Источник Правда.Ру

Сергей Нурисламов: Народу нужна твердая политическая доктрина

Сергей Нурисламов: Народу нужна твердая политическая доктрина. 297983.jpeg

О синдроме посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) широко заговорили после поражения США во Вьетнаме. В перестройку, когда СССР выводил свой воинский контингент из Афганистана, вспомнили о «вьетнамском синдроме» и по аналогии назвали «афганским». За это время, наверное, было проведено множество самых разных исследований. Нынешняя гражданская война в Новороссии породила так называемый «восточный синдром». Как государство и общество может помочь своим защитникам преодолеть психологические травмы Pravda.Ru рассказал  психиатр, нарколог, психотерапевт, философ, писатель, генеральный директор "МИЦ Выбор" Сергей Нурисламов. 

  - Каковы главные проблемы в лечении ПТСР у участников нынешних боевых действий? Есть ли отличие от других подобных случаев

- Все эти синдромы одинаковы  сути содержания и по  структуре,  может меняться только  описание. То есть,   одни военные вышли из горячих точек - из Афганистана, или  из Чечни, и от названия точки меняется название синдрома - чеченский, или афганский.  Но они будут отличаться лишь по названию. 

Соответственно, сам синдром  он заключается в том, что человек сталкивается с массированной болью, переживаниями, которые не  может уместить в сознании,  и с ними  смириться. Буря различных чувств, переживаний его непрерывно захлестывает. Вот в этот период важно дать возможность ему их отреагировать, этим  занимаются с ним  специалисты и психологи.

 Именно во время Вьетнамской войны, американские психологи разработали групповые форматы работы.  К этому решению пришли просто потому, что специалистов не хватало на такой большой объем  оказавшихся в депрессии в  тяжелых состояниях американских солдат.

У нас  такие группы специалистов тоже всегда работали с  вернувшимися из горячих точек, но может быть, не настолько полномерно и не под таким серьезным государственным началом, как в Соединенных штатах. В принципе, сейчас,  наверное, что-то будет делаться, тем более, что Юлия Сергеевна Шойгу, дочка министра обороны,   она в свое время создала как раз подобную  структуру, и она сама  достаточно известный  психолог.

Она создавала в МЧС  структуру по работе с жертвами катастроф. Это очень похоже на работу с военными, пусть это будет  стихийная  катастрофа,  повлекшая разрушение домов  и гибель людей, или война. Результат в обоих случаях примерно похожий - запредельный стресс, к которому человек не готов. Эти переживания, запредельные по своей силе, влияют на психику человека еще долгие годы, и если не провести  отреагирование  в самом начале, то они приводят к постстрессовому, посттравматическому стрессовому расстройству, которое развивается исподволь, постепенно, включая в себя и депрессивные синдромы и синдромы расстройства. Последствия могут быть и для мышления.

Поэтому здесь нужна помощь  серьезных специалистов - психиатров. Чтобы не  допустить развития этого заболевания, с человеком должны работать психологи.

- Каковы главные проблемы в лечении ПТСР у участников нынешних боевых действий? Есть ли отличие от других подобных случаев?

- Проблема в том, что на данный момент нет специальных реабилитационных центров, заточенных специально на работу с военными, особенно со спецназовцами.

- На Украине таких центров тоже нет?

- Нет и на Украине. При попытках  создать их со стороны кого-то, это воспринималось в свое время, как что кто-то пытается создать свою армию, как Коломойский, к  примеру,  который спонсирует создание центра, для того, чтобы там перековать бывшие военные кадры, вышедшие из горячих точек, под себя.

Но в такой ситуации ответ только один: если государство не хочет, чтобы кто-либо делал такие коммерческие или частные центры, оно должно заниматься этом само.

-Поскольку лечение является комплексным - не только психотерапевтическим, но и медикаментозным - есть ли все необходимые лечебные препараты? Насколько высока их эффективность и способны ли они оказать помощь всем нуждающимся?

- У нас все есть, самое важное, вы поймите, что такого синдрома, как такового не было практически. К примеру, после Великой Отечественной войны его почти не было. Дело в том, что после Великой Отечественной войны была очень мощно развития идеология,  и кроме того, мы победили.  Именно Победа,  отреагирование победы привело к тому, что все личностные переживания были смыты гордостью за страну и чувством единения.

А когда мы куда-либо ввязываемся тайным  образом, или явно, но люди едут на войну самостоятельно, часть населения не понимает, для чего нужна эта война, какие отстаиваются ценности. В этой ситуации нужно, чтобы с воевавшими обязательно работали психологи.

 Если бы у нас была бы  более четкая и понятная для своего народа политическая доктрина, не сиюминутная, а направленная на развитие страны в целом, то в такой ситуации людям было бы понятно, к чему стремиться.

А когда до конца, мы не можем признать все свои цели, потому что нам нельзя это делать на сегодняшний день, опасаясь реакции остального мира, население начинает страдать.

Некоторые даже начинают говорить - «а почему бы нам не пустить к себе НАТО, какие, мол, проблемы?». Людям непонятно, против чего надо бороться. Может, надо вступить в НАТО и бороться против Китая?

Сейчас у многих людей каша в голове. Им трудно объяснить, для чего все это нужно, убытки, потери. Особенно это касается гражданского населения.

- Говорят, что не все склонны к ПТСР. От чего это зависит? Кто больше подвержен синдрому, а кто меньше? 

- Не с чем это не связано. Может, с опытом, с практикой, если взять предположим , трагедию  Улу-Теляк.  Я  тогда еще учился в Башкирии, в школе. До меня доходила информация, что произошел  взрыв  на железнодорожном перегоне, в районе Улу-Теляк, два  поезда сгорели ,  было что-то вроде  газовой вакуумной бомбы. Специалисты сказали, что газовая смесь, взорвавшись, потянула огромную массу в воздух.  Там страшнейшие были картины, и те врачи, которые приезжали на вызовы, обычные врачи скорой помощи или врачи терапевты, они получили мощнейший стресс, с  последующим пост стрессовым расстройством,  а те врачи, которые ездили на скорой помощи бригадах всегда, особенно врачи- реаниматологи, которые со смертью встречаются фактически ежедневно и по нескольку раз в день, то они перенесли это проще, более спокойно.

 Но картины были жуткие, когда ты видишь полуобгорелых, труп женщины, которая прижимает к себе тоже сгоревшего ребенка -  для многих это было тяжело перенести. И все это в большом количестве. Все это в двух составах  поезда, которые практически выгорели и полусоженные люди еще расползлись по округе.

В принципе, такие страшные картины бывают техногенные, бывают природные, бывают связанные с милитаризацией общества, с войнами. Давайте станем пацифистами, но при этом попросим Запад не приближаться к нашим границам, и вместе со своим НАТО.  

Читайте также: Вирус Эбола для военных - донбасский синдром

"Вычеркнуть из памяти войну?"

ЦРУ против ГРУ: в бой идут экстрасенсы

Назад, в СССР: есть ли желающие?

Читайте последние новости на сегодня, 10 сентября 2014 года. 

 

 

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Мы рады новым друзьям!


Юго-Восток Украины: война без выбора
Комментарии
Не забудьте присоединиться к "Правде.Ру" в "Telegram". Мы рады новым друзьям
Комментарии

Решение Конституционного суда РФ о невозможности исполнения решения ЕСПЧ насчет выплаты компенсации акционерам ЮКОСа негативно воспринято на Западе. Как и предполагалось: "Россия ни перед чем не остановится, чтобы подорвать демократические институты". А комиссар Совета Европы по правам человека Нилс Муйжниекс потребовал, чтобы Россия отказалась от закона, дающего право не исполнять решения ЕСПЧ.

"Настоятельно призываем": Европа предложила России сдаться

Более эффективно распределять ресурсы в борьбе с новыми вспышками Эболы поможет открытие генетиков, которые научились определять, умрет ли человек при заражении этим вирусом.

Ученые предскажут смерть от Эболы