А все-таки оно вертится!

Если верить историческим документам, древние греки и римляне к идее вечного двигателя относились равнодушно. Римлянам вполне хватало рабов, а греки слишком хорошо разбирались в механике. И обе цивилизации были вполне согласны со знаменитым изречением nihil ex nihilo, которое перекочевало от эллинских философов к философам Древнего Рима, а потом и в средневековые европейские трактаты. В вольном переводе на русский язык это выражение звучит так: "чтобы продать что-нибудь ненужное, надо сначала купить что-нибудь ненужное". Из ничего не выйдет ничего.

Европейские механики заразились идеей вечного двигателя от индусов. В XII веке индийский математик и астроном Бхаскара1 (Bhaskara) "придумал" первый известный истории вечный двигатель2 — колесо, по окружности которого под определенным углом крепились емкости, частично заполненные ртутью. По мере вращения колеса ртуть перетекала из одного конца емкости в другой, заставляя колесо совершить очередной оборот. Очевидно, что Бхаскара позаимствовал дизайн своего вечного двигателя у знаменитого круга вечного возвращения и никогда не пытался построить описанное им устройство. Возможно, он даже не задумывался, насколько реальна его конструкция, — для Бхаскары это была всего лишь удобная математическая абстракция.

Однако европейские механики, ознакомившиеся с трудами Бхаскары через каких-то несколько десятилетий после первого издания, не были сильны в индийской философии и приняли удачный дизайн, как говорится, на ура.

Одним из них был Виллар де Оннекур (Villard de Honnecourt, XIII век). За свою жизнь он сделал много полезного, но в историю вошел как очередной изобретатель perpetuum mobile. Его конструкция практически полностью повторяла вариант Бхаскары, но наряду с использованием ртути Оннекур предлагал еще один способ. По его мнению, эффекта вечного движения можно было добиться, разместив по окружности колеса нечетное количество молоточков. При вращении колеса молоточки будут бить по нему, не давая остановиться, полагал Оннекур.

Мы не знаем, пробовал он построить свой двигатель или нет, но о "неудачливых конкурентах" изобретатель отзывался с презрением и был уверен, что его двигатель не только не остановится, но и сможет производить полезную работу: приводить в движение пилу или поднимать тяжести.

Проявил недюжинный интерес к этой проблеме и Леонардо да Винчи. Относился он к вечным двигателям весьма скептически, однако не пожалел времени как на обстоятельную критику вариаций на тему колеса Бхаскары, так и на подробный разбор ошибок своего соотечественника Франческо ди Джорджио (Francisco di Georgio). Сложные системы из помп и мельничных колес на бумаге выглядели очень правдоподобно и даже работали, но, увы, не являлись вечными двигателями. Принципиальная невозможность построения такой системы стала общим местом лет через двести после Леонардо, однако в 1950-х гг. идея использовать в качестве источника вечной энергии воду получила второе рождение в работах Виктора Шаубергера (Viktor Schauberger). Впрочем, ребеночек снова оказался мертворожденным.

Не все, однако, слепо верили в эту идею. Так, Роберт Фладд (Robert Fludd, 1574-1637) — известный философ, мистик и, возможно, член полумифического братства розенкрейцеров — в трактате "De Simila Naturae", сославшись на безымянного итальянского изобретателя, приводит эскиз водяного двигателя, но сомневается, что этот двигатель будет работать. По иронии судьбы Фладда обычно считают сторонником идеи вечного движения, иногда приписывая ему авторство чертежей, которые он помещал в своих книгах.

Тайна Бесслера

Интерес европейской науки к магнитам не мог не отразиться и на конструкции вечных двигателей. Известный ученый, первый секретарь Британского Королевского общества епископ Джон Уилкинс (Bishop John Wilkins of Chester, 1614-72) долгие годы отстаивал возможность постройки вечного двигателя на базе магнитов. В качестве доказательства верности своих представлений Уилкинс использовал эскиз двигателя, состоящего из магнита, железного шарика и специальных дорожек, по которым шарик сначала падал вниз под действием гравитации, а потом подтягивался к магниту. И хотя успешный опытный образец построить так и не удалось, Уилкинс до самой смерти полагал, что на основе его любимой конструкции все-таки можно построить вечный двигатель. Нужно только еще немного поработать над этим.

Высшей точки развития механические вечные двигатели достигли благодаря Иоганну Эрнсту Элиасу Бесслеру (Johann Bessler, 1680-1745), известному также как Orffyreus (латинизированная криптограмма Bessler). Жизнь Бесслера, славившегося дурным характером, является хорошей иллюстрацией полезности патентного права. Свой вечный двигатель изобретатель хотел продать за сто тысяч талеров (около двух с половиной миллионов долларов по сегодняшнему курсу) и никому не соглашался раскрыть секрет изобретения до продажи. При малейшем подозрении, при малейшем намеке на то, что секрет хотят похитить, Иоганн Бесслер уничтожал чертежи и прототипы и переезжал в другой город. Немудрено, что многие считали его мошенником или безумцем.

Однако если Бесслер и был мошенником, то мошенником гениальным, но неудачливым. Хотя изобретатель никому не позволял заглянуть внутрь сконструированных им механизмов, он охотно показывал свои двигатели и даже устраивал публичные демонстрации.

В 1719 году Бесслер под псевдонимом Orffyreus публикует трактат "Perpetuum Mobile Triumphans", в котором, в частности, утверждает, что ему удалось создать "мертвую материю, которая не только двигает себя, но может использоваться для поднятия весов и выполнения работы".

Двумя годами раньше прошла самая впечатляющая демонстрация изобретения Бесслера. Вечный двигатель с диаметром вала больше 3,5 м был приведен в действие 17 ноября 1717 года. В этот же день комната, в которой он находился, была заперта, и открыли ее только 4 января 1718 года. Двигатель все еще работал: колесо крутилось с той же скоростью, что и полтора месяца назад.

За семь лет активных экспериментов (1712-19) Бесслер построил более трехсот прототипов двух моделей вечного двигателя. В первых прототипах колесо вращалось только в одну сторону, и, чтобы его остановить, требовалось приложить значительные усилия, в поздних — вал мог крутиться в любом направлении и останавливался довольно легко. Любая из конструкций Бесслера не просто находилась на энергетическом самообеспечении. Энергии хватало и на то, чтобы выполнять какую-нибудь работу: например, поднимать тяжести.

Но ни многочисленные сертификаты, выданные независимыми комиссиями, ни публичные демонстрации не принесли Бесслеру денег, на которые он собирался построить школу для инженеров. Максимум, что он смог получить от власть имущих, — четыре тысячи талеров единовременно и дом в подарок от ландграфа Карла, хозяина замка Вайсенштайн (Weissenstein).

Русская УФОлогическая Сеть

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
Стипендиаты Благотворительного фонда В. Потанина ищут ключ к карьере
Пенсионная реформа: почему некомпетентно правительство
Ростовская полиция разберется с организатором массовых оргий
Трагедии России заложены в проамериканской Конституции
Пенсионная реформа: почему некомпетентно правительство
В США создается реестр всех блогеров, журналистов и социальных медиа
Почему Чингиз-хан был справедливей и честней Дмитрия Медведева
Осознали: обнищавшая Украина начинает разваливаться
Врачи Прибалтики отказывают русским в медпомощи
Почему Чингиз-хан был справедливей и честней Дмитрия Медведева
Налоговая политика в России остается непредсказуемой
Украина распродаст все, что у нее есть, даже людей
Госдеп снова даст "Белым каскам" миллионы на фейки
Россию захлестнут протесты: народ восстает против пенсионной реформы
Трагедии России заложены в проамериканской Конституции
Россию захлестнут протесты: народ восстает против пенсионной реформы
Экс-президент Украины сравнил Донбасс с раковой опухолью
Почему Чингиз-хан был справедливей и честней Дмитрия Медведева
Эксперт: Генерал Радев будет улучшать отношения Болгарии и России
Украина распродаст все, что у нее есть, даже людей
Пенсионная реформа: почему некомпетентно правительство