Суд да дело

Триста моряков судоходной компании Kalunga в лице ее владельца Владимира Кокорева, бывшего советского дипломата, доктора наук, филолога, отстаивают в судах свое честное имя. Осенью прошлого года испанская пресса обвинила Кокорева и его семью в хищении денег президента Экваториальной Гвинеи Теодоро Обианга. Мы попытались разобраться в этой истории, пишет журнал "Однако".

Владимир Кокорев стал заложником непростых отношений между Испанией и Экваториальной Гвинеей

Триста моряков судоходной компании Kalunga в лице ее владельца Владимира Кокорева, бывшего советского дипломата, доктора наук, филолога, труды которого изучают студенты российских и зарубежных вузов, почти год отстаивают в судах свое честное имя.

Еще в начале 70-х годов прошлого столетия советские, а затем российские компании избрали Канарские острова для развития деловой активности в восточной Атлантике. Это и перевозки, и рыболовный промысел, и ремонт, и обслуживание судов. Кокорев, используя свой опыт и репутацию, заработанную за десятилетия работы в регионе, собрал безработных на тот момент моряков советского же торгового флота и организовал судоходную компанию, восполнив образовавшуюся нишу на рынке морских грузопассажирских перевозок. Как он сам рассказал, на судах, которые он построил, приобрел и обслуживает по поручению правительства Экваториальной Гвинеи, "перевезены сотни тысяч тонн грузов и несколько миллионов пассажиров". Бизнес, который организовал Кокорев в Испании, помог выжить в те смутные времена не одной сотне наших соотечественников.

И вот осенью прошлого года испанская пресса обвинила Владимира Кокорева и его семью в хищении денег президента Экваториальной Гвинеи Теодоро Обианга. Разобраться в истории, произошедшей с нашими соотечественниками, вне контекста деятельности некоторых персонажей в Испании оказалось практически невозможным. Тем не менее мы попытались это сделать.

Деньги ненавистного диктатора

Бальтасар Гарсон, судья-дознаватель Национальной коллегии судей Испании, автор громких антикоррупционных дел, прославился на весь мир преследованием бывшего чилийского диктатора Аугусто Пиночета, а так же борьбой с "русской мафией". Человек, сумевший из правосудия сделать политическое шоу и, надо сказать, преуспевший в этом. Благодаря известности фигур, на которые замахивался, он приобрел не только известность, но и политический вес.

Фото: AP

Доверенным лицом Гарсона во всех громких делах всегда был один и тот же человек — никому до поры не известный преподаватель права Мануэль Олье Сесе. Связи отца, политика местного масштаба из Андалусии, открыли перед Мануэлем Олье доступ к общению с "великим" земляком Гарсоном. Олье не упустил представившегося шанса. Они появляются вместе на разных международных гуманитарных форумах, где Мануэль Олье старается не выпадать из поля зрения журналистов, периодически сливая им разного рода информацию, а также собирая ее — в поисках новых сенсационных дел для своего патрона, а также возможных спонсоров. Удачный случай не замедлил представиться.

В 2004 году американцы проверяли банк Riggs на предмет движения в нем денег террористических организаций (таким ревизиям после сентября 2001 года подверглась вся банковская система США, через которую осуществлялись международные взаиморасчеты). В ходе инспекции были обнаружены платежи со счетов правительства Экваториальной Гвинеи в испанский банк Santander на счета судоходной компании Kalunga. Американские следователи, озаботившись назначением отправки крупных сумм в Испанию, направили туда соответствующий запрос.

Вот здесь впервые и выступил на сцену наш соотечественник Владимир Борисович Кокорев, как владелец Kalunga. Испанские правоохранители поинтересовались у Кокорева назначением и судьбой платежей из Riggs и получили необходимые разъяснения: транши от правительства Экваториальной Гвинеи были оплатой за грузопассажирские перевозки, содержание и строительство судов для этой африканской страны. Испанцев ответы устроили.

Но тут на свет появилось знаменитое заявление Мануэля Олье Сесе в суд, в котором он просил привлечь к уголовной ответственности в Испании президента Экваториальной Гвинеи Обианга и еще 11 граждан этой страны за то, что они купили там квартиры и гаражи якобы на деньги, полученные от компании Kalunga. Компанию он объявляет "фантомом", созданным Теодоро Обианга с целью отмывания неправедно нажитых денег.

Учитывая, что Экваториальная Гвинея, бывшая испанская колония, особая "статья" в общественном сознании испанцев, особенно после того как в этом государстве были открыты огромные запасы нефти, заявление имело большой резонанс в испанской прессе. Лишний раз поговорить о том, какой Обианга плохой президент, несговорчивый и не расположенный к тесному сотрудничеству с бывшей метрополией, испанцы всегда готовы.

Охота на фантом

Достаточно быстро выяснилось, что Теодоро Обианга не имеет никакого отношения к Kalunga. При более тщательном изучении "дела "Калунги" Бальтасар Гарсон, уверившись в его бесперспективности, но потакая амбициям друга Мануэля, отправил заявление на изучение в суд города Лас-Палмас. Именно в это время в жизни Олье начинают происходить некоторые знаковые события. По сведениям из испанских налоговых органов, в начале 2006 года он получает от неизвестного благотворителя более 250 тыс. евро.

Фото: AP

На эти деньги никому не известный юрист, не имевший до этого стабильных источников заработка, основывает компанию "Габинете Эстерлисиа" с офисом в одном из самых дорогих районов Мадрида на улице Гойя. А несколько дней спустя Мануэль Олье покупает себе квартиру в центре испанской столицы, в трех минутах ходьбы от королевского дворца. Эти приятные события в жизни адвоката по странному стечению обстоятельств совпадают с началом пропагандистской кампании в испанской прессе вокруг якобы проведенного Олье "расследования таинственных счетов" президента Обианга в Испании. То, что не годится в суде, сгодится для прессы.

С ее представителями, в частности с Антонио Рубио, автором статей о "русских мошенниках Кокоревых", Олье поддерживает самые тесные деловые отношения. Он охотно делится с журналистами всем тем, что узнает, гуляя по коридорам судов и прокуратуры, часто прибавляя кое-что от себя. Рассказывая журналистам о ходе дела о "гвинейских миллионах", он, очевидно, оправдывая выплаченные ему неизвестным благотворителем деньги, особо подчеркивает "дороговизну" проводившихся им расследований, намекает на привлечение "частных детективов". Ну, а о качестве информации, которую накопали эти "детективы", можно судить по публикациям о "деле Калунги" в газетах El Mundo и El Pais. Они, в частности, писали об "упорно скрывающемся от следствия" самом опасном "члене преступного клана" Игоре Кокореве, совершенно не подозревая, что Игорь — младший сын Владимира Кокорева, который на момент создания Kalunga даже не достиг совершеннолетия. А скрываться от следствия Игорь, как и его родители, просто не мог, так как никакого следствия на самом деле не было.

О благотворителях

Нет следствия — нет дела. На этом бы все и закончилось, если бы неизвестные благотворители, выплатившие Мануэлю Олье Сесе более 200 тыс. евро, не попросили его срочно нарыть компромат на президента Обианга, который как раз в это время слишком рьяно взялся преследовать организаторов неудавшегося переворота в Экваториальной Гвинее в 2004 году.

В марте 2004 года в Зимбабвийском аэропорту Хараре был задержан самолет с 60 наемниками на борту. Руководил ими бывший офицер английской SAS Саймон Манн. Из зимбабвийской тюрьмы, куда Манн попал за контрабанду оружия и попытку организации переворота в Экваториальной Гвинее, Манн попытался передать записку, в которой написал: "Дела плохи, пора бы Скрэджу вмешаться…" Скрэдж — школьное прозвище сэра Марка Тэтчера, сына бывшего премьер-министра Великобритании.

Фото: AP

25 августа 2004 года в Кейптауне (ЮАР) Марк Тэтчер был арестован. Ему инкриминировалась финансовая и материально-техническая помощь заговорщикам, пытавшимся свергнуть президента Экваториальной Гвинеи Теодоро Обианга. Но благодаря вмешательству сильных мира сего Марк Тэтчер избежал тюремного заключения. За соучастие в подготовке переворота в Экваториальной Гвинее суд приговорил его к уплате штрафа в размере полумиллиона долларов и пяти годам тюрьмы с отсрочкой наказания на пять лет. До 2011 года он считается условно освобожденным. Живет в настоящее время в Испании. Сын знаменитой "железной леди" автоматически попал в черный список пособников терроризма. Ему запрещен въезд в США, Швейцарию, Монако и целый ряд других стран. Банки этих стран закрыли и блокировали его счета. Даже в родной Великобритании ему не очень уютно. Выдачи Марка Тэтчера добивается Экваториальная Гвинея. Так что в Африке, где у него когда-то были обширные интересы в бизнесе, ему лучше не появляться.

Испания сегодня одно из немногих государств мира, где Марк Тэтчер чувствует себя в относительной безопасности, поскольку обеспечивают ее Тэтчеру его испанские друзья. И не только из сострадания к злоключениям английского коллеги, но и из страха собственного разоблачения. Тем более что Саймон Манн, отсидевший в тюрьмах Зимбабве и Экваториальной Гвинеи и вышедший на свободу по амнистии, предоставленной ему президентом Обианга, грозит засадить за решетку Марка Тэтчера и его испанских доброжелателей.

Некоторые имена этих друзей известны. Так, во время следствия неоднократно всплывало имя Антонио Гарригеса. Гарригесы — одно из самых влиятельных семейств в Испании. Известны их связи в Вашингтоне, прежде всего с одним из патриархов американской дипломатии Генри Киссинджером. В 70-е годы Антонио Гарригес, сын бывшего испанского посла в Вашингтоне, сыграл определенную роль в установлении контактов с американцами молодого лидера социалистов Фелиппе Гонсалеса и вступлении Испании в НАТО. Поговаривают о далеко не однозначной роли Гарригеса в неофициальных контактах правительства Хосе Мария Аснара с администрацией Буша-младшего в период подготовки войны в Ираке. Результатом этих контактов стала знаменитая встреча на Азорах трех западных лидеров — Буша, Блэра и Аснара, давшая зеленый свет агрессии на Ближнем Востоке. Источники в Вашингтоне говорят о том, что в обмен на поддержку военных действий против Саддама Хусейна президент Буш обещал Аснару дать добро на свержение Обианга в Экваториальной Гвинее, стране, где у американцев есть свой интерес в области добычи нефти.

Фото: AP

Если об англичанах, принимавших участие в попытке переворота 2004 года, написаны уже тома литературы, то о роли Испании в гвинейских событиях мало что известно. В частности, Адам Робертс, автор самого обстоятельного исследования о событиях 2004 года в Экваториальной Гвинее (Adam Roberts "The Wonga Coup", London, 2009), не сомневается, что высадка наемников Саймона Манна была лишь первой фазой планировавшейся операции. После устранения президента Обианга английских наемников должны были сменить 3 тыс. испанских военных, удивительным образом оказавшихся в канун переворота на двух испанских военных кораблях в нескольких десятках милей от гвинейской столицы. Государственный переворот, таким образом, превратился бы в миротворческую операцию, а заговорщики из пособников международных террористов трансформировались бы в борцов за демократию в Африке. Но после ареста Саймона Манна и его наемников испанские корабли получили приказ вернуться в испанские территориальные воды.

Со стороны Испании не последовало внятных объяснений, что делали испанские военные за тысячи миль от родных берегов в канун переворота в Экваториальной Гвинее и почему они столь спешно ретировались?

Деньги надо отрабатывать

Когда в конце 2005 года Марк Тэтчер, освободившись из-под домашнего ареста в ЮАР, переехал в Испанию, власти Экваториальной Гвинеи добивались выдачи из Зимбабве его подельника по организации переворота Саймона Манна. Кампания в прессе, а еще лучше возбуждение в Испании уголовного дела против президента Обианга должны были, по замыслам организаторов этой акции, сорвать или во всяком случае затруднить выдачу Манна гвинейцам, а заодно служить превентивной мерой в отношении Тэтчера.

В 2007 году Манна все-таки выдали в руки гвинейского правосудия. Раскрутить уголовное дело против президента Обианга в Испании не получилось — не нашлось компромата. Но маховик всей этой операции был уже запущен, и Мануэлю Олье надо было как-то оправдывать вложенные в него средства. И мадридский адвокат Олье попросту сфальсифицировал результаты своего частного "расследования", и инициированные им "утечки" в прессу были призваны отвлечь внимание от юридической несостоятельности составленных им документов. А для придания большей убедительности своим лишенным каких-либо доказательств обвинениям Олье, использовав вездесущий жупел "русской мафии", приплел к этому делу семью Кокоревых, единственных владельцев судоходной компании Kalunga, вопреки инспирированным Олье утверждениям прессы, получавшей от правительства Экваториальной Гвинеи деньги только на ремонт и содержание судов.

Что же Гвинея?

Фото: AP

Оговоримся, что холодную войну против Экваториальной Гвинеи ведет не правительство Испании, которое неоднократно пыталось наладить нормальные отношения со своей бывшей колонией, а группа испанских граждан со своими специфическими интересами в этой стране.

При этом, что бы ни писала на этот счет испанская пресса, реальное положение Экваториальной Гвинеи, в отличие от абсолютного большинства стран Африки, за годы независимости отнюдь не стало хуже. В последнее десятилетие, благодаря значительному росту добычи нефти и газа, ВВП Экваториальной Гвинеи вырос в десятки раз и в пересчете на душу населения равен сегодня испанскому — порядка 30 тыс. долларов. В тропической Африке это самый высокий показатель.

Безусловно, в стране существует много проблем, сходных с теми, которые приходится решать остальным странам Африки. Прежде всего это слабость государственных институтов, которая порождает, с одной стороны, произвол, а с другой — беспомощность власти. Обращаясь к международному сообществу, президент Обианг просит набраться терпения. "Мы еще только учимся демократии", — говорит он.

И все же дела с правами человека в Экваториальной Гвинее обстоят вовсе не так катастрофично, как об этом нередко со злорадством пишет испанская пресса. Международные организации, осу­­ществляющие мониторинг в этой области, раз за разом отмечают определенный прогресс в этой сфере. Их трудно заподозрить в симпатиях к какой-либо диктатуре, но, осуществляя наблюдение за проводимыми в Экваториальной Гвинее парламентскими и президентскими выборами, международные организации отмечают отсутствие какого-либо открытого давления на избирателей, а также то, что оппозиционные президенту Обиангу партии пользуются полной свободой при проведении своих мероприятий. Эти наблюдения как-то не совсем вяжутся с сообщениями испанской прессы, которая не делает различий между преступлениями, совершенными в начале 70-х годов прошлого века первым президентом Экваториальной Гвинеи Масиасом и свергнувшим его нынешним президентом страны Теодором Обиангом.

Самого Обианга несколько раз пытались сместить. Нити всех заговоров ведут, как правило, в Испанию, где осело так называемое правительство в изгнании и где они, разумеется, обрываются. А испанские журналисты не очень-то хотят копаться в подробностях того, как некоторые их соотечественники готовили убийство Теодоро Обианга.

В сухом остатке

Бальтасар Гарсон, вдохновитель и учитель Мануэля Олье, решением Генерального совета юридической власти Испании, органа, контролирующего деятельность испанских судей и следователей, отстранен от должности, поскольку сам находится под следствием, являясь фигурантом сразу трех уголовных дел. Мало того что испанская Фемида подозревает его в превышении служебных полномочий, но у Бальтасара Гарсона не все чисто и с его банковскими счетами и сторонними заработками. Годовое пребывание в США оплатил Гарсону неоднократно обвинявшийся в серьезных финансовых нарушениях банкир Эмилио Ботин. Бывший судья-дознаватель Гарсон так и не смог пока дать внятных объяснений, почему закрытие им уголовных дел, возбужденных в отношении Ботина, произошло сразу после его возвращения из-за океана.

Мануэль Олье, после того как история об отмывании гвинейцами денег через русскую мафию на поверку оказалась несостоятельной, переметнулся на другую сторону, выступая в качестве защитника Хайме Матаса, бывшего президента Балеарских островов (автономная область Испании), замешанного в коррупции и многомиллионных махинациях. Верный друг и соратник Олье Антонио Рубио пишет в прессе, что "бывший президент Балеарских островов остался на свободе только благодаря тому, что взял себе в качестве адвоката Мануэля Олье". Остается только пожалеть клиента новоиспеченного адвоката, так как Хайме Матаса всегда проявлял особую чувствительность к утечкам информации о своем уголовном деле в испанскую прессу.

А Владимир Кокорев, попавший в эту историю благодаря русскому происхождению, продолжает отстаивать свое доброе имя в судах. За которыми, кстати, с большим вниманием следят несколько сотен моряков, работавших под флагами компании Kalunga, поскольку определение "компания-фантом" совершенно несуразно звучит в их послужных списках.

Все самое интересное читайте в рубрике "Происшествия"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Вице-премьер Голландии поверила в суперспособности русских
Россиянам запретят превращать охоту в истязание
"Надо что-то придумать": в США встревожены возможностями российской снайперской винтовки
На родине Христа отменили Рождество из-за Трампа
Фото искалеченного взрывом в Донбассе ребенка шокировало Германию
Медленно, но верно: арабских женщин выпускают из Средневековья
Молодушки заводят старичков
Без фанфар, но навсегда: Крымский мост соединил два берега
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
СМИ: Германия устала платить за санкции против России
"Перережем, если будет нужно!": почему страх НАТО оправдан
США угрожает катаклизм, который может разразиться в любой момент
Два поляка в Брюсселе запутались в оценке санкций против России
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
С миру по нитке: как у Пхеньяна появилось ядерное оружие
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
На родине Христа отменили Рождество из-за Трампа
Литва лишится белорусского транзита в пользу России из-за "говорливых" политиков
Киев растерян: черноморские страны игнорируют мнение Украины по мосту в Крым
Рассекречено: как США "кинули" СССР с нерасширением НАТО
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры