Сергей ДУБИНИН: "Криптовалюта — это результат рекламной кампании"

Министерство финансов выступило с инициативой регулировать криптовалюту как иное имущество и классифицировать ее как финансовый актив. По мнению ведомства, только квалифицированные инвесторы должны иметь право покупать и продавать ее на бирже. Этот вопрос будет обсуждаться на совместном заседании Минфина с ЦБ и Московской биржей. "Правда.Ру" попросила прокомментировать эту инициативу Сергея Дубинина, члена наблюдательного совета группы ВТБ, бывшего главу Центробанка.

— Россия пытается вписать криптовалюты в правовое поле. Каким, на ваш взгляд, может быть оптимальный режим регулирования биткоинов?

— Это сложный вопрос по двум причинам. Во — первых, насколько возможно реализовать работу с криптовалютами через систему блокчейна. Но само по себе использование этой технологии не делает криптовалюту каким-то надежным финансовым инструментом. Она выходит на рынок, и там живёт по законам рынка. И в этом смысле то, что предложил Минфин, является неким компромиссом, то есть мы ее не запрещаем, а просто подвергаем некой проверке. Это имел в виду замглавы Минфина Алексей Моисеев, когда выступил за разрешение торговли биткоинами на Московской бирже между квалифицированными инвесторами. Профессиональный инвестор, профессиональный участник рынка корректно оценит риски этого нового инструмента.

— Минфин предлагает не называть биткоин валютой и регулировать его как иное имущество, классифицируя как финансовый актив. Вы согласны с таким подходом?

— С тем, что криптовалюта — финансовый инструмент, я абсолютно согласен. Это никакие не деньги, а удачный рекламный ход. Да, люди покупают, продают биткоины. Но если они разочаруются в нем, то государство за это не несет никакой ответственности. Может произойти примерно то же самое, что произошло с деривативами, якобы обеспеченными ипотечными кредитами в США. Только-только они были первоклассными инструментами, а после выяснилось, как выразился один американский брокер: "Сколько же дерьма туда напихали".

Так вот, криптовалюта — это результат, в основном, рекламной кампании. Пока люди готовы покупать, она будет что-то стоить. Люди будут готовы сбрасывать и продавать, значит, она ничего не будет стоить. Вопрос в том, может ли государство каким-то разумным образом исключить частные лица и тех, кто готов рискнуть. Я боюсь, что технологически это не продумано и необоснованно. Если государство сможет исключить, то пусть объяснит, как это будет сделано. И тогда вполне возможно, что какие-то меры, похожие на то, что предлагает Минфин, будут работать.

— Биткоин и другие разные криптовалюты — что они означают для мировой экономики? Это деньги будущего или второстепенная финансовая единица?

— Я еще раз повторяю: это финансовый инструмент. Это не вексель, не облигация, а деньги. Но деньги имеют некое мистическое воздействие на человека; монеты, деньги. Давайте вспомним деревянный рубль, медные копейки. Как мы тогда оценивали: деньги это или не деньги? Настоящие — ненастоящие? Кстати, иностранной валютой для большинства является облигация, которую надо хранить на всякий случай. Поэтому нет смысла заводить здесь разговор о деньгах.

Как новый финансовый инструмент они, конечно, уже захватили свои позиции и, видимо, подвергнутся некоему регулированию. А в качестве новых денег они пока не рассматриваются. Деньги имеют кредитную основу. А здесь никакой связи с кредитной системой пока нет. Если люди готовы это покупать, как антиквариат, то это будет что-то стоить. Если люди придут к мысли, что иметь старые горшки выгоднее, они просто не будут брать новые. Так и здесь. Будет человечество готово платить за биткоины — значит, криптовалюта будет что-то стоить. Но есть очень высокий шанс, что начнется сброс, что кто-то на этом все потеряет, как произошло, например, с ипотечными деривативами.

— Какие факторы, по-вашему, влияют на курс биткоина, на его взлеты и падения?

— Есть такое понятие как ожидание; это — экономическое понятие. Люди ожидают такой-то рост цен среди биткоинов — значит, они будут какое-то время расти. Потом когда окажется, что их некуда деть и непонятно, что с ними дальше делать, непонятно, можно ли их продать, превратить в другую стоимость, они перестанут иметь какую-либо цену. Но риски там связаны с непониманием даже со стороны тех, кто это организует. Они, по-моему, искренне верят, что создают деньги, что это какая-то отдельная, возникающая из ничего стоимость. Но стоимость всегда возникает только до тех пор, пока за это платят, как на любом рынке. Ничего другого там нет.

Беседовала Лада КОРОТУН

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Пиратский захват: Луна не станет новым штатом США
Назван необычный способ обхода антироссийских санкций
Перед чертой: США вынуждают Китай биться за Тайвань
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
"Ни фига не зарабатывают. Нормально?": помощник Путина обрушился на Роскосмос
Флаг — не главное: сборную России выпустили на Игры-2018
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Мединский не остановит "полет пули" в Россию
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Ищите женщину: почему у мужчин без костей не только язык
Ищите женщину: почему у мужчин без костей не только язык
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Музей Штирлица хотят открыть под Владимиром
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Несколько государств Европы лишились поставок газа. И на Россию не свалишь...
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры