Минздрав не дает оперировать на сердце

Очередной медицинский скандал разразился после того, как директор Уральского института кардиологии сделал заявление о прекращении операций из-за отсутствия финансирования. Прозвучала информация, что уже девять пациентов умерли, не дождавшись своей очереди. Сейчас в ситуации разбираются министр здравоохранения области, губернатор и прокуратура.

Во вторник директор Уральского института кардиологии, известный кардиолог Ян Габинский выступил с открытым заявлением: с 14 мая операции на открытом сердце прекращаются. Это уже не первая попытка медиков привлечь внимание к финансовым проблемам учреждения. В начале апреля коллектив собирал пресс-конференцию, чтобы напомнить о 20 миллионах рублей, без объяснений изъятых свердловским Минздравом с бюджетного счета. По словам директора и заведующего, из-за отсутствия этой суммы кардиоцентр не сумел закупить инструменты и расходные материалы, одна из операционных простаивала и сформировалась длинная очередь из 300 пациентов, нуждающихся в аортокоронарном шунтировании. Часть удалось перевести в другие больницы, но девять человек умерли, не дождавшись ни перевода, ни операции на открытом сердце…

"Когда стоят две оснащенные по последнему слову техники операционные, не оперировать — это уже слишком, — возмущался Габинский, — а ситуация опасна тем, что если больной поступает с инфарктом миокарда и ему нужно провести неотложную операцию, то такой возможности может уже не быть. В других больницах тоже очередь, в областной больнице — около 90 человек".

Габинский уверяет, что уже информировал областной Минздрав об отсутствии средств на расходные материалы, писал депутатам областной думы и губернатору, но ни ответа, ни денег не получил. Речь идет о сумме порядка 50 миллионов рублей в год.

За несколько дней до объявленной даты последней операции — 14 мая — губернатор Свердловской области Александр Мишарин поручил министру здравоохранения области Аркадию Белявскому разобраться в ситуации. Проверку по факту недофинансирования и другим возможным причинам конфликта начала и областная прокуратура, поскольку разногласия между клиникой и Минздравом и публичное выступление руководства кардиоцентра вызвали общественный резонанс.

Читайте также: Минздрав сделал вид, что улучшил охрану труда

Фото: AP

Пресс-центр Минздрава Свердловской области заявил, что Ян Габинский преувеличивает опасность и никакой катастрофы на самом деле нет и не предвидится. Пресс-секретарь Минздрава Константин Шестаков обнародовал цифры — из 170 миллионов рублей, положенных на год, уже перечислено порядка 116 миллионов. Константин Шестаков согласился, что определенный дефицит финансирования есть, но пообещал покрыть его во втором полугодии. По мнению чиновников, этот дефицит не должен отражаться на пациентах, ведь 90 процентов операций по шунтированию проводятся в плановом порядке, а не экстренно, значит, можно переводить людей в областную больницу. Выяснилось, что есть сто неиспользованных квот на проведение данных операций в федеральных клиниках.

Суть позиции областного Минздрава отражает фраза: "Главные врачи других лечебных учреждений такие проблемы решают в рабочем порядке". Сейчас, после выноса сора из избы специальная комиссия, созданная приказом министра, ищет ответ на вопрос, почему не хватило перечисленных денег и от чего умерли очередники кардиоцентра.

Пресс-секретарь областной прокуратуры Ольга Тетерина пока сообщила журналистам только о цели проверки — установить причины и обстоятельства отмены важных для тяжело больных людей операций. Обещано принять меры прокурорского реагирования при наличии оснований.

Уральскую ситуацию "по горячим следам" прокомментировал заместитель директора Института сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева Юрий Бузиашвили. Он предположил, что смерть девяти пациентов совершенно не обязательно связана с нехваткой расходных материалов и ожиданием очереди на операцию, ведь такие больные могут умереть в любой момент из-за непредсказуемости ишемической болезни сердца. Бузиашвили напомнил, что при подготовке к шунтированию возможны задержки по разным причинам, в том числе и из-за поставщиков иностранного оборудования. В любом случае, известный кардиолог считает, что в Москве и в России таких ситуаций не происходит и происходить не будет, свердловская история — исключение.

"Почему в Свердловске произошло именно так, надо разбираться конкретно. Такая ситуация может быть, больные месяцами ждут операций. Но собака зарыта не в финансировании, а в чем-то другом", — резюмировал Юрий Бузиашвили.

А вот Александр Саверский, президент Лиги защиты прав пациентов, высказал предположение, что Уральскому кардиологическому центру не хватило квот по высокотехнологичной помощи. Такие квоты выделяются на определенное количество пациентов, и экспертам еще в прошлом году стало ясно, что в 2011 году встанет вопрос нехватки. Минздрав пытался исключить из программы высокотехнологичной помощи целые профили, например, неврологию, гинекологию, эндокринологию, в итоге профили остались, но по количеству пациентов квоты сократили примерно в два раза. Именно поэтому кардиоцентр и останавливает операции в середине мая — как раз ровно на половину года и хватило половины обычных квот.

В поддержку Яна Габинского выступил политолог Федор Крашенников, считающий, что конфликт клиники с областным Минздравом свидетельствует, в первую очередь, о некомпетентных решениях областных властей.

Фото: AP

"Насколько я знаю, ситуация в кардиоцентре реально обстоит так, как описал Габинский, — говорит Крашенников. — И мне очень жаль, что администрация губернатора Мишарина считает виновными в скандалах, сопровождающих наш Минздрав, не членов своей команды, а некий политический заговор вокруг себя".

В Минздравсоцразвития надеются решить вопрос на местном уровне, подчеркивая региональное подчинение Уральского института кардиологии. А ведь история с кардиоцентром не только не первая, она "типичная", как выразился Василий Власов, вице-президент Общества доказательной медицины. Сам Габинский считает, что ситуация из ряда вон выходящая — именно так он заявил журналистам, но на самом деле всего два года назад подобный скандал разразился в Пензе.

Спустя год после торжественного открытия Владимиром Путиным Федерального Центра сердечно-сосудистой хирургии работа в нем остановилась из-за нехватки средств, врачи отправились в неоплачиваемый отпуск, а директор стал бить тревогу в средствах массовой информации.

Читайте также: "Сколково" поможет Минздравсоцразвитию

Пензенский Центр высокотехнологичной медпомощи был построен в рамках реализации национального проекта "Здоровье". В его строительство было вложено 2,5 миллиарда рублей из федерального бюджета и около 500 миллионов рублей из областного. Для работы привлекли лучших российских врачей, прошедших дополнительное целевое обучение в Москве. Перед крупнейшим кардиоцентром в России, обслуживающем жителей восьми субъектов РФ, поставили задачу применять инновационные методики и технологии.

Техническое оснащение позволяло провести до десяти тысяч операций в год, но прошло полгода и закончились квоты, выделенные Минздравом. 95 процентов запланированных на 2009 год операций медики сделали за несколько месяцев, деньги перестали поступать, и работа вынужденно прекратилась.

Работники центра, в том числе, главный врач Владлен Базылев, обвинили в "простое" чиновников федерального министерства, которые неверно распределяют квоты на высокотехнологичную медпомощь — всего 881 пациент в год. В Минздраве ответственность переложили на региональные органы управления здравоохранением, которые якобы плохо составляют заявки. В результате громкого и некрасивого скандала государственное задание для Пензенского центра было увеличено более чем в два раза, почти до двух тысяч больных в год. Тогда, кстати, Владлена Базылева и других врачей тоже упрекали за вынесение внутренних проблем в СМИ и интернет. Однако многие считают, что только благодаря широкой огласке центр добился своего, то есть пациенты получили необходимую помощь.

"Меня обвинили в "административной анархии", когда я привлек внимание прессы и телевидения, — рассказал Владлен Базылев. — А что мне оставалось делать? Если бы я не поднял вопрос о квотах, центр стоял бы без работы. Без приказа мне больных никто бы не дал. Поэтому поднятые вопросы в СМИ сыграли свою роль. На момент объявленного закрытия центра в нашем распоряжении было еще 80 квот, рассчитанных до конца года, а я в неделю делал около ста операций. Сейчас моя загруженность контролируется не профильным департаментом, а заместителем министра. Можно сказать, что я своего добился".

Добьется ли своего директор Уральского института кардиологии, покажет время. А пока, согласно медицинским расчетам, каждый тысячный житель России нуждается в операции на сердце. Сможет ли коллектив Габинского помочь хотя бы тем двум сотням, которые прямо сейчас уже ждут своей очереди?

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

С вами вновь "Вести из будущего". Мы предупреждаем о том, что случится в самом скором будущем, если ничего не изменить.Верховная рада Украины обратилась своим постановлением обратилась сегодня к России с просьбой включить ее в состав Федерации.

Украина возвращается в состав России

С вами вновь "Вести из будущего". Мы предупреждаем о том, что случится в самом скором будущем, если ничего не изменить.Верховная рада Украины обратилась своим постановлением обратилась сегодня к России с просьбой включить ее в состав Федерации.

Украина возвращается в состав России
Комментарии
СНБО Украины: мы должны обогнать российские ракеты
Украина возвращается в состав России
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
"Огненненый шар", упавший с неба, напугал японцев
Спортсмены США плакали от счастья после отстранения России
Пьяным перестанут наливать и продавать алкоголь по всей России
Спортсмены США плакали от счастья после отстранения России
На Западе назвали главные выводы из учений "Запад-2017"
Я и Ксения: в Берлине нашелся еще один спаситель России
СНБО Украины: мы должны обогнать российские ракеты
Спортсмены США плакали от счастья после отстранения России
Спортсмены США плакали от счастья после отстранения России
Спортсмены США плакали от счастья после отстранения России
Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России
Financial Times: ЧМ-2018 опозорит или возвеличит Россию
Мать успокоила сына-непоседу броском ножа
Спортсмены США плакали от счастья после отстранения России
Обнародована интерактивная карта вторжений инопланетян
Пореченков откроет в Крыму свою киностудию
В Госдуме предложили признать McDonald's иностранным агентом
Яков Кедми: почему Россия прячет правду о своей истории?