Психотренер Алексей Тупицын: мы забудем, что когда-то жили без масок

Как ношение масок влияет на психику человека и его будущее, а также чем отличается менталитет русского и китайца, рассказал ведущей "Правды.ру" Любови Степушовой психотренер, ведущий специалист Международной консалтинговой корпорации, коуч Алексей Юрьевич Тупицын.

Маска для медитации

— Алексей Юрьевич, нас призывают надевать маски. Человек, который видит окружающих в масках и сам в маске, чувствует себя значительно спокойнее. Я такого спокойствия не чувствую. Есть ли у нас психологическая устойчивость в период коронавируса?

— Мне не комфортно в маске, я стараюсь ее по возможности с носа снимать, и это делает ношение маски бессмысленным. Но поскольку требования такие и за нарушение грозят штрафы, надо как-то приспосабливаться. Я использую маску как практику медитации. Если язык поместить на переднее небо, это уже начало медитации. Если то же самое делать в маске, то это будет не социальное приспособление, а практика осознанности, я просто поменял систему координат. Использую эту вынужденную меру как возможность потренировать психику.

Не думаю, что ношение маски успокаивает. На подсознании большинства людей маска очень нехорошо сказывается.

Но при этом люди очень зло реагируют на людей без маски, потому что нас запугали. Агрессию прячут, переводят на овощной, животный уровень. Может быть, одна из целей этого комплекса мероприятий — не сделать сознание человека устойчивым к кризису, а наоборот, сделать его низкоуровневым, перевести на более низкий уровень сознания.

— У тех, кто маски не носит, психика более устойчивая?

— Нельзя сказать однозначно. Мы живем в государстве, и одно из свойств устойчивости психики — это умение соблюдать регламент, то есть человек, который его не соблюдает, по определению находится в более сложном положении. Но некоторые не любят никакого регламента, поэтому принципиально не носят маски, находят в этом удовольствие. Ношение масок никак не связано с эффективностью борьбы с коронавирусом. Но по каким-то причинам нас всех поставили в такие условия. Государство диктует нам правила, и люди делятся на тех, кто:

  • в принципе не соблюдает никакие правила,
  • скрипя зубами соблюдает,
  • радуется, что ввели правила, значит, государство о них заботится.

Нельзя на этом основании сделать вывод, что у одних психика сломана, а у других более устойчива.

На что жалуетесь?

— Вы в своей практике встречаете людей, которые приходят и жалуются на COVID-психоз?

— У меня много людей занимаются так называемыми телесными практиками. Например, массажисты, им нельзя бесконтактно делать массаж и сидеть на самоизоляции. Они жалуются, что сократился поток клиентов.

Многие реально боятся выходить из дома. Я приглашаю приятелей на свои тренинги, а они говорят: мы несколько месяцев назад уехали из Москвы и стараемся без необходимости не появляться там. Неоправданный страх приводит к тому, что люди отказываются от работы, живут на накопления, которые быстро кончаются. Это дополнительный страх вызывает. И больше страха вызывает то, что все понимают: это надолго. А поскольку возможности собраться, на кухне посидеть поговорить все меньше, то это приводит к следующим последствиям, как медленное повышение температуры воды в банке, где лягушка плавает и не понимает, что еще несколько градусов, и она умрет. С психикой примерно то же самое.

Збигнев Бжезинский говорил: если вы хотите население, в частности СССР, уничтожить как субъект, то антисоветские реформы надо проводить медленно, чтобы в рамках поколения они не были заметны. Надо их растянуть, и тогда можно делать что угодно.

Например, мы сейчас уже почти забыли, что еще в феврале этого года ходили без масок. Это свойство психики человека.

Это страшная вещь. Я когда-то жил на Красной Пресне возле Белого дома и был свидетелем событий 93-го года, расстрел Белого дома. Два года назад я вернулся к стадиону и увидел много фотографий, памятников, жертв тех событий. Я две минуты вспоминал, что это такое, то есть страшные события 93-го года начисто стерлись из памяти. И с масками то же самое.

— Вы хотите сказать, что после отмены масочного режима психика вернется к обычному состоянию, и мы всё забудем?

— Наоборот. Мы забудем, что мы когда-то жили без масок.

— Почему власти нагнетают психоз? Многие врачи говорят, что ситуация не такая и страшная.

— Генерал космических войск Петров говорил, что нет неуправляемых процессов. Если мы не видим за неуправляемыми процессами субъекта управления, это значит, у нас нет доступа, то есть мы по уровню информации находимся ниже.

Думаю, коронавирус неслучайно совпадает:

  • с экономическим кризисом,
  • войнами по периметру России,
  • событиями в Хабаровске.

Психолог, писатель Владимир Серкин назвал это лапами паука: лежит паук, мы ставим загородку, он упирается в нее, бежит обратно, и мы ставим другую загородку. Он не понимает, что это скоординированные действия: куда бы он ни побежал, мы вовремя подставим ему загородку, но для него это будут несвязанные события.

— Если этот процесс вначале был спонтанным, то сейчас им управляют?

— Он никогда не был спонтанным.

— В Китае сейчас случаи единичные COVID, но там все ходят в масках и очень дисциплинированные. Нам все время Китай ставят в пример. Это свойство психики русского человека не быть дисциплинированным, а все пропускать через сознание?

— Скорее всего, да. Китайцы так устроены, их так воспитывают. У нас другая генетика, и мы еще помним о том, что нами нельзя управлять, то есть на самосознании у русских людей очень много построено.

Если самосознание разрушается, то люди превращаются в пулю со смещенным центром тяжести. Они перестают понимать, что делают, и получают для себя крайне негативные последствия.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовила Марина Севастьянова

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.