Китай: горе от высокого роста экономики?

Китайская Народная Республика отметила свое 70-летие новыми впечатляющими трудовыми успехами! Это действительно так. Проблемы, конечно же, тоже есть. И даже есть точка зрения, что ускоренный экономический рост тоже начал не только решать проблемы, но и создавать их. Так ли это?


70-летие образования КНР. Достижения, проблемы, перспективы

Эти и другие вопросы обсудили международный обозреватель "Правды.Ру" Саид Гафуров и доцент Школы востоковедения Высшей школы экономики Михаил Карпов.

Читайте начало интервью:

Китай — социализм и капитализм в одном флаконе

— Михаил, вы считаете, что если высокие темпы экономического роста в Китае раньше были полезны, реально решали многие острые проблемы, то сейчас они только больше их создают. Почему? И какие проблемы были преодолены, а какие сейчас появляются?

— Да, раньше благодаря таким темпам они успешно решали проблемы бедности, вопрос об обогреве, решили проблему голода. Все это привело к самым серьезным процессам — социально-экономической модернизации. Это и дальнейшая индустриализация, и урбанизация, и создание вполне качественной и широкомасштабной инфраструктуры, то есть все эти проблемы там во многом решили.

Создание среднего класса, так сказать, определенных качественно новых паттернов потребления, тоже в Китае состоялось. Вы все это прекрасно видели в больших городах. Но начиная с середины нулевых проблемы, которые до того были не были столь очевидны, потому что многие другие более серьезные проблемы решались, начали обостряться.

Возникло такое ощущение, что высокие темпы роста уже не столько решают, сколько создают проблемы. Это проблемы социального расслоения, коррупции, неравномерности развития регионов, макроэкономические проблемы, потому что китайский внутренний долг на сегодня один из самых больших в мире, он больше американского.

В общем, это очень серьезная проблема, которая беспокоит в том числе и наших китайских коллег, которые занимаются макроэкономическим регулированием. И, собственно говоря, одна из причин, почему в течение уже 15 лет и даже больше ставится вопрос о необходимости, постепенной или радикальной (не важно, есть разные точки зрения), но в любом случае ухода от инвестиционно затратной модели.

— Генеральный секретарь ЦК КПК Син Цзиньпин и премьер Госсовета Ли Кэцян работают вместе, одной командой?

— Син Цзиньпин и премьер Госсовета Ли Кэцян — несомненно, тандем. Там есть разные точки зрения, но, безусловно, это был тандем изначально и вместе с их ближайшим окружением это был один пакет людей с общими концепциями реформ. И он сохраняется плюс-минус до сих пор, хотя, разумеется, практическая политика вносит какие-то коррективы.

Так вот, уход от инвестиционно затратной модели — такая идея была у пятого поколения руководителей, когда они только пришли в 2012–2013 годах на XII съезде КПП в руководство. И в 2013–2014 годах ставилась уже четкая радикальная задача отхода от такой государственной инвестиционной модели.

Ключевые причины такой необходимой реформы (я могу это сказать совершенно определенно, потому что мы об этом говорили с моими китайскими коллегами экспертами) — огромные объемы внутреннего долга и скрытая инфляция, макроэкономические проблемы, которые нарастают.

Иными словами говоря, как сами китайские эксперты это формулируют, китайские экономические акторы, государственные и частные предприятия, которые на самом деле финансируются во многом за счет государственных средств, предпочитают находиться в такой в серой зоне, то есть приватизировать прибыль и доходы и национализировать убытки.

— Я тоже общался с китайскими профессорами экономики, и они не разделяют такого мнения. Они считают, например, что кредитно-денежная политика вообще и деньги в частности — это инструмент, а не самоцель.

— Безусловно.

— Если у тебя большой долг, это вообще не проблема. Проблемы, если люди голодные, плохо работает промышленность и экономика в целом… Для Китая была проблема нехватки подводных лодок, потому что американцы могли в Южно-Китайском море гонять свои авианосцы. Сейчас это уже сильно изменилось. Китайцы пуляют свои ракеты в космос, и луноходы делают, и еще черт-те что. А финансы — это вообще не проблема, тем более что ты у себя можешь напечатать…

— Все-таки я позволю себе здесь ответить, что даже в такой экономике, как китайская, нельзя без конца бросать деньги. С одной стороны, деньги — безусловно, инструмент, но это такой инструмент тонкой настройки. Иногда бывает очень трудно тонко настраивать. Но делать это обязательно нужно, иначе все пойдет наперекосяк.

И проблема-то в том, что вот этот самый внутренний китайский макроэкономический долг уже огромен и продолжает расти. Руководители китайской макроэкономики понимают масштабы национализации долгов и приватизации прибыли и доходов. Им это совсем не нравится, и они намерены положить этому конец. Но вот глобально и радикально это сделать пока так и не получается.

Читайте продолжение интервью:

Кто мутит воду в Гонконге

Поднебесная добралась до небес. Что дальше? 

Беседовал Саид Гафуров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев