Источник Правда.Ру

Соболь назвала расчленителя из СПбГУ жертвой судебной системы

Юрист "Фонда борьбы с коррупцией" Любовь Соболь поделилась с журналистами своим мнением о кровавой истории с расчленением аспирантки Анастасии Ещенко преподавателем и историком из Санкт-Петербургского государственного университета (СПБГУ) Олегом Соколовым. По словам Соболь, при определенных условиях можно встать на сторону Соколова.

"Кровавая трагедия"

Петербург содрогнулся от ужасной новости: 63-летний профессор Санкт-Петербургского государственного университета, историк и орденоносец Олег Соколов причастен к жестокому убийству собственной любовницы и сожительницы. Уважаемый педагог пристрелил, а впоследствии расчленил тело 24-летней аспирантки СПБГУ Анастасии Ещенко.

По версии следствия, женщина была убита 7 ноября 2019 года. Во время ссоры в молодую девушку четыре раза выстрелили из переделанного обреза — советской малокалиберной винтовки ТОЗ-17, стилизованной под пистолет XIX века. Профессор не сразу избавился от тела. Предварительно труп был спрятан. 8 ноября Соколов принимал у себя гостей. В ночь на 9 ноября историк решил избавиться от тела, предварительно его расчленив. Употребив алкоголь для успокоения, педагог отрезал девушки ноги, руки и голову. Утром того же дня Олег Соколов пытался избавиться от частей тела. Но успел лишь выбросить отрезанные нижние конечности.

Когда профессор отправился топить руки в Мойке, то упал в реку из-за сильного алкогольного опьянения. После того, как старика вытащили из воды, то в его рюкзаке были обнаружены отрезанные женские руки. Далее правоохранительные органы провели обыск в квартире, где нашли отсеченную голову и туловище. Ноги позднее были выловлены в реке.

Неоднозначность вины Соколова

В настоящее время профессор находится в СИЗО и ожидает перевода в "Кресты-2". В ходе следствия и судебных заседаний Соколов раскаялся в содеянном и пояснил, почему учинил расправу над молодой аспиранткой, на которой собирался жениться. В вечер убийства произошла ссора на фоне ревности Ещенко к детям историка от первого брака. По словам преподавателя, девушка угрожала ему ножом, после чего он ее и расстрелял.

"Я потерял контроль над собой. Я прожил долго. Разных женщин любил и меня любили. Такой агрессии я никогда в жизни не видел. Я не понимаю, как такое могло произойти. Идеальная девушка превратилась в существо из страшной сказки", — заявил в суде Соколов.

Адвокаты обвиняемого настаивают на версии, что профессор совершил деяние в состоянии аффекта. Он человек эмоциональный, несколько импульсивный, почувствовал угрозу и сделал то, что сделал для самообороны. Также правозащитники обращают внимание, что Соколов раскаялся в содеянном. Для него содеянное — тяжкий груз, следствие стечения обстоятельств. Искренние слезы и истерика это подтверждают. Вина минимальна.

Следствие же придерживается иного мнения. Для них Соколов определенно хладнокровный убийца, который сначала расстрелял свою жертву, а потом расчленил ее как заядлый мясник, чтобы скрыть следы своего преступления. Работники репрессивной машины не знают жалости. Никакого снисхождения к старику нет. Ему даже не дают очки, чтобы он мог читать в заточении книги. Более того, есть риск, что Соколов попадет к закоренелым преступникам и рецидивистам. Сам обвиняемый отчаянно просит этому помешать, так как считает себя человеком, оступившимся в жизни всего раз.

Есть и третья сторона — гражданские активисты. Они и вовсе считают, что Соколов невиновен. Человек оказался в трудной жизненной ситуации. Для них он герой трагической любовной истории, нуждающийся в помощи и прощении. С позицией можно ознакомится в спецгруппе "Спасем Олега Соколова", созданной в "ВКонтакте".

Соболь назвала расчленителя из СПБГУ жертвой судебной системы. 404658.jpeg

О том, как воспринимать историю и деяние Соколова, как жестокое убийство или любовную трагедию, имеет ли профессор право на народное понимание и прощение, рассказала журналистам юрист ФБК Любовь Соболь.

Соболь готова защищать Соколова

Соболь и экс-кандидат в Мосгордуму выразила сочувствие Соколову и заявила, что его права, как человека должны быть соблюдены.

"Я прекрасно знаю по "московскому делу" на что способна судебная машина в России В этом смысле Соколова мне жалко — он стал жертвой репрессивного аппарата. Его права как личности и как заключенного обязательно должны быть соблюдены. У него есть право на справедливый и беспристрастный суд. Нельзя позволить суду и следствию сломать уважаемому человеку судьбу", — заявила Соболь.

По мнению юриста ФБК, если есть основания полагать, что Соколов действовал адекватно ситуации или действительно был аффект, то общество должно жестко проявить свою правозащитную позицию.

"Верю, что профессор мог защищать себя от нападения с ножом. Молодые и горячие девушки в пылу ссоры на многое способны. И как бы я поступила на его месте, подвернись мне под рукой оружие в схожей ситуации, честно, не знаю. Дела по самообороне очень сложны с юридической точки зрения. Доказать, было ли превышение или нет — трудно. Я считаю, что если есть основания полагать адекватность действий Соколова относительно ситуации или будет доказан аффект, то нужно вставать на сторону адвокатов и бороться за права человека. Это жизнь. В эпицентре любовной драмы может оказаться каждый", — считает Соболь.

В беседе с журналистами Соболь подчеркнула, что верит в искренность Соколова после его реакции на судебном заседании. Плачущий человек врать вряд ли станет. Ситуация с расчленением, конечно, пугающая, но спьяну каждый из нас может наделать глупостей.

Оправдают ли Соколова — вопрос дискуссионный, но шансы действительно есть. Российская юридическая практика сталкивалась со случаями, когда маньяков оправдывали присяжные. Так было в далеком 2012 году в деле с закамским убийцей, который жестоко расправился с четырьмя местными жителями. Как сложится дело профессора, покажет время. А пока актуален вопрос: а захочет ли быть на свободе сам раскаявшийся Соколов?