Как выглядят спички с орбиты?

Не только о Космосе, но и о Зазеркалье, а также зазеркальной политике рассказал в прямом эфире видеостудии Pravda.Ru член правления ОАО "Объединенная ракетно-космическая корпорация" Игорь Буренков. Почему политики вместо космических технологий используют методы лжи? Как найти грань между необходимой секретностью и маразмом? Важно, не повестись на ложные цели, а приумножать свои возможности.

— Когда произошла трагедия с "Боингом", американцы обвиняли Россию и ополчение Новороссии, но не представили никаких доказательств, ни одного спутникового снимка. И о том, что там российские войска уже почти год ходят, постоянно говорят - опять же бездоказательно. Хотя у них масса спутников есть, технологии позволяют. Почему не показывают фотографии из космоса?

— Это пример воздействия политической ситуации на техническую сторону вопроса. Космические технологии заменяются политическими. Конечно, возможности ДЗЗ (дистанционного зондирования Земли) не безграничны, но они достаточно велики.

Вице-президент США Джо Байден заявил, что у них есть сведения о перемещении российских войск, и всех уверяет, что эти данные достоверны. Действительно, есть технологии, которые позволяют показывать реальную картину. Но в данном случае показывать не выгодно, поэтому нам никто и не показывает. Основной вопрос — зачем вице-президент говорит о таких фактах и выдает их за правду?

— Колин Пауэлл пробиркой с порошком тряс…

— Можно трясти чем угодно, не в эфире будет сказано. Важно, кто это произносит, на каком уровне. В некоторых случаях достоверность подтверждается должностью и статусом человека, который говорит. Если российские военные, государственные деятели предъявляют более существенные доказательства, чем фотографии из Instagram, на мой взгляд, это заслуживает уважения. Информационно-пропагандистские технологии сейчас на таком уровне, что можно подготовить любое сообщение, обвинение, ссылаясь на источник, достоверность которого ничем не подтверждена. Тем не менее, это сообщение выйдет в эфире или печати. И многие ему поверят.

Сегодня ведется серьезная психологическая и пропагандистская война, поэтому здесь важен не только вопрос получения данных. Данные наверняка есть, вопрос - насколько они соответствуют представленным утверждениям. Не стоит забывать и о секретности. Она в некоторых случаях может быть своего рода заслоном и определенным оружием. Можно сказать, что мы это точно знаем, но представить доказательства не имеем права. Это типичный пример информационной войны. Хотя если с орбиты можно разглядеть коробок спичек, то, конечно, возникает вопрос о доказательствах.

— А с орбиты можно разглядеть коробок спичек?

— Говорят, что можно. Безусловно, есть зоны, которые должны быть закрыты. Но точно есть те, которые должны быть открыты. Вообще, вопрос секретности не должен быть таким разменным. Свои секреты надо уметь защищать, но не превращать это в фетиш или в маразм. У нас же, увы, такое случается. Это бывает везде, и американцы не исключение. Конечно, какие данные можно обнародовать, а какие — нет, секретные они или нет — решать им. Но нужно и в этом вопросе соблюдать приличия.

Бывает, что какой-то документ, фотография или технология являются доступными, пока на них нет грифа секретности. И вопрос, присваивать его или нет, иногда находится в зоне политического решения. Безусловно, нам надо стремиться к объективности. Если такие международные споры возникают, они должны и решаться на международном уровне, а еще лучше — на базе ООН, коль уж у нас такая система существует. Но обратите внимание, несколько раз Россия пыталась провести определенные резолюции, которые позволяли бы это сделать, но они не проходят, не получается. Пошли разговоры о кризисе ООН. Хотя международные соглашения в области обмена космической информацией существуют и действуют. Но в некоторых случаях они не срабатывают, потому что вмешивается политическая составляющая. А нужно стремиться к тому, чтобы она меньше влияла на ход событий, чтобы мирный космос продолжал существовать. И я верю в то, что он будет и дальше существовать наряду с военным, который помогает сохранять независимость, России в частности.

И тут важно не впасть в маразм и не повестись на некоторые ложные цели, которые могут быть внедрены для нашего отвлечения от того, что мы действительно должны делать. Но я полагаю, что такие времена прошли, потому что люди, которые принимают решения, трезво оценивают ситуацию и понимают, где мы находимся и почему.

Сейчас — момент определения целей, понимания того, что происходит. У нас идет откровенный разговор, обмен мнениями и выработка оптимальных решений. Это дает нам уверенность в том, что реформа космической отрасли даст результат. Наконец произойдут изменения, которые должны были случиться уже давным-давно — еще лет двадцать-тридцать назад. Но не произошли. Надо наверстывать упущенное, как Алиса в Зазеркалье: "Для того чтобы остаться на своем месте, нужно очень быстро бежать". Вот мы уже и бежим, но за этим бегом нельзя забыть о главном. Надо сохранить все то, что есть ценного. Вот, что важно.

Сейчас на орбите работают российские аппараты, которые имеют большое значение для всего мира. Все знают, например, "Хаббл". Но есть подобный российский аппарат, который работает в рамках международного проекта "Радиоастрон". Только он работает в совершенно другом диапазоне, в котором "Хаббл" работать не может. Они не конкуренты, это просто разные аппараты. И нашими данными пользуется все международное сообщество.

Многие стремятся в космос, мечтают полететь на Марс или Луну. Это очень героически выглядит. Но работать на космодроме "Восточный" при минус сорока зимой, а летом при плюс сорока — это тоже подвиг. Не надо так далеко лететь в космос, чтобы почувствовать себя героем. Я видел людей, которые там работают. Они выполняют эту задачу и, наверное, даже не осознают до конца, что они на самом деле очень-очень много делают для будущего космоса.

"На Марсе будут яблони цвести…" — это замечательно. Но нужны правильные шаги, которые позволяют эту мечту осуществить, развивать ее. В России есть люди, которые увлечены космосом сейчас: и школьники, и студенты, готовые учиться и прийти в отрасль. Только им надо создать привлекательные условия для работы, чтобы они захотели это сделать. Не должна быть в высокотехнологической отрасли такая зарплата, что ее даже неудобно произнести вслух.

Многое разрушено, и приходится заниматься восстановлением. Сегодня все прекрасно понимают задачи и сложности их решения. Есть реальные способы достижения такого результата, чтобы мы по-прежнему высоко несли знамя российского космоса. Мы точно знаем, как двигаться дальше.

Читайте также:

Игорь Буренков: Россия защищена из космоса

Спутники России больше не упадут

Санкции разделяют, Космос соединяет

Интервью к публикации подготовил Юрий Кондратьев

Беседовала

Инна Новикова


Игорь Буренков: Космос должен быть вне политики
Комментарии
Комментарии

США заявили об эффективности канала связи с российскими военными по Сирии. При этом американские военные готовы сбивать самолеты РФ в случае опасности для сил коалиции.

США подтвердили готовность сбивать самолеты ВКС России в Сирии