Крымск научил чувствовать чужую боль

Бедствия такого масштаба, как наводнение в Крымске, высвечивают проблемы, которые общество должно научиться решать. Среди них — организация психологической помощи пострадавшим от ЧС. Чтобы помочь им вернуться к обычной жизни, одного сочувствия мало. Необходима работа квалифицированных специалистов, считает главный психиатр России Зураб Кекелидзе.

Врачи из Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени В. П.Сербского были в Крымске утром в воскресенье, 8 июля. Как рассказал на пресс-конференции руководитель центра, главный психиатр России Зураб Кекелидзе, первое, что бросалось в глаза — полная растерянность людей, абсолютно не ждавших подобного развития событий. "Обычно наводнение относится к тем видам чрезвычайных ситуаций, которые можно отслеживать во времени — как поднимается вода и так далее. В данном случае никакого ожидания не было еще и потому, что подобного масштаба бедствия здесь раньше не происходило. Ситуацию усугубило и то, что все случилось ночью", — говорит Зураб Кекелидзе.

Читайте также: Волонтеры в Крымске: практика милосердия

Ему удалось встретить лишь две семьи, которые покинули свои дома заранее и потому спаслись. Те же, кто встретил удар стихии в своем доме, делятся на две категории: те, кто потерял близких, и те, кому повезло этого избежать. "Потерявшие близких первое время сконцентрированы только на чувстве вины за то, что не смогли каким-то образом спасти их. Для остальных главный вопрос — что происходит и как у других, то есть масштаб бедствия", — говорит Зураб Кекелидзе.

Люди оказываются совершенно беспомощными и не понимают, что им делать еще и по той причине, что им сложно преодолеть некоторые устойчивые стереотипы. Например, что при утерянных документах невозможно получить материальную помощь.

"Нам приходилось буквально убеждать людей, что в данном случае можно будет отойти от принятых правил — получать деньги только при предъявлении паспорта. Достаточно привести пару свидетелей, подтверждающих вашу личность. Но этот внутренний барьер преодолевался очень тяжело", — рассказывает психиатр.

И конечно, вслед за осознанием пережитого неизбежно возникали два главных вопроса: что делать и кто виноват? И вот тут все напрямую зависит от четких действий местных властей. Как выразился Зураб Кекелидзе, "должна быть организованно действующая структура, которая ведет за собой людей".

По его словам, в первые два дня такой структуры не было. Вплоть до того, что местные власти не могли даже волонтерам дать информацию, где их помощь требуется прежде всего. В результате приехавшие добровольцы сами пошли по дворам.

"Но с другой стороны, хочу отметить, что самоорганизация людей была высокой. Люди сразу же стали подвозить питьевую воду пострадавшим, поскольку в таких ситуациях пользоваться обычной водой нельзя. Из местных кафе везли еду. А одежды, поступившей в качестве гуманитарной помощи, оказалось столько, что ее девать было некуда. Это значит, что наше гражданское общество в тяжелых ситуациях способно к объединению", — говорит Кекелидзе.

Кстати, об одежде. Непосвященным может показать странным, что при ее раздаче тоже необходим психолог. Но в действительности если гуманитарную помощь просто свалить в кучу, ею никто не воспользуется. "Представьте, что человек, который еще вчера имел все, что нужно, и даже больше, вдруг в один миг все потерял. Ему психологически очень тяжело подходить к этой куче и рыться в ней. Он не находит то, что ему нужно, и уходит обиженный и разочарованный. Нам пришлось на эти пункты отправить психологов, которые и развешивали вещи, чтобы создавалась иллюзия магазина, и помогали их выбирать", — рассказывает психиатр.

На первый взгляд, это элементарные вещи, но на самом деле они играют важную роль в том, чтобы люди, ставшие жертвами ЧС, вернулись к нормальной жизни с наименьшими потерями для психики.

Корме того, помогать тоже надо уметь. По словам эксперта, некоторым людям противопоказано находиться в плотном контакте с пострадавшими — их психика этого не выдерживает. В результате они только навредят, поддавшись заразительным паническим слухам.

Психиатры знают, что 7-8 процентов людей склонны к "производству" слухов. "Это не значит, что все они намеренно становятся провокаторами. Просто человек, исходя из особенностей своей психологии, формирует таким образом свое мнение", — поясняет Кекелидзе. А широкое распространение слухи получает в том случае, когда нет официальной информации, или она недостаточна.

Именно эта проблема остро стояла в первые дни после катастрофы в Крымске. В растерянности оказались не только пострадавшие, но и местные власти, которые не могли ничего противопоставить распространению паники. Когда возникли слухи о второй "волне", люди бросились спасаться — вплоть до того, что машины сталкивались на перекрестках, но люди ехали дальше, боясь тратить время на разборки.

"Должна быть целая система — кто за что отвечает и что нужно делать в первую очередь. Властям необходимо сразу же донести до людей, что поддержка обязательно будет и вся система задействована. Причем фразы должны быть конкретными и короткими, чтобы избежать двойного толкования. Ничего нельзя добавлять от себя. А главное — нельзя говорить неправду", — предупреждает Зураб Кекелидзе.

Наладить взаимодействие между властями и населением могут помочь активные группы добровольцев, которые контролируют действия чиновников и следят за тем, чтобы не ущемлялись интересы жителей. И опять же нужно помнить, что на одну добрую волю и горячее желание помочь полагаться не стоит — иначе легко можно навредить. Например, детей из зоны ЧС стремятся как можно скорее вывезти в лагеря, не понимая, что это может обернуться для них еще большим посттравматическим стрессом.

"Экскурсия — не метод лечения. Дети не могут формулировать свои расстройства. Но им тоже нужна помощь специалистов, иначе обратно они вернуться еще в более худшем положении",- говорит Зураб Кекелидзе.

Читайте также: Крымск залило водой, а Церковь — грязью

Поэтому сегодня во всех детских лагерях, куда отвезли маленьких жителей Крымска, работают бригады психологов со всей страны — из Москвы, Казани, Ставрополя, Санкт-Петербурга. По словам руководителя Центра Сербского, никто из тех специалистов, которым он звонил, не отказался приехать и помочь, хотя у всех были свои планы на лето. "Это основа жизни общества — когда чужая боль воспринимается как своя", — уверен эксперт. И это, может быть, главный урок Крымска.

Читайте самое интересное в рубрике "Происшествия"

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...


Крымск. Без комментариев

В Иране возмущены: Хасан Роухани отдал конкурентам 50% акватории Каспия, которая была у Тегерана при партнерстве с СССР. Почему лидер Ирана сдал свои позиции?

Кто главный неудачник раздела Каспия?
Комментарии
Как украинская пара возмущенно отдохнула в Крыму
Как украинская пара возмущенно отдохнула в Крыму
Как украинская пара возмущенно отдохнула в Крыму
Гастроли Вайкуле в России захотели проверить, но передумали
Правительство не захотело изымать сверхдоходы компаний
Зачем Украину обвинили в подавлении "Пражской весны"
"Ползучая оккупация" Грузии оказалась фейком
СМИ: Украина отправляет в Россию поезда-"душегубки"
Гастроли Вайкуле в России захотели проверить, но передумали
В "Зените" ответили на оскорбление Лукашенко
Как отсрочить старость?
СМИ: Украина отправляет в Россию поезда-"душегубки"
Правительство не захотело изымать сверхдоходы компаний
Гастроли Вайкуле в России захотели проверить, но передумали
Экипаж захваченного Украиной судна сообщил о наглости СБУ
Как украинская пара возмущенно отдохнула в Крыму
В США обвинили Украину в ударе в спину
В "Зените" ответили на оскорбление Лукашенко
Американский полицейский обезвредил 87-летнюю старушку выстрелом из тазера
Обвинят Россию: Украина готовит радиационную атаку на Донбасс
В США обвинили Украину в ударе в спину

Почему химическое оружие все чаще используется для провокаций, в том числе для политических атак на Россию? Насколько применение химоружия масштабно в реальности? Как работает Организация по запрещению химического оружия и насколько она политизирована? Об этом "Правде.Ру" рассказал эксперт по химическому оружию Антон Уткин.

Как Запад химичит с химоружием