Как Санкт-Петербург и его жители отстаивают свои права

Почему единоросовское большинство Заксобрания Санкт-Петербурга не хочет отметить заслуги Сокурова и Пьехи и даже вообще перестало присваивать почетные звания людям, прославившим город? Почему "Охта-центр", став "Лахта-центром", приобрел смысл, а бюджетная система должна быть осмысленной, главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал российский общественный и политический деятель Михаил Амосов.


Депутат Амосов: Оппозиция должна контролировать деньги власти

Читайте начало интервью:

Михаил Амосов: контрольные органы должна возглавлять оппозиция

Михаил Амосов: как можно быть и либералом, и патриотом

Михаил Амосов: должно быть удобно не власти, а людям

— Михаил Иванович, вы были активным участником движения сопротивления против строительства "Охта-центра", а недавно участвовали в митинге против уничтожения Муринского парка. Расскажите, пожалуйста, об этом?

— Ведь "Охта-центр" реализовался, но он превратился в "Лахта-центр". То есть проект, который хотел "Газпром", осуществлен. Но он осуществлен в другом месте, где у него появился градостроительный смысл. Хотя по-прежнему идут споры. Но я уже принял башню там, где она стоит. Более того, я так же, как и многие петербуржцы, вижу в этом определенный художественный смысл.

Эта башня оказалась на берегу моря. Акцент — новая панорама, какая-то перекличка со старыми панорамами в центре. А там, где ее сначала хотели поставить, — рядом со Смольным собором и Смольным институтом, то есть со старыми зданиями XVIII-XIX веков, — это было бессмысленно, просто совершенная бессмыслица.

То есть в борениях между гражданскими активистами и властью (и "Газпром" там, конечно, в этом участвовал вместе с властью) мы нашли рациональное решение. Общественность должна гордиться тем, что она это сделала. И "Газпром" должен гордиться, что он в какой-то момент понял, что нужно уступить, что есть более правильное, разумное и более выигрышное с точки зрения даже имиджа решение. И он это сделал.

Теперь что касается Муринского парка. Это парк вдоль Муринского ручья в районе Гражданка, я там живу всю жизнь. Тот участок, о котором идет речь, создавался в тяжелые 90-е годы, когда совсем не было денег. Тем не менее мы в городском парламенте всегда находили хоть какие-то деньги, чтобы развивать этот парк.

И вот теперь там построили спортивный комплекс, который уже хотят расширить. И для большой группы жителей доступ к парку будет затруднен. Я считаю, что это неправильно. Точно так же, как с башней, мы должны найти этим бизнесменам другое место для размещения их новых крытых сооружений. Я даже знаю где.

Может быть, мы даже дадим больше площади, чтобы они там полностью реализовали свои проекты, сделали новый спортивный объект и зарабатывали бы нормально. Но жителям надо сохранить вход в парк так, как это всегда было. Защитники парка и местные жители не раз на митингах и другими способами высказали свою позицию: этот элитный спорткомплекс ущемляет их интересы.

— Почему в 90-е годы вы предлагали не платить зарплату бойцам петербургского ОМОНа, которые воевали в Чечне?

— Поправку я такую вносил, но аргументы и мотивы там были вот какие. Дело в том, что расходовать средства, давать разрешение на расходование средств можно только тогда, когда вы принимаете решение об этом. В данном случае речь шла о том, что решение о командировках принимало Министерство внутренних дел Российской Федерации, а платить должен был город Петербург. Это неправильная бюджетная система. И против этого я выступал.

Кстати, в итоге таких конструкций теперь не возникает, потому что вся полиция стала федеральной, а тогда были подразделения, которые финансировались из бюджета Санкт-Петербурга. Но решение о том, как и где их использовать, принимали другие люди, которых мы не назначали. И это неправильно, а с точки зрения бюджетного законодательства — абсолютный нонсенс.

— А что за история была с Пьехой, которую вы защищали?

— В начале 90-х годов был определенный культурный подъем, при всех сложностях того времени были и какие-то положительные новые черты, возникало что-то хорошее. В депутатском корпусе родилась идея, что каждый год мы должны двум людям, связанным с Петербургом, присваивать звание почетного гражданина Петербурга.

В последние годы, к сожалению, фракция "Единая Россия", которая представляет большинство в нашем Законодательном собрании, отказывается проводить саму процедуру выборов. Хотя есть разные достойные кандидатуры. Например, Александр Николаевич Сокуров, наш великий кинорежиссер, прославивший город и страну, его несколько раз выдвигали на присвоение этого звания.

Я всецело поддерживаю кандидатуру Сокурова, но понимаю, что кто-то, может быть, по политическим соображениям отказался за него голосовать. Это, конечно, неправильно, но объяснимо. Но наша замечательная Эдита Станиславовна Пьеха. К ней-то какие могут быть политические претензии? Она действительно человек, много сделавший для прославления нашего города. Она привнесла в нашу культуру совершенно уникальные нотки.

И давайте задумаемся о том, что она могла уехать в Польшу в какой-то момент, но она осталась у нас. И она не бросила наш город, хотя, наверняка, если бы она переехала в Москву, то стала бы там частью какого-то высокого московского сообщества, больше бы заработала и, может быть, ей было бы вообще проще в жизни. Но она держится за наш город, и мы должны ей быть за это необычайно благодарны.

Однако в очередной раз ее кандидатура даже не была была вынесена на голосование, на мой взгляд, под совершенно надуманными предлогами. Я считаю, это совершенно неправильно. Это выпад не против Пьехи, это выпад против наших культурных городских традиций. И мне это совершенно не нравится.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Интервью было проведено на полях ПМЭФ-2019