Эксперт: ОСАГО и европротокол нарушают Конституцию

Платные парковки и дороги незаконны. ОСАГО — вообще просто грабеж. В связи с непомерными беззаконными поборами с автомобилистов, к которым теперь имеют отношение практически все, в обществе растет протест. Если репрессии не устранить, то это может привести к социальному взрыву.


Как не платить на платных парковках

Об этом "Правде.Ру" рассказал почетный адвокат России, вице-президент "Движения автомобилистов России" Леонид Ольшанский.

Читайте начало интервью:

Автомобилисты требуют конституционных прав

Парковочная война: Верховный суд дает надежду

Советы о том, как за парковку не платить

Ударим шлагбаумом по передвижению и правам человека

— Леонид Дмитриевич, практически все население нашей страны — автомобилисты или, по крайней мере, имеет отношение к ним. Поэтому ОСАГО касается практически всех, и все этой системой недовольны. Но еще постоянно туда что-то добавляется. Как вы считаете, с этим можно как-то бороться?

— Да, у бабушки, например, есть внук с машиной. Поэтому все восстают против ОСАГО. Каждый раз они придумывают поправки. Статья 55 Конституции, часть 3 гласит: "Любое ограничение прав граждан возможно только по федеральному закону". Если я гонорар получаю в газете, то у меня бухгалтерия вычитает 13 процентов. Так гласит Налоговый кодекс. Двенадцать нельзя, и 14 нельзя. Именно 13.

Если подрался, значит, вот такая-то статья Уголовного кодекса, но не распоряжение мэра. Проехал на красный свет — Административный кодекс. Разводимся — Семейный кодекс. Только через определенный кодекс все нормируется. А там самое главное — тарифы. Сколько же платить за полис ОСАГО? Эти тарифы утверждаются не депутатами Государственной Думы гласно в зале, чтобы мы с вами видели, а Центробанком.

Это никуда не годится, чтобы чиновник что-то утверждал. Что они теперь придумали нового, с чем будем воевать? Водителю или собственнику транспортного средства не обязывается, но хитрым образом предлагается, установить телематическое оборудование в машину, которое будет показывать, сколько виляет водитель, как быстро он разгоняется.

То есть теперь они будут решать, насколько плавно, аккуратно он едет или, по их мнению, не очень аккуратно. Если не очень аккуратно, то многократно взлетят тарифы. А так — чуть-чуть сбавят. А тот, кто не установил, тому-то и будет больше — сразу автоматом. Их не заставят, но скажут: давай.

— Это прямо уже на грани внедрения?

— Они пытаются. Сейчас представили в Думу такой законопроект. Мы с ним боремся. Следующий вопрос. Они очень сильно лоббируют европротокол. Самое главное в этом — мы не вызываем гаишника. Сами между собой, как курица лапой, написали, что у вас поцарапано правое крыло, а у меня — левое.

А завтра эксперт поднимает машину на подъемник и скажет, что еще десять деталей треснули, развалились, сгнили, лопнули. Все, уже нельзя это включить, не считается. Поэтому я всех призываю европротокол не составлять. Даже если ты находишься где-то в Сибири, три часа постоишь или пять, но все-таки приедет инспектор. Тогда ты имеешь шанс получить все в полном объеме.

— Если протокол составляет инспектор, он же тоже не увидит эти детали.

— Если инспектор составляет, тогда можно в дальнейшем говорить об экспертизе и выявлении новых поломок. А европротокол этого не предусматривает. Вот в чем коварство европротокола. Поэтому нужно бороться.

Поэтому следующий вопрос — очень важный. Будет ли уголовная ответственность, если человек купил левоватый, самопальный, краденый или иным образом непонятно взявшийся страховой полис? Не будет ничего.

— Вот почему? Мне кажется, нужно.

— Отвечаю. Нет, не нужно. У нас есть небольшое количество статей Уголовного кодекса, которые основаны не на анализе "пролетела, прожужжала, прошел человек", а на анализе мозгов. Дача заведомо ложных показаний.

Например, статья "Использование заведомо подложного документа". Вот допустим, я без памяти в вас влюблен и решил вам подарить диплом профессора МГУ. Доказать, что это вы его изготовили, никак нельзя. Доказать, кто отпечатал или украл бланк, заполнил, печать туда ставил, — вряд ли докажешь. Поэтому остается вот такая маленькая статья, несколько месяцев тюрьмы она предусматривает. Но ведь это доказать тоже практически невозможно.

Мы с вами шли мимо рынка, отделения ГАИ, универмага. Стоит автобус, на нем написано ОСАГО или шире — "Страхование". Говорят, что за такую машину — две тысячи. Вы говорите: "Дешево. Настоящий полис?" — "Настоящий". Отдаем деньги. Я убежден, что этот полис — настоящий. Следователь меня проведет свидетелем.

Конечно, если я идиот полный или вы меня подведете и скажете: "Да знал он прекрасно. Просто решил сэкономить". Конечно, пойду по статье "Использование". Одна группа граждан идет на откровенное преступление: крадет бланки или выпускает их при современном развитии полиграфии. А вторая группа граждан их с удовольствием покупает.

— Потому что дешево.

— Да. Это о чем говорит? — Что в обществе растет протест против ОСАГО.

— Какой вывод из всего вышесказанного?

— Ни одна категория граждан не подвергается такому узаконенному грабежу, как автомобилисты. Платная парковка вне закона, платная дорога вне закона, ОСАГО — вообще грабеж. Поэтому надо остановиться. Мы призываем остановиться. В новом Кодексе об административных правонарушениях мы призываем к разуму.

— Репрессивные методы снижать...

— Меры снижать. Нормы репрессивные изымать. Иначе в обществе, по моему мнению, может быть социальный взрыв уже не на тему выборов, а на тему более весомую — непомерных поборов с многомиллионной армии водителей и собственников транспортных средств и гаражей.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев