала завода. Но там вообще пока никто не живет, только недостроенные дома стоят. Муж у Наташи военный, но то, что придется служить в войсках химзащиты и в Горном, они и не гадали.

— Не жутко жить рядом с заводом?

— Страшно.

...На окраине Октябрьского больше двухэтажные коттеджи со спутниковыми тарелками. Рядом построят теннисные корты, бассейн. Это для европейских наблюдателей, предполагается, что они будут здесь жить постоянно, когда завод заработает. Пока же, как заметили местные жители, иностранцы в Горном ночевать не остаются, всегда уезжают в Балаково.

Поселки Октябрьский и Михайловский всего в нескольких километрах от арсенала. Еще ближе к заводу старый военный городок.

Супруги Бекреневы прожили рядом с арсеналом почти всю жизнь. Что такое иприт и люизит знают не понаслышке. В 50-60-е годы химоружие тоже уничтожали в Горном, негласно, правда, и самым простым способом — сжигали.

— Старались делать это, когда ветер дул в сторону от Горного — в поселке незаметно, а села плакали, люди со слезами ходили. Как-то недосмотрели, и дым пошел на Горный. Бахчи в то лето стояли голые, а бедолаги-кошки потом долго ходили и чихали, — рассказывает Антонина Александровна.

Александр Бекренев работал на арсенале трактористом. Иприт тогда уничтожали так: сливали из цистерн в ямы, выложенные бетоном, называли их стаканами. Однажды яд из такого стакана вытек, ушел в почву. В стаканы накачивали кислород компрессором и сжигали ОВ. После стакан заполняли дегазирующей смесью, а Бекренев должен был надвинуть на него массивную металлическую крышку. Работал без противогаза.

Александр Иванович долгое время верил — никакого вреда здоровью от его работы не было. Сейчас Бекреневу за семьдесят, и вот уже три года, как у него отняли обе ноги. До этого они долго болели, потом распухли, потрескались, сгнили заживо.

— В райбольницу нам во время работы на арсенале нельзя было обращаться — военная тайна, — вспоминает Александр Иванович.

Тогда на объекте работало много гражданских. Много было молодых мужчин, ровесников и приятелей Бекреневых. Сейчас почти никого не осталось. Все, дотянув до пятидесяти с небольшим, поумирали...

Александр Иванович говорит, что сжигать иприт перестали вскоре после гибели одного из солдат. Дегазировали цистерну, а в ней, видимо, осталось еще много ОВ. Парню пробило коробку противогаза, он сорвал респиратор и тут же упал, вытащили его из цистерны уже мертвого.

— Там, где цистерны с бочками дегазировали, трава до сих пор не растет, — говорит Бекренев.

Дом, где живут Бекреневы, да и весь старый военный городок попадает в двухкилометровую санитарную зону строящегося завода, откуда собираются отселять жителей.

— Переезжать будете? — спрашиваюстариков.

— Не знаем пока, да и зачем, — удивляются Бекреневы, — отселять будут в новый поселок, от него до завода чуть дальше, чем мы сейчас живем.

Начальник стройуправления федерального управления по уничтожению химоружия и боеприпасов генерал-майор Минин на стройке завода в Горном сидит безвылазно уже месяц. Съездит домой в Москву на два дня и обратно.

— За восемь месяцев этого года мы сделали столько же, сколько за три предшествующих — генерал доволен темпами строительства.

Минин строил Североморск для северного флота, ракетные шахты по всей стране, теперь вот первый в России завод по уничтожению оружия возводит. По строящемуся заводу Минин водил журналистов сам, Уверял, что процесс будет идти в вакууме, что бочки с ОВ будут доставлять со склада в специальных контейнерах, на случай разгерметизации, что вода, используемая в производстве, будет циркулировать в замкнутом цикле, а воздух очищаться через специальные угольные фильтры. В общем, никакой угрозы окружающей среде.

— Время, когда иприт чайниками разливали, а наполняемость вилкой проверяли, — в прошлом. Этот завод намного безопасней производств, где когда-то химоружие делали, — поддерживает генерала чиновник из облправительства.

На случай чрезвычайной ситуации каждому жителю Горного, включая детей и грудных младенцев, выдадут на руки противогаз.

— Мы их уже получили восемь тысяч штук для взрослых и две тысячи специальных детских, — рассказывает начальник местного управления ГО и ЧС подполковник Фарид Хафизов.

Жителей в 2,5-километровой зоне вокруг завода об аварии должны предупреждать по радио и через громкоговорители или сирены, установленные на заводе. Пока нет ни громкоговорителей, ни радиоточек во многих домах.

Систему экстренного оповещения, конечно, наладят. Хуже другое: жители Горного остаются пока без обещанного прежде диагностического центра, в котором должны вестись наблюдения за здоровьем населения. Центр, в котором должна быть установлена современная диагностическая аппаратура и будут работать специалисты, которых нет в райбольнице, существует пока только в проекте. В свое время диагностический центр загадочным образом забыли включить в технико-экономические обоснование строительства объекта. Сейчас проект центра на согласовании у военных, начнут строить после прохождения всех формальностей. И уж никак не раньше будущего года. Это не единственная медицинская проблема. В Горном не хватает квалифицированных медиков. Иприт и люизит, хранящиеся здесь на арсенале, отравляющие вещества кожно-нарывного действия. А в Краснопартизанском районе нет ни одного дерматолога(!). Ближайшие специалисты в Пугачеве и Балаково.

— С главой администрации мы ездили встречаться в Саратов со студентами-медиками шестого курса, даже ключи от квартиры привозили с собой, — рассказывает главный врач района Лидия Буданова. Однако врачи в Горный ехать не спешат.

Горный по-прежнему один из самых глухих районов области, в здесь нет даже своего автотранспортного предприятия, а местное отделение связи — филиал Пугачевского. В поселке нет уличного освещения, а вода в дома поступает непосредственно из пруда и без очистки, случается, мелкие рачки попадаются. Да и такой воды большей частью в поселке нет. Теперь к Горному тянут новую линию водопровода от Иргиза, но ее строительство не завершено. Все так же с Горным нет автобусного сообщения.

— Строительство завода много дает району. Есть хорошая социальная программа, — заявляет президентский наместник в Приволжском округе Сергей Кириенко, по совместительству глава госкомиссии по уничтожению химоружия

— Вам (горненцам. — А. К.) и нам всем повезло, что такой поток денег, — вторил ему губернатор Аяцков во время недавней встречи с жителями поселка.

На объекты социальной сферы здесь должны по закону израсходовать примерно 460 миллионов рублей — десятая часть средств, выделенных на строительство завода. Но ощущения, что Горный затопило деньгами, почему-то не возникает. Часть «социальных» денег идет на строительство поселков для военных и тех, кто придет на завод работать, часть — на объекты двойного назначения (они будут обслуживать и завод, и Горный) — водопровод, газовые сети, электроподстанция. В сухом остатке для жителей Горного остается пока поселок врачей и учителей — заселено 35 домов, из них официально сдано лишь 19. И 18-квартирный дом, в Горном единственный многоквартирный дом со всеми удобствами. В старых двухэтажных кирпичных бараках, которых немало в центре города, такая мелочь, как канализация, предусмотрена не была. Про спорткомплекс и другие обещанные было объекты соцкультбыта в райадминистрации уже и не заикаются.

Представитель крупной саратовской стройорганизации рассказывает мне, что сейчас люди и техника со строительства коттеджей сняты, поскольку нет оплаты. Да военные и сами не скрывают, что все силы брошены на завод.

Не зависнет ли вся недостроенная социалка, если завод будет запущен, ведь до этого остаются считанные месяцы?

Глава райадминистрации Александр Тимофеев надеется, что этого все же не произойдет, сам он вновь едет в Москву, будет добиваться выделения средств. Чтобы уничтожить все хранящееся в Горном химоружие, завод по закону должен проработать три года. А что потом?

Недавно наместник президента Сергей Кириенко проводил совещание в Горном, потом встречался с местными жителями. Там хозяину всех складов с военными ядами, главе «Росбоеприпасов» Зиновию Паку задали вопрос, мол, по новой программе уничтожения химоружия в России будут строить всего три завода химического оружия вместо семи, не может ли получиться так, что сюда к нам в Горный повезут ОВ из других регионов.

— Была заявлена как-то политическая позиция руководства губернии, — ответил чиновник, — Она мне страшно понравилась: если другие регионы от строительства объектов и уничтожения химического оружия отказываются, то Саратовская область за хорошие деньги возьмется уничтожать отравляющие вещества у себя... С юридической позиции сегодня однозначно решено: уничтожить то, что хранится на этом арсенале... Затем (пауза) будут версии, в том числе и привезти сюда что-то для уничтожения. Не исключаю, что достигнем соглашения, что региону будет выгодно продолжать эту работу.

Тут же высказался и известный сторонник ввоза в страну радиоактивных отходов,а в область — химических, губернатор Аяцков:

«Журналисты долго эту проблему высасывают из пальца. Если будем завозить, то так дорого, сколько вытащим из Зиновия Петровича. Будем завозить, но сначала уберем свое. Будем знать, что здесь ничего не повредит ни окружающей среде, ни человеку».

Пока вытащили в смысле денег для жителей Краснопартизанского района не много, для соседних районов, для области — ничего. Собственно, г-н Пак запустил пробный шар. Если сейчас все это проглотим молча, то и не заметим, что получили на десятки лет, а может быть, на несколько поколений вперед.

Губернаторы приходят и уходят, а мы с вами останемся. И дети наши, в отличие от губернаторских, будут жить не в Москве и Англии, а здесь, рядом с этим заводом. Вот об этом сейчас стоит задуматься. Пока не поздно.

Андрей Куликов

«Saratoff»

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Тиллерсон: США еще вернутся к "вопросу" Крыма
Говядина с цезием: как распознать облученные продукты
Тиллерсон: США еще вернутся к "вопросу" Крыма
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Спортивный юрист США: МОК совершил страшную ошибку
Тиллерсон: США еще вернутся к "вопросу" Крыма
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры