В Россию может вернуться цензура СМИ

Положения одного из немногих законов, принятых в самом начале существования Российской Федерации как полноценного государства, независимого от союзного центра, — закона о средствах массовой информации — пересмотрен в Измайловском районном суде столицы.

Кто принимает судебные акты, пересматривающие нормы Конституции

Екатерина Короткова, назначенная федеральным судьей 1 мая 2021 года, решила, впрочем, посягнуть не только на этот закон, но и на статью 29 Конституции России, и — отменить её действие именем Российской Федерации.

Произошло это в ходе рассмотрения дела о публикации "Эксперт рассказал, что грозит спонсорам команды Навального". В её тексте было указание на то, что Фонд борьбы с коррупцией является, согласно данным минюста, экстремистской организацией, но в результате технической ошибки исчезло упоминание о том, что он также является ещё и иноагентом.

Ошибка серьёзная, согласно действующему законодательству. Но является редакционной, то есть появившейся из-за давших сбой программных скриптов публикатора и недосмотра выпускающего редактора. Тем не менее она не имеет никакого отношения к Учредителю средства массовой информации, которому закон запрещает вмешиваться в редакционную деятельность СМИ.

Ни главный редактор, ни журналисты не состоят в штате Учредителя, более того — в штатном расписании ООО "Техномедиа" такие должности даже не упоминаются.

Судья Екатерина Короткова, рассматривая вопрос об этой ошибке, постановила, что не редакция, а именно Учредитель СМИ размещает те или иные материалы в учреждённом им средстве массовой информации, переворачивая наизнанку весь закон о средствах массовой информации, который устанавливает, что эта деятельность находится в исключительной компетенции редакции, и ни в чьей иной.

Понятно, что Короткова может не понимать значения нормы закона о средствах массовой информации. Тем не менее эта судья принимает постановления именем Российской Федерации, её утвердил на должность президент России по ходатайствам лиц, которым он доверяет.

И в связи с принятым судебным решением Учредителю Pravda.Ru приходится волноваться вот о чём: Конституцией России (ч. 5 ст. 29), законом "О средствах массовой информации" (ст. 18, ст. 58), Уголовным кодексом (ст. 144) нам запрещено вмешиваться в редакционную деятельность. Но они все — старые, судебное-то решение Коротковой от 21 декабря прошлого года, которое опровергает именем Российской Федерации все эти законы, включая Основной.

Учредитель средства массовой информации обязан вводить ставки цензора

Таким образом, решение прецедентное: указывая, что Учредитель средства массовой информации должен нести административное наказание за деятельность редакции, суд полагает, что Учредитель прямо ответственен за редакционную деятельность. Что означает для меня, как генерального директора ООО "Техномедиа", необходимость введения в штат компании (не редакции) должности цензора, который будет обязан отсматривать все тексты, подготовленные журналистами, перед тем, как их выпускать в свет.

И я вынужден метаться между этим постановлением судьи Екатерины Коротковой, какая бы квалификация у нее ни была, и между нормами Конституции, закона о средствах массовой информации и статьёй в Уголовном кодексе.

Судья Екатерина Короткова и "косяки" в судебном производстве

У судьи Коротковой там ещё много "косяков" в постановлениях. Скажем, в мотивировочной части вдруг появляется свидетель, которого суд никаким определением свидетельствовать не вызывал. Она называет главного редактора Pravda.Ru должностным лицом ООО "Техномедиа", хотя, как я уже писал, ставки главного редактора в штатном расписании нашей компании даже нет, и фамилии главного редактора нет среди тех, за кого ООО "Техномедиа" платит налоги и сборы в различные фонды.

Короткова в постановлении указывает, что главный редактор "сознательно", то есть умышленно не стала ставить пометку о ФБК как иностранном агенте, хотя в материалах дела присутствуют докладные на имя Инны Новиковой от сотрудников, почему этой пометки не оказалось в тексте новости.

Но все эти "косяки" судьи, переписавшей постановление с административного протокола Роскомнадзора, не идут ни в какое сравнение с тем, что, согласно принятому ей акту, нам придётся вводить в штат компании ставку цензора.

Свобода средств массовой информации в России отменяется судебным актом

И поскольку решение суда, принятое именем Российской Федерации, имеет силу закона, это несёт опасность для всех средств массовой информации в стране. То есть необходимость введения цензуры возвращается, согласно судебному акту.

Мы, естественно, будем обжаловать постановление Екатерины Коротковой. Вплоть до Верховного и Конституционного судов (поскольку смысл административного постановления опровергает нормы Конституции).

Свобода СМИ поставлена в зависимость от наполнения бюджета с помощью штрафов

А если просто о причинах постановлений, которые отрицают все нормы российского права, то вопрос — в сборе штрафов и налогов.

Заметьте, однако, что претензий к государственным СМИ у Роскомнадзора практически нет по тем же поводам. И не потому, что у них нет таких ошибок. Просто если предъявлять подобные претензии, скажем, к "Российской газете", то там Учредитель — правительство Российской Федерации. Смогла бы Короткова оштрафовать правительство? Нет, конечно.

Эта судья, на мой взгляд, как и многие другие, — не судья, на самом деле, а госчиновник находящийся на госфинансировании и получающий свои премии в том числе со штрафов. Поэтому, скорее всего, принимая постановление, идущее вразрез с Конституцией, законом "О СМИ" и Уголовным кодексом, судья думала в первую очередь об этом, а не о юриспруденции и праве.

Данный текст опубликован в соответствии со ст. 19 закона "О средствах массовой информации" как заявление Учредителя.

Автор Вадим Горшенин
Вадим Горшенин — председатель совета директоров Правды. Ру *
Редактор Елена Тимошкина
Елена Тимошкина — шеф-редактор Правды.Ру *
Обсудить