Сергей Путреша: Действиями следствия наносится ущерб интересам пайщиков

Пайщики кооператива "Бест Вей" готовят заявки на проведение массовых мероприятий по защите кооператива. А тем временем адвокаты кооператива добились судебного решения о снятии ареста сразу с трех счетов кооператива. Об этом и других имущественных разбирательствах рассказывает адвокат кооператива, член коллегии адвокатов "Первая адвокатская контора" города Санкт-Петербурга Сергей Путреша.

Адвокат кооператива Бест Вей, член коллегии адвокатов Первая адвокатская контора города Санкт-Петербурга Сергей Путреша
Адвокат кооператива Бест Вей, член коллегии адвокатов Первая адвокатская контора города Санкт-Петербурга Сергей Путреша

— Сергей Викторович, какова ситуация с оспариванием продолжающегося с перерывами уже почти год ареста счетов кооператива и арестом квартир, из-за которых деятельность кооператива фактически заблокирована? Один суд, насколько мы знаем, посчитал арест обоснованным, а другой суд снял арест.

— 10 января Санкт-Петербургский городской суд отказал нам в удовлетворении апелляции на арест счета, причем, на наш взгляд, была нарушена статья 115 УПК, которая гласит, что "при решении вопроса о наложении ареста на имущество суд должен указать на конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение". То есть судебный акт должен основываться на подтверждающих материалах, представленных следователем в обоснование своего ходатайства. Суд указывает в своем постановлении: "Ходатайство следователя, изложенные им доводы находят свое подтверждение, подтверждаются совокупностью материалов дела". Каких?

В постановлении сказано лишь, что решение суда первой инстанции признано обоснованным, фактически без аргументации. Это удивительно, учитывая, что другой судья городского суда в августе прошлого года удовлетворил нашу апелляцию, ссылаясь на то, что решение суда первой инстанции не мотивировано по существу, не подтверждено материалами дела.

Следствие вышло с новым ходатайством, рассмотрение которого происходило без участия нашей стороны. И в рамках этого нового рассмотрения в суде первой инстанции было фактически проигнорировано все, на что указал ранее городской суд при удовлетворении нашей апелляции. Однако решение, в котором была проигнорирована ранее высказанная позиция Санкт-Петербургского городского суда, другой судья этого суда посчитал законным и обоснованным.

Тогда же, 10 января была удовлетворена апелляция прокуратуры на решение суда первой инстанции, принятое на основании статьи 125 УПК: суд ранее признал незаконным отказ следствия допустить налоговые платежи с арестованных счетов. Запрет платить налоги кооперативом, фактически введенный следствием, городским судом, увы, признан законным.

Два постановления Санкт-Петербургского городского суда от 10 января имеют, на наш взгляд, большое количество процессуальных нарушений, и мы будем их обжаловать в кассационной инстанции. Для нас это принципиально важно.

— Важно, несмотря на то, что 18 января суд первой инстанции, рассматривавший ходатайство о продлении ареста счетов на новый срок, отказался их продлить?

— Арест счетов юридического лица как обеспечительная мера накладывается на определенный срок, и срок ареста, который мы оспаривали в апелляционной инстанции, завершился. Мы оспариваем отказ в удовлетворении нашей апелляции, потому что, на наш взгляд, это принципиальный правовой вопрос: важно добиться единства правовой позиции судов и соответствия ее УПК.

Следствие подало новые ходатайства об аресте трех счетов кооператива на новый срок — они рассматривались в Приморском районном суде города Санкт-Петербурга с участием стороны защиты. Рассмотрение завершилось в пользу кооператива.

Приморский районный суд, во-первых, объединил рассмотрение всех трех ходатайств, на чем мы давно настаивали. Во-вторых, постановил, что ходатайства следствия обоснованы только в части ареста средств на сумму ущерба, которая подтверждена заявлениями потерпевших.

На данный момент это 200 млн рублей. По решению суда под арестом будут только 200 млн рублей на одном из счетов кооператива, а в отношении остальных более чем 3,6 млрд рублей, находящихся на счетах кооператива, в продлении ареста отказано.

Мы понимаем, что, с высокой степенью вероятности, прокуратура подаст апелляцию на это решение. Кроме того, не исключаем того, что следствие выйдет с новым ходатайством об аресте счетов в суд первой инстанции без нашего участия — как уже было не раз, чтобы получить положительное для себя решение, избавив суд от контраргументов стороны защиты. Будем бороться в судах за то, чтобы решение вступило в законную силу и счета кооператива не были арестованы.

Однако сейчас счета заблокированы де-факто: банки, где у кооператива счета не пропускают платежи без законных оснований, хотя с 19 января счета не находятся под арестом. Это не новая ситуация: такое уже было в прошлом году, когда с момента выигрыша нами апелляции в Санкт-Петербургском городском суде и до нового наложения ареста 3 ноября платежи были фактически заблокированы службами безопасности банков. Мы были вынуждены писать заявления в правоохранительные органы с требованием привлечь к ответственности банковских работников, но счета были заблокированы вновь и довести до конца разбирательства не удалось.

 

Сейчас ситуация повторяется. Кооператив уже дважды обратился с письмами в банки, но безрезультатно. Мы будем вынуждены вновь обращаться в правоохранительные органы по поводу незаконных действий банков и подавать против них исковые заявления.

Отмечу, что постановление Приморского районного суда — очередное важное судебное решение в пользу кооператива, в том числе свидетельствующее об оценке судьями работы следственной группы. Нужно иметь в виду, что в российской судебной системе есть неписанное правило создавать режим наибольшего благоприятствования следственным органам на стадии предварительного расследования.

Обычно все ходатайства следствия удовлетворяются. Особенно на начальном этапе работы следствия: мол, нужно дать следствию карт-бланш для сбора доказательств, а насколько обоснованы были его действия, суд разберется при рассмотрении дела по существу.

Но в нашем случае прошло уже больше года предварительного расследования, а следствие выглядит в судах крайне неубедительно. Ходатайства, с которыми выходит следствие в суды сейчас, по сути, мало отличаются от тех, что были в начале предварительного расследования: да, получены заявления еще от нескольких потерпевших, но принципиально картину это не меняет. Доказательств мошеннического характера работы кооператива не представлено, доказательств вывода средств кооператива также не представлено.

Мы пытаемся донести до судов, что нужно оценивать материалы дела, изучать их, для того чтобы убедиться, что никаких доказательств преступлений в деле просто нет. Я в каждом судебном заседании предлагаю суду постранично исследовать материалы. Утверждается, что ходатайство подтверждается материалами дела. А какими конкретно материалами? Давайте их назовем.

Выясняется, что подтверждающих материалов нет, потому что нет признаков мошенничества в деятельности кооператива: например, пообещали купить квартиру, взяли деньги у пайщика, а квартиру не купили.

Есть заявления потерпевших о том, что кооператив не вернул паевые средства, после того как тот или иной пайщик подал заявления о выходе из кооператива. Однако кооператив не мог их вернуть из-за того, что счета были арестованы и выплаты со арестованных счетов следствие также не позволило. Это фактически заявления на сами же следственные органы. Тем более, что в краткий период, когда счета не были заблокированы, расплатился с более чем 200 пайщиками.

Мы видим, что аргументация стороны защиты кооператива убеждает судей, не всегда и не всех, но тем не менее.

— Планируется также рассмотрение повторной апелляции на арест квартир?

— Да, надеемся, что в ближайшее время будет назначено судебное заседание в Санкт-Петербургском городском суде. Очень долго шли материалы из Смольнинского районного суда города Санкт-Петербурга, который наложил повторный арест на недвижимость кооператива и недвижимость, перешедшую в собственность пайщиков — только 9 января они поступили в городской суд.

Летом наша апелляция была удовлетворена — арест с квартир был снят, затем по повторному ходатайству следствия арест был наложен вновь.

— Законны ли повторные ходатайства следствия после отмены предыдущих и повторные аресты?

— Формально да, поскольку идет следствие, могут выявляться новые обстоятельства. Арест имущества — обеспечительная мера, и отличается от искового производства тем, что по нему нет преюдиции один раз принятого по делу решения.

Если ранее ходатайства следствия об аресте счетов были отклонены, это не означает, что следствие не имеет права выходить с новыми ходатайствами. Органы предварительного следствия в первый раз вышли с ходатайством об аресте счетов еще весной. Им в конце концов было отказано, но отказ не означает, что они не могут выходить с новыми ходатайствами об аресте счетов.

Идет процесс следствия. Если на определенной стадии не было оснований для наложения ареста, это не говорит о том, что через два-три месяца они не могут появиться. Справедливо и обратное: проходят два-три месяца, и основания для наложения ареста могут исчезнуть, — потому продление ареста требует нового ходатайства следствия и нового судебного решения.

Другой вопрос, что следствие выходит с ходатайствами фактически по тем же самым основаниям, что были в отклоненных ходатайствах. Да, добавились несколько новых потерпевших, но принципиально это правовую аргументацию не меняет. Таким образом, новые ходатайства с процессуальной точки зрения могут быть внесены, но в нашем случае не мотивированы и не обоснованы.

Мы видим, что за более чем год предварительного расследования следствие почти не продвинулось. И на наш, стороны защиты, взгляд, пытается делать хорошую мину при плохой игре, продлевая аресты счетов и имущества, очевидно, в надежде на то, что сама блокировка счетов приведет к валу заявлений от пайщиков кооператива в полицию.

Отдельные заявления, как я уже сказал, есть — от тех пайщиков, которых следствие убедило, что именно и только с его помощью они смогут получить свои финансовые средства. Но вала заявлений нет.

Пайщики, в большинстве своем, прекрасно понимают, что оптимальный вариант исполнения обязательств перед ними со стороны кооператива — разблокирование деятельности кооператива, а не его уничтожение, чего пытается добиться следствие. Пайщики помогают нам бороться в судах своими собственными заявлениями в прокуратуру и другие инстанции в защиту кооператива.

Они прекрасно отдают себе отчет в том, что действиями следствия наносится ущерб их интересам, поскольку они не могут ни приобрести квартиру с помощью кооператива из-за обеспечительных мер следствия, ни получить свои деньги обратно.

Автор Александр Приходько
Александр Приходько — журналист, внештатный корреспондент Правды.Ру
Редактор Елена Тимошкина
Елена Тимошкина — шеф-редактор Правды.Ру *