Рустам Танкаев: "Соглашение ОПЕК+ слишком слабенькое"

Падение цен на американский сорт нефти WTI до отрицательных значений произвело большое впечатление даже на тех людей, кто за котировками не следит. Понятно, что это во многом следствие спекуляций и торговли фьючерсами, но тем не менее…

Логичный вопрос, какие перспективы, почему так произошло и когда ждать стабилизации цен на нефть. Поступления от продажи которой до сих пор составляют значительную часть доходов российского бюджета. А колебания цен на нефть отражаются на курсе рубля.

На эту тему "Правда.Ру" побеседовала с членом комитета по энергетической стратегии и развитию топливно-энергетического комплекса Торгово-промышленной палаты Рустамом Танкаевым.

— Что вообще происходит на биржах, что с ценами?

— Как говорил Виктор Степанович Черномырдин, "такого никогда не было, и вот опять". То, что мы сейчас наблюдаем, это реакция, вызванная тем, что производители нефти не могут немедленно реагировать на изменения рыночной ситуации. Как мы все видим, эпидемиологическая ситуация не улучшается в большинстве стран, продолжается падение производства, продолжается падение потребления бензина и дизельного топлива, соответственно, продолжается и падение спроса на нефть.

Дело в том, что даже те изменения на рынке, которые мы видим, становятся явными не в ту же минуту, они становятся только через какое-то время, когда происходит обобщение результатов текущей статистики и это обобщение требует как минимум месяца-двух. А цены за это время успевают упасть еще сильнее.

То, что мы наблюдаем в США, а именно отрицательные цены на нефть и резкое падение, связано с тем, что в Соединенных Штатах на самом деле эпидемиологическая ситуация намного хуже, чем в других странах. Число погибших больше, чем в других странах. И остановка передвижения населения для Соединенных Штатов означает резкое падение потребления бензина и дизтоплива.

Там традиционно очень велика роль автомобильного транспорта и перевозки происходят на огромные расстояния. Поэтому и получается так, что падение потребления идет достаточно быстро. А производители как сланцевой нефти, так и синтетических топлив узнают об этом далеко не сразу, только через какое-то время. То есть через месяц как минимум. И складывается такой порочный круг, который приводит к тому, что цены в Соединенных Штатах достигли отрицательного значения.

— Сделка ОПЕК+ состоялась. Но, тем не менее, эффекта мы не видим…

— Сделка ОПЕК+ состоялась, но она была рассчитана на снижение спроса на 10 миллионов баррелей в сутки. А снижение спроса уже сейчас превысило 25 миллионов баррелей в сутки по самым скромным оценкам. Поэтому соглашение ОПЕК+ не могло повлиять на рынок. Оно слишком слабенькое. Сейчас обещали еще снизить предложения нефти на рынке и Россия, и Саудовская Аравия.

В Соединенных Штатах обвально падает добыча сланцевой нефти и производство синтетических моторных топлив. В предыдущий раз, когда было такое обвальное падение цен, сланцевую нефть чуть не похоронили, потому что люди разбежались с промыслов, а оборудование бросили. В результате его разворовали. И когда наступило время восстанавливать добычу, оказалось, что и нечем восстанавливать. Пришлось заново закупать оборудование. Да к тому еще людей было трудно найти, потому что найти людей можно, когда они верят в это самое производство. А в сланцевую нефть в Соединенных Штатах никто толком не верит. Вот такая печальная диспозиция.

Я думаю, что самым главным фактором на рынке топлив в Соединенных Штатах являются синтетические моторные топлива. Если сланцевой нефти производятся 5 миллионов баррелей в сутки, то синтетических топлив — 6 миллионов баррелей в сутки. Преимущественно это газолин, который производят из метана, и этиловый спирт, который производят из кукурузы. К нефти эти топлива никакого отношения не имеют.

Но, тем не менее, то, что мы сейчас видим в Соединенных Штатах резкое падение производства, приводит к тому, что в скором времени мы будем наблюдать дефицит нефти на мировом рынке. Если, конечно, вакцина от коронавируса будет эффективной, если получится ее в массовом количестве производить.

— А каков ваш прогноз на ближайшее будущее? И какие перспективы у нашей страны?

— Цены вырастут, если будет эффективная вакцина от коронавируса, то начнется восстановление мировой экономики, соответственно, подскочит спрос и цены на нефть начнут расти. Видимо, к концу года они выйдут на равновесное значение — порядка 60 долларов за баррель.

Теперь общая ситуация по России. Наша страна находится в самом благоприятном положении по отношению ко всем остальным производителям нефти. У нас огромные нефтепроводные мощности.

  • Во-первых, то "Дружба", которая работает на обеспечение европейского рынка.
  • Во-вторых, это нефтепровод — ответвление в Китай.

Почему это важно? Из-за того, что не хватает емкостей для хранения нефти, все производители фрахтуют танкеры для хранения нефти до того момента, когда цены подрастут. В результате стоимость фрахта танкеров выросла в 10 раз. Возить при нынешнем уровне цен нефть по морю абсолютно невыгодно, это убыточная операция, по морю можно только убытки получить. Поэтому огромное значение приобрели трубы, которые есть у России. И мы в этой ситуации могли бы сильно увеличить свою долю мирового нефтяного рынка.

Но нам мешают налоги, у нас очень высокие налоги на нефть, нефтедобычу. И в этой ситуации мы можем, конечно, свой золотой шанс упустить. Но он есть сейчас. Для России ситуация намного лучше, чем для Саудовской Аравии или других ближневосточных государств. Намного лучше. Вот такая картина.

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...