Автор bratkov

НА ОСТРОВЕ /светлой памяти о.Николая Гурьянова/

Узнав о смерти отца Николая Гурьянова, я не думал попасть на похороны — слишком много препятствий было к этому. Но Бог судил иначе, и в ночь на 26-го августа мы с друзьями выехали во Псков. На пристани в Толбе стояли десятки автомобилей с разными номерами, в том числе и московскими, но сутолоки не было. За порядком приглядывали военные МЧС. Без задержки мы сели в рыбацкую лодку и поплыли к острову. В это печальное утро над озером стоял плотный непроницаемый туман. Передвигаться по земле и воде было опасно и трудно, но люди ехали к своему батюшке, чтобы проститься с молитвенником. Таков уж русский народ.

В Никольский храм мы вошли ровно в 10 часов утра, как и сказал батюшка Иоанн Миронов, благословляя на эту поездку. Шла литургия. Гроб с телом почившего старца Николая (именно так его величали в молитвословиях) стоял посреди храма в окружении доброхотной охраны и священников. Вновь прибывающие подходили ко гробу по очереди, в тесноте да не в обиде прощаясь с отцом Николаем. Купив памятные фотографии, книжечки и иконки, через полчаса подошли проститься к старцу и мы. Окна в храме были распахнуты, поэтому, выйдя на улицу, чтобы дать возможность подойти проститься другим богомольцам, мы выбрали место у окна возле солеи, откуда была хорошо слышно богослужение, которое совершал архиепископ Псковский и Великолукский Евсевий.

Тем временем по озеру одна за одной шли лодки и подвозили все новых и новых православных. В конце службы владыка Евсевий огласил слово-соболезнование Патриарха Алексия II. Его Святейшество нашел самые теплые слова, описывающие служение старца Николая. После завершения Литургии владыка Евсевий сообщил, что из-за многолюдства чин отпевания будет совершен на паперти и пригласил всех выходить на улицу.

С самого приезда на остров у меня появилось чувство, будто мы попали в другой мир, иной, чем тот, из которого только что приехали. Хотя, на первый взгляд, здесь были такие люди, как и на берегу. Но на острове они старались поступать по совести и со страхом Божиим. Это касалось и лодочников, и милиционеров на пристанях — всех, бывших на острове. Как я не раз убеждался и раньше, старец Николай омыл наши сердца любовью и мирностью, чем несказанно облегчил житейские неудобства. Свидетельствую, что и на острове, и на берегу царил покой и порядок.

Владыке Евсевию сослужили архиепископ Никон, находящийся на покое в Псково-Печерском монастыре, архимандрит Тихон (Шевкунов), наместник московского Сретенского монастыря, архимандрит Гурий (Кузьмин), настоятель Екатерининского собора г.Кингисеппа, протоиерей Валериан из Москвы, духовник старца. Всего в службе участвовало около пятидесяти священников. Я видел петербургских клириков — игумена Пахомия (Трегулова), иеромонахов Кирилла и Мефодия (Зинковских), отца Александра Захарова. Было около пятидесяти монашествующих. Число собравшихся проститься со старцем составило около 2 тысяч человек. На отпевании присутствовал губернатор Псковской области Евгений Михайлов.

Во время отпевания над папертью Никольского храма на острове Залита, да и над всей округой, царил дух светлой печали. Лица людей выражали скорбь, но на них не было уныния. Их голоса звучали спокойно и с достоинством, как это бывает на светлых церковных праздниках.

Дух светлой печали животворил, это зримо отражалось на всех присутствующих, даже на тех, кому случалось плохо. К ним со всех сторон тянулись руки со святой водой, с лекарством, их поддерживали под локоть.

Лицо усопшего было закрыто белым покровом, мы прикладывались к открытой руке с крестом. Дважды прикладываясь к руке усопшего, один раз в храме, а другой раз на паперти, я поймал себя на ощущении, словно приложился к чуть влажной руке живого человека. То же почувствовали и мои друзья.

После богослужения похоронная процессия совершила круг вокруг церкви, а затем вышла на дорогу к погосту напротив домика батюшки. Весь этот путь, как и площадка у места погребения, где был установлен гроб для прощания, были усыпаны чудными цветами. Место погребения было устроено в виде склепа, расположенного на центральной дорожке к часовне прмц. Анастасии Римляныни, шагах в двадцати от ворот.

После богослужения владыка Евсевий сказал слово и благословил поведать о батюшке его земных друзей, которые поделились своей печалью от ухода о.Николая из земной жизни и радостью от того, что Господь сподобил их, обычных людей, быть рядом с таким светильником Церкви. Несмотря на то, что прощание затянулось, собравшиеся не тяготились этим, а говорили, что отец Николай продлевает для всех нас время общения с ним на земле.

Владыка Евсевий предал тело земле, и крышка гроба захлопнулась. Гроб подняли и внесли в склеп. На могилке установили простой деревянный крест. Земляной холмик укрыли цветами. Прихожане с помощниками приготовили поминальные столы.

Я ощущал происходящее здесь, на этом пограничном острове, как строительство мистической православной крепости, в которой будет нести свое охранное служение угодник Божий, воин Христов батюшка Николай Гурьянов Залитский. Здесь ему определила служение Божья Матерь, здесь он нес свое послушание в земной жизни, и он не оставит этот рубеж Отечества без защиты впредь.

Владимир МИХАЙЛОВ , председатель СПб клуба "Бодрствование"

"Православный Санкт-Петербург"

Фото: Православие.Ру

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Энергетическая экспансия США: уголь для Украины, СПГ для Литвы
Курт Волкер пообещал восстановить территориальную целостность Украины
Вернувшимся на родину литовцам обещают "теплый прием и заботу"
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Александр РАЗУВАЕВ: сдерживание роста зарплат — лоббирование интересов крупного капитала
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Тела погибших моряков эсминца "Джон Маккейн" найдены в отсеках корабля
Война памятников: они и мы
Почему Китай не спешит подписать торговое соглашение с ЕАЭС?
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Олег АНДРЕЕВ — о псевдоценностях Запада и истинных сокровищах России
Мировой терроризм не обойдет Россию
Названы семь самых неоправданно дорогих продуктов питания
В Москве вместо детского паззла в посылке нашли 30 килограммов наркотиков
Макрон: принимать мигрантов — дело чести
Путин поставил вопрос о конкурентоспособности российских портов
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов