Йемен как важный для России "ключ и замок"

Россия продолжает укреплять своё влияние на Ближнем Востоке. Об этом наглядно говорят результаты визита йеменского президента. Эта страна сулит нам многомиллиардные контракты по военно-техническому сотрудничеству и даже базы в Индийском океане. Но, как известно, за всё надо платить…

Визит президента Йемена Али Абдаллы Салеха в Россию с 25 по 26 февраля и достигнутые договоренности свидетельствуют, что наше государство серьезно укрепилось на Ближнем Востоке и в зоне Индийского океана. В условиях экономического кризиса Йемену нужен надежный партнер. И не только в сфере экономики, но и вопросах укрепления национальной безопасности и борьбы с пиратством.

Читайте: Россия вытеснит США из Индийского океана.

А что нужно России от одной из беднейших арабских стран? В первую очередь, использовать ее уникальную географию. Это государство, расположенное на юге Аравийского полуострова, граничит с важными нефтедобывающими странами – Оманом и Саудовской Аравией. Однако более существенно для нас то, что оно омывается одновременно Красным и Аравийским морями. Это делает Йемен «ключом и замком» к узлу важнейших морских путей, по которым доставляется около половины поставок «черного золота» странам Запада.

Йемен богат сырьем: в 1980-х там были открыты нефтяные месторождения, ставшие жизненно важным источником дохода. Большое значение имеет и строительная индустрия. Однако после недавней гражданской войны, сильно ударившей по экономике, и в условиях отсутствия инвестиций на разработку недр, многие йеменцы не могут найти работу и уезжают в другие страны, главным образом в Саудовскую Аравию.

Россию и Йемен связывают давние отношения. Первый Договор о дружбе и торговле между был подписан в 1928 году. Дипломатические отношения установлены в 1955-м. Теперь эта страна готова пустить на свой рынок российские компании. На первый взгляд, она предлагает нам очень выгодные проекты в торговле, электроэнергетике, нефтегазовом комплексе, ирригации и других сферах. В частности, строительство и модернизацию теплоэлектростанций, газо- и нефтепроводов, плотин, портовой инфраструктуры.

Однако главным может стать укрепление двустороннего военно-технического сотрудничества и получение российским ВМФ баз в Индийском океане. Сана готова отдать Москве контракты на реализацию масштабной модернизации йеменской армии, эта программа оценивается в 4 млрд. долларов. Йемен традиционно покупал у нас оружие, но после распада СССР военно-техническое сотрудничество было свернуто. Сейчас речь идет о всём комплексе технического оснащения йеменской армии, включая авиацию, в том числе истребители МиГ-29, вертолеты, бронетехнику, системы ПВО, артиллерию и флот.

В результате мы можем получить не только военные заказы, но и восстановить свою базу на йеменском острове Сокотра, что даст возможность держать под контролем значительную часть Индийского океана, в том числе движение супертанкеров с нефтью из Персидского залива.

Для Саны наше военное присутствие выгодно и потому, что он не в состоянии справиться с сомалийскими пиратами. И поэтому готов оказывать содействие российским кораблям, задействованным в борьбе с пиратством в Аденском заливе. «Мы хотели продолжать предоставлять российским боевым кораблям льготы в том, что касается противодействия пиратству в нашем регионе», - сказал Салех.

Трудно сказать, сколько времени потребует создание пунктов базирования нашего флота, но это, несомненно, будет сделано. Иначе решить задачу регулярного присутствия российского ВМФ в удаленных морских районах для защиты своих национальных интересов невозможно и с экономической, и с военно-технической точки зрения.

Впрочем, столь выгодные предложения с йеменской стороны последовали неспроста. Президент Салех рассчитывает добиться списания долга Йемена РФ в размере 1,2 млрд. долларов. 10 лет назад мы ему уже «простили» 6,6 млрд. долларов, но практически ничего не получили взамен. И это обстоятельство дает серьезный повод для осторожности в политических решениях.

Согласится ли на подобную сделку Москва? Время покажет. Впрочем, Россия уже не та, что десять лет назад, и Йемен это понимает.