Источник Правда.Ру

"Смертниц, мстящих за мужей, невозможно перевербовать"

"Психологический портрет террориста - понятие относительное. Проблема состоит в том, что единого психологического портрета нет. Еще в 80-е годы КГБ предупреждало, что в терроризм пойдут женщины в качестве непосредственных исполнителей терактов, так как они более податливы, легче мотивируются.

Террористы-мужчины сами себя взрывают только в крайних случаях, а в целом тенденция такова, что взрывы сейчас — во всяком случае, у нас — устраивают женщины. Их зомбируют — или давайте употребим другое слово — их насилуют, а изнасилованная мусульманка - это позор для всей семьи и для нее лично, и смыть позор она может только кровью.

Поэтому идет очень точная психологическая обработка таких женщин, их выдают замуж за террористов, первого убили, передают эстафету второму, второго убили, далее к третьему. Эта самая предполагаемая террористка — я говорю предполагаемая, а скорее всего она была замужем за террористом (я чуть не сказал "шахидом", хотя употреблять данное слово в этом случае неверно), который был пойман, уничтожен, и это месть всем иноверцам.

Поэтому мы здесь ничего не сможем сделать, не сможем перевербовать, единственное, это сыграть на чувстве страха. Вот если вы помните, на Тверской погиб майор ФСБ — взрывотехник. Бомбу террористка бросила (не донесла до места теракта — прим.ред), она почувствовала, что за ней следят, она испугалась, но ее действия со стороны контролировали. Думаю, что тоже самое было и здесь. Таким женщинам все равно не доверяют. И когда подошел взрывотехник к бомбе, еще не начав работать, кто-то из контролеров активировал взрывное устройство, и бомба взорвалась, убив майора ФСБ. Так и здесь — за ней следили, ее контролировали, и если бы она не сделала то, что ей велели сделать, ее взорвали бы со стороны".

Читать комметарии других экспертов по теме:

Ветеран "Альфы": Более 90 процентов терактов предотвращается

Как и другие эксперты, Михаил Виноградов дал несколько советов касательно того, как себя вести во время теракта.

"Заложники - это одно дело, а эпицентр взрыва другое. Если говорить о втором — люди делятся на несколько категорий. Самые устойчивые — их примерно 12% — начинают реагировать адекватно, помогать перевязывать, поддерживать, выводить из горящего автобуса и так далее. Так себя повел подполковник МЧС, когда взрыв был между Павелецкой и Автозаводской в тоннеле. Он сумел предотвратить панику, мобилизовать толпу и повел их к выходу четко за собой. Таких мало. Кто-то начинает спасать самого себя, бежать с места взрыва, бежать в панике, забывая об остальных, даже о своих близких. А примерно 20% от населения и от числа тех, кто находится в эпицентре взрыва, впадают в панику, мечутся, и не дают нормально работать спасателям. Вот с ними самая большая сложность.

И проблема состоит в том, что они на перспективу психологической коррекции не поддаются. У них можно снять чувство стресса, вернуть их к жизни, хотя я знаю одну женщину, которая после взрыва в метро на Павелецкой и Автозаводской больше ни разу не вошла в здание метро. Ни то, что не поехала поездом, просто не вошла в станцию. С ними должны работать психологи и надо создавать специальную психологическую службу, в МЧС психологи очень хорошие, очень хорошо работают, но их не хватает на всю страну, учитывая то, что у нас какие-то проблемы возникают регулярно.

Читать статью:

Теракты в России: почему меч сильнее щита?

Психиатр: Оказавшись в заложниках, нужно, чтобы тебя не замечали

Если человек оказался в числе заложников, здесь масса вариантов. Заложники в квартире — один разговор; заложники, захваченные в каком-то служебном помещении - другой. Есть заложницы, которые психологически срастаются с террористами и даже начинают с ними, пока идет освобождение, сожительствовать в прямом смысле этого слова. Так было, по-моему, в Дании, ну в какой-то из этих небольших стран, случай, обошедший в свое время всю прессу (речь, по всей видимости, идет о захвате заложников в Стокгольме, после которого в популярной психологии появился термин "стокгольмский синдром" — прим.ред).

В целом, заложникам надо, если у них есть какая-то доля разума, работать по ситуации. Нельзя кричать "вот мы выйдем, вас всех пересажаем, перестреляем" и так далее. Ни в коем случае не провоцировать бандитов на агрессию. Тихо-тихо сидеть и ни на что не откликаться, как в ступоре. Лежать сложно, обычно захватчики очень жестко контролируют такое поведение. Хотя я знаю случай, когда был захват на какой-то даче, держали заложников, и охранники так перепились, что уснули. И одна из женщин сумела развязаться, выскользнуть из этой ловушки, добежать до нормальных граждан и вызвать полицию и указать, где сидят захватчики. Но это исключительный случай".

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Мы рады новым друзьям!


Шахидка принесла Волгограду смерть
Комментарии
Не забудьте присоединиться к "Правде.Ру" в "Telegram". Мы рады новым друзьям
Комментарии

После странной истории с использованием ВКС России военного аэродрома в Хамадане (Иран) стало абсолютно ясно, что полного доверия Тегерану быть не может. События последних дней только усиливают это впечатление. Российско-иранские противоречия проявляются уже не только вокруг Сирии, но начинают влиять и на отношения РФ с США. А это уже серьезно.

Иран становится большой проблемой

После странной истории с использованием ВКС России военного аэродрома в Хамадане (Иран) стало абсолютно ясно, что полного доверия Тегерану быть не может. События последних дней только усиливают это впечатление. Российско-иранские противоречия проявляются уже не только вокруг Сирии, но начинают влиять и на отношения РФ с США. А это уже серьезно.

Иран становится большой проблемой