Многообразие жизненных коллизий в ужасах войны

Над сборником документов "Здесь кровью полит каждый метр…", в котором опубликованы рассказы участников освобождения Крыма, работал коллектив учёных Института российской истории РАН во главе с доктором исторических наук С. В. Журавлёвым. В этой книге собрано максимум материалов. Но не все. Остались сложные темы, требующие дополнительного изучения и осмысления. Исследования продолжаются. Обо всем этом и многом другом рассказал доктор исторических наук Сергей Журавлёв.

Читайте начало интервью:

"Здесь кровью полит каждый метр…": рассказы участников освобождения Крыма

Крымская операция повлияла на исход всей Второй Мировой войны

Ещё не всё мы знаем о Великой той войне

Как освобождали Крым в 1944-м: примеры героизма советских людей

— Сергей Владимирович, сборник документов "Здесь кровью полит каждый метр" с рассказами участников освобождения Крыма в 1943-44 годах, который подготовил научный коллектив во главе с вами, стал очень востребован. Об этом говорят отклики на нашу беседу, люди пишут, что мало освещались эти события.

Героизм наших солдат был проявлен в Крыму и на протяжении всей Великой Отечественной войны, но все-таки было, видимо, и головотяпство, а из-за этого — большие потери. Каковы ваши выводы после изучения всей совокупности материалов, взгляда командующих и рядовых бойцов обеих сторон?

— Жизнь, как известно, очень многогранна. Война обостряет все эмоции. Все положительные и негативные качества человека во время войны проявляются намного острее и рельефнее. Война — страшное дело. Не дай Бог, чтобы такое когда-либо повторилось.

Но в тех документах, которые мы исследовали, было намного больше позитива, намного больше героизма прослеживалось, чем негативных сторон. Хотя по трофейным немецким документам видно, что были отдельные перебежчики на немецкую сторону.

Мы видим их мотивацию, потому что они рассказывают, когда их допрашивали, почему они перебежали. Были и те, кто оказался в плену — взяли их "языками", чтобы они рассказали о состоянии частей.

Мы, конечно, еще очень мало знаем о штрафных подразделениях, хотя они воевали в том числе и за освобождение Крыма. Но у штрафников интервью не брали. К сожалению, особенно много документов не сохранилось именно о них.

Правда о войне, но не вся

В общем-то в документах, которые мы публиковали, можно найти практически всё. Является ли это полной правдой о войне? Конечно, нет. Потому что так или иначе всё-таки самоцензура тоже присутствовала.

И один из примеров этого, конечно, виден по реакции на депортацию крымско-татарского народа. Как раз незадолго до того времени, когда брались интервью у военнослужащих, пошла эта депортация, приняты законодательные акты, которые огульно объявили крымских татар, греков и другие народы Крыма предателями.

В документах, которые мы публикуем, очень хорошо прослеживаются особенности этого момента, совокупность событий, как все это влияло на те или иные трактовки событий.

Я должен сказать, что тема участия крымских татар и других народов Крыма в коллаборации и в сопротивлении немецким оккупантам — очень сложная, вызывающая много дискуссий и до сих пор толком не изученная.

Многообразие событий и сложность войны заключается в том, что было немало людей, которые по тем или иным причинам сначала согласились пойти в коллаборационистские формирования.

Например, были военнопленные, которые хотели выжить. Для этого они соглашались идти в услужение немцам. А затем, при первом случае, они с оружием перебегали к партизанам или в Красную армию. Таких случаев было немало и в Крыму.

Даже целые подразделения полиции, состоящие из крымских татар, в 1943-44 годах переходили на сторону партизан и участвовали в освобождении Крыма. Поэтому как поступать с людьми, которые когда-то согласились служить оккупантам, а затем, повернув оружие, освобождали Крым?

То же самое было, допустим, с Румынией. Румынская армия сначала вместе с немцами оккупировала Советский Союз и участвовала в боях в Крыму против Красной армии, освобождавшей его, а затем, повернув оружие против немцев, участвовала во Второй мировой войне на стороне Советского Союза против немецких захватчиков.

Еще много надо изучить

Мы подняли в этой книжке очень много сложных, проблемных тем, которые историографии предстоит изучать. В том числе — роль партизанского движения в освобождении Крыма.

И, конечно, эта книжка еще интересна тем, что она является своего рода портретом поколения. Потому что, когда брали эти интервью, то интересовались не только освобождением Крыма, историков интересовало, как человек пришел к этому — его жизненный путь до войны, где он родился, в какой семье, какое образование получил.

Если эти жизненные траектории проанализировать в комплексе, то можно создать определенный коллективный портрет всего довоенного и военного поколения.

Поэтому то, что делали историки в условиях войны — огромный вклад в науку. До недавнего времени источники лежали и казались не такими важными, и только сейчас мы начинаем понимать, насколько большая работа была проведена.

Это — такой мощный задел, который современное поколение историков непременно должно использовать для того, чтобы продолжить дело историков военных лет, чтобы объективно, непредвзято изучать историю Великой Отечественной войны и тех людей, которые сражались за Родину.

Мы наметили большую программу дальнейших исследований. Основные документы находятся в архиве нашего Института российской истории Академии наук.

Беседовал Игорь Буккер

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.