Что делается в поддержку Николая Платошкина его сторонниками

Почему тянут с судом над Николаем Платошкиным, и стоит ли жаловаться в ЕСПЧ? Об этом глава совета директоров "Правды.Ру" Вадим Горшенин беседует с супругой опального политика Анжеликой Глазковой.

Читайте начало интервью: "Платошкин — истинный патриот": как живет под домашним арестом опальный политик

— Что адвокат говорит по поводу самого дела Николая Платошкина? Оно рассматривается?

— По его мнению, мотивов для уголовных дел вообще нет. Он изначально говорил, что не установлены ни место, ни время — один только Платошкин и один видеоролик в интернете. И теперь Платошкина привлекают по особо тяжкой статье до 10 лет. Адвокат изначально говорил, что дело политически ангажировано, нет ни мотивов, ни оснований.

— Я спросил немного о другом. Чтобы рассмотреть дело судом, ему нужны представленные следствием доказательства. Содержание в СИЗО, домашний арест выделяются как раз для того, чтобы следствие могло собрать эти доказательства. Какие-то новые из них появляются, собираются — или все крутится вокруг одного видеоролика?

— Возможно, изучаются и другие ролики.

Николая Николаевича следственный комитет не вызывает, никаких действия с ним не проводят. Он несколько раз давал показания и все. Может, сначала надо было все проанализировать, все ролики, а потом поместить под домашний арест, когда есть условная доказательная база. Об этом Николай Николаевич и говорил, и это говорит о предвзятости в каждом действии. Все его ролики мы знаем — об именно согласованных митингах, да, против поправок в Конституцию, но…

— Мы имеем право на это.

— Никто этого не исключал, Конституция дает такое право. В чем обвинение?

— Если в начале июня выдвинули обвинения по поводу апрельского ролика, это означает, что два месяца было у следствия, чтобы представить юридическую позицию. Можно было сразу брать и начинать дело в суде. А сейчас начинают исследовать какие-то новые ролики и так далее — это тоже держать человека именно для ограничения его политической деятельности.

— Да.

— Еще вопрос из Youtube: "Как работает штаб движения сейчас?"

— После пандемии мы сняли помещение под штаб и пока провели первое заседание. Но вообще проведена большая работа — писали всевозможные письма в разные инстанции. Сейчас восстанавливаем наш сайт, который немножко просел.

Будем принимать людей, которые будут в штаб приходить. Главное, чтобы люди оставались, чтобы продолжали работать по агитации, выборам. Многие сторонники нашего движения идут в этом году на выборы. Поэтому работа движения у нас продолжается.

— А то, что вы намерены подать иск в ЕСПЧ — в связи с принятыми поправками в Конституцию, Россия может этому международному суду "помахать ручкой" по любому из дел, которое не нравится и продолжать то, что продолжается. Вы об этом не думали?

— Все-таки, несмотря на эти поправки, я от многих слышу, что надо все равно подавать в ЕСПЧ. Поэтому это будут отдельные адвокаты, отдельные люди, кто этим будет заниматься.

Против Платошкина: "двойные стандарты"

— Пишут: "Караулов обещал выступать в качестве общественного защитника Платошкина. Есть ли какие-то результаты?" Я просто очень так отношусь к самой его фигуре… Но это уже без моих комментариев.

— Насколько я поняла, он написал даже жалобу в Следственный комитет. Но, если честно, я не владею информацией насчет защитника. Да, такое возможно.

Конечно, он много снимает видеоматериала в защиту Платошкина. Надо отдать ему должное. Причем у кого бы он не брал интервью, он всегда задает вопросы, говорит о том беззаконии, которое творится в стране. А ведь нам главное — что? Чтобы эту проблему озвучили. Как он сказал — завтра на этом месте может быть любой из нас.

— Караулов это не сказал, а повторил. Это известная фраза. Я не буду комментировать, просто с большим скептицизмом к нему отношусь. А сторонники Николая Николаевича — какие-то акции протеста планируются? Необязательно выходы на улицу — письма, обращения в СМИ, выступления в блогах, в социальных сетях…

— Мы разместили всю информацию, куда люди могут писать, порядка пяти организаций, в том числе по защите прав человека. Люди стали массово писать и на сайты президента, Следственного комитета. Люди по всей стране делают одиночные пикеты, флешмобы, видеоролики.

Мы это все публикуем. Оказывают и финансовую поддержку, деньги на адвокатов. Но до сих пор не разрешены массовые мероприятия практически везде из-за коронавируса. Парад Победы мы провели, а митинг в 100-200 человек не разрешают. Такие двойные стандарты.

— Пишут: "Как можно выступать за примат международного права над собственным? Мы что, банановая республика?" Извините, это бред. Платошкин говорил, что если есть международные соглашения, подписанные и ратифицированные властью, то они должны исполняться. Если нам не нравится, мы можем выходить из этих соглашений.

А то, что сейчас у нас в Конституции написано в одной статье — той, которая не может изменяться, она до сих пор действует, — о примате международного права, и мы где-то в конце засунули: вот там про примат говорится, а здесь мы говорим, что нет, мы можем не исполнять те или другие вещи, это такая не Конституция получилась, а бумажка для… Не буду говорить определений, вдруг тоже попаду под домашний арест.

Анжелика, то есть в начале августа будет заседание суда?

— Или в конце июля, или в самом начале августа.

— А вы сами с Николаем Николаевичем общаетесь?

— Только через адвоката, через папу. К нему практически ежедневно приезжает адвокат. Папа старается тоже, чтобы каждый день кто-то у него был. Очень много всего вместе продумывают, один практически не бывает.

— Вопрос: почему никто не хочет назвать имена следователей, судей?

— Мы их озвучим, адвокат как раз получил постановление о решении суда на днях, которого мы ждали. В этих именах нет никакой тайны.

— Я хочу сказать: это удивительная история. Жизнь идет каким-то кругом, колесом, волнообразно. Мне в 1991 году тоже приходилось общаться, давать слово, — тогда я еще работал в газете "Правда" — дочери, жене Олега Шенина, которого задержали в "Матросской тишине".

По большому счету, времена, когда политических деятелей закрывают либо в СИЗО, либо под домашним арестом, повторяются. Сейчас разницы между тем, что было после ГКЧП с очень уважаемыми людьми, это было руководство страны, и тем, что происходит сейчас, разницы большой нет.

Давайте мы с вами после того суда, который состоится, опять поговорим, потому что интерес к делу большой.

— Хорошо.

Беседовал Вадим Горшенин

К публикации подготовил Михаил Закурдаев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Куратор: Олег Артюков