Автор Правда.Ру

"...Мы - советские люди!"

...Впервые о том, как возводилась Красноярская ГЭС, я услышал еще в детстве — от родителей. Они, журналисты по профессии, тогда не раз "заглядывали" в поисках материала для насущных и увлекательных репортажей на знаменитую комсомольскую стройку. Их впечатления навсегда остались яркой страницей в моей памяти. Удивительно, но спустя годы судьба подарила мне возможность самому встретиться и пообщаться с теми, кто 40 лет назад сумел покорить суровый нрав великой сибирской реки.

Быстро несется время. Но для них, соединивших когда-то берега стремительного Енисея кубометрами бетона, уложенного в основание будущего гиганта-электростанции, рождение ГЭС на реке-богатыре — отнюдь не ветхая история. Для них все происходило как будто вчера...

Дивногорск. Маленький, тихий и уютный кабинетик в городской библиотеке имени Гагарина — "боевой штаб" недавно созданного местного совета ветеранов-строителей Красноярской ГЭС. На столе — кипа пожелтевших от времени фотографий и газет-"молний", выходивших в дни легендарной стройки. Здесь что ни страница, то чей-то трудовой подвиг: водителя, крановщика, экскаваторщика... "Река, мы сильнее тебя, потому что мы — советские люди",- красноречиво на одной из фотографий передает настрой мужественных человеческих душ в те дни ловко пойманная в объектив каким-то искусным фотографом надпись на бетонной глыбе, сброшенной с самосвала в бурный поток Енисея.

За столом — пригласившие меня к себе в гости отцы-родоначальники дивногорского ветеранского движения гидростроителей Алексей Медведь, Владимир Дегтярев и Станислав Цыбышев, возглавившие совет ветеранов Красноярскгэсстроя. Повод для нашей встречи самый подходящий — отмечаемый ныне 40-летний юбилей перекрытия главной водной магистрали Красноярья и начала строительства здесь красавицы ГЭС. Людям, посвятившим гидростроению всю жизнь, положившим свое здровье на алтарь дерзкого стремления обуздать стихию, было о чем вспомнить, о чем порассказать...

У каждого за спиной большой трудовой путь, цена которому — созданное невероятными физическими усилиями и глубокой инженерной мыслью национальное достояние.

Впрочем, судьбы гидростроителей — обычные биографии советских молодых людей. Они, кто после армии, как Алексей Медведь, кто, подобно его товарищам Владимиру Дегтяреву и Станиславу Цыбышеву, закончив школу, техникум, институт, приезжали сюда, на берега Енисея, из разных уголков страны. Чтобы делать одно общее государственное дело — создавать основу основ гидроэнергетики огромного сибирского региона.

- Очень многие стремились попасть сюда, от молодежи не было отбоя, — окунулся в воспоминания Владимир Леонидович. — Профессия гидростроителя считалась почетной. Это чувствовалось и в отношении государства к труду людей, возводивших станцию. Стройка работала как часы.

Руководили ею опытнейшие специалисты — Андрей Ефимович Бочкин и Станислав Иванович Садовский. Последний, перед тем, как приехать в Сибирь, строил гидроэлектростанции в Узбекистане. А после сдачи Красноярской ГЭС руководил строительством Саяно-Шушенской станции.

- Очень многое для нас, строителей, делала местная комсомольская организация, — поддержал беседу Алексей Емельянович. — Комсомольцам удалось создать отличные условия для качественной работы, отдыха и даже учебы. К слову, возможность получить здесь дополнительное образование ценилась в среде рабочих выше всех прочих благ. Помню, за партами в вечернем техникуме мы сидели по 3-4 человека — настолько сильным было стремление обогатить собственные знания.

Помимо комсомольцев, бок о бок с простыми людьми, не считаясь со своими должностями и положением, находились и партийные руководители. Среди них — Михаил Ролло, Леонид Сизов...

Требования к гидростроителям предъявлялись самые высокие. Далеко не каждый желающий принимался на работу — существовал конкурс. Даже закончившие вуз с красным дипломом инженеры проходили серьезный отбор, прежде чем получить на всесоюзной стройке "путевку в жизнь".

Отсюда, наверное, и та высокая марка качества, с которой была сдана в эксплуатацию Красноярская ГЭС.

- До сих пор наша станция благополучно живет и работает, — с гордостью отметил Станислав Васильевич.

Мои немолодые (всем уже за 60), но не потерявшие душевного оптимизма собеседники, вспоминая, без преувеличения, героические годы своей юности, вовсе не набивали себе цену. Просто каждое мгновение тех далеких лет, прожитых ими под девизом: "Прежде — для Родины, потом — для себя!" - это их гордость, дорогая сердцу память и... И пожалуй, единственное богатство, которое у них теперь осталось.

Сегодня лишь памятная доска, что висит на Красноярской ГЭС, с перечисленными там наименованиями предприятий и организаций, участвовавших в строительстве станции, а также 115 фамилиями гидростроителей напоминает дивногорцам и любопытствующим туристам об истории рождения уникального и дерзкого по замыслу технологического чуда — гидроэлектростанции. Впрочем, как и сама ГЭС, ставшая своего рода памятником труду и патриотизму строивших ее людей.

Большего ветеранам-гидростроителям, увы, не дано. Ни повышенных им пенсий, ни льгот, ни даже простой человеческой благодарности. О них не вспоминают, не говорят, избегают, словно назойливых мух. Доходит до абсурда: нынешнее руководство Красноярской ГЭС в декабре прошлого года во время торжеств, посвященных 35-летию сдачи станции в эксплуатацию, даже словом не обмолвилось о строителях. А ведь их только в Дивногорске проживает около трех тысяч.

Точнее — существует. Разве можно назвать это жизнью, если почти семидесятилетние старики вынуждены каждое лето горбатиться на своих огородиках, чтобы только прокормиться?.. Скудные государственные пенсии, по своим размерам с трудом дотягивающие до установленного прожиточного минимума, — поддержка невеликая.

Да, в федеральной казне пока на все не хватает денег — в нынешней экономической ситуации, в которой находится страна, это как-то еще можно понять. Но почему не такие уж бедные энергетики из РАО "ЕЭС России" и прочие крупные собственники, которым ныне принадлежит акционировавшаяся Красноярская ГЭС, не хотят замечать тех, кому они обязаны своим благосостоянием? Почему настолько коротка наша национальная память?..

В конце концов, стыдно отнимать у людей последнее — желание почувствовать себя еще кому-то нужными.

...Впервые о том, как возводилась Красноярская ГЭС, я услышал еще в детстве — от родителей. Они, журналисты по профессии, тогда не раз "заглядывали" в поисках материала для насущных и увлекательных репортажей на знаменитую комсомольскую стройку. Их впечатления навсегда остались яркой страницей в моей памяти. Удивительно, но спустя годы судьба подарила мне возможность самому встретиться и пообщаться с теми, кто 40 лет назад сумел покорить суровый нрав великой сибирской реки.

Быстро несется время. Но для них, соединивших когда-то берега стремительного Енисея кубометрами бетона, уложенного в основание будущего гиганта-электростанции, рождение ГЭС на реке-богатыре — отнюдь не ветхая история. Для них все происходило как будто вчера...

Дивногорск. Маленький, тихий и уютный кабинетик в городской библиотеке имени Гагарина — "боевой штаб" недавно созданного местного совета ветеранов-строителей Красноярской ГЭС. На столе — кипа пожелтевших от времени фотографий и газет-"молний", выходивших в дни легендарной стройки. Здесь что ни страница, то чей-то трудовой подвиг: водителя, крановщика, экскаваторщика... "Река, мы сильнее тебя, потому что мы — советские люди",- красноречиво на одной из фотографий передает настрой мужественных человеческих душ в те дни ловко пойманная в объектив каким-то искусным фотографом надпись на бетонной глыбе, сброшенной с самосвала в бурный поток Енисея.

За столом — пригласившие меня к себе в гости отцы-родоначальники дивногорского ветеранского движения гидростроителей Алексей Медведь, Владимир Дегтярев и Станислав Цыбышев, возглавившие совет ветеранов Красноярскгэсстроя. Повод для нашей встречи самый подходящий — отмечаемый ныне 40-летний юбилей перекрытия главной водной магистрали Красноярья и начала строительства здесь красавицы ГЭС. Людям, посвятившим гидростроению всю жизнь, положившим свое здровье на алтарь дерзкого стремления обуздать стихию, было о чем вспомнить, о чем порассказать...

У каждого за спиной большой трудовой путь, цена которому — созданное невероятными физическими усилиями и глубокой инженерной мыслью национальное достояние.

Впрочем, судьбы гидростроителей — обычные биографии советских молодых людей. Они, кто после армии, как Алексей Медведь, кто, подобно его товарищам Владимиру Дегтяреву и Станиславу Цыбышеву, закончив школу, техникум, институт, приезжали сюда, на берега Енисея, из разных уголков страны. Чтобы делать одно общее государственное дело — создавать основу основ гидроэнергетики огромного сибирского региона.

- Очень многие стремились попасть сюда, от молодежи не было отбоя, — окунулся в воспоминания Владимир Леонидович. — Профессия гидростроителя считалась почетной. Это чувствовалось и в отношении государства к труду людей, возводивших станцию. Стройка работала как часы.

Руководили ею опытнейшие специалисты — Андрей Ефимович Бочкин и Станислав Иванович Садовский. Последний, перед тем, как приехать в Сибирь, строил гидроэлектростанции в Узбекистане. А после сдачи Красноярской ГЭС руководил строительством Саяно-Шушенской станции.

- Очень многое для нас, строителей, делала местная комсомольская организация, — поддержал беседу Алексей Емельянович. — Комсомольцам удалось создать отличные условия для качественной работы, отдыха и даже учебы. К слову, возможность получить здесь дополнительное образование ценилась в среде рабочих выше всех прочих благ. Помню, за партами в вечернем техникуме мы сидели по 3-4 человека — настолько сильным было стремление обогатить собственные знания.


Помимо комсомольцев, бок о бок с простыми людьми, не считаясь со своими должностями и положением, находились и партийные руководители. Среди них — Михаил Ролло, Леонид Сизов...

Требования к гидростроителям предъявлялись самые высокие. Далеко не каждый желающий принимался на работу — существовал конкурс. Даже закончившие вуз с красным дипломом инженеры проходили серьезный отбор, прежде чем получить на всесоюзной стройке "путевку в жизнь".

Отсюда, наверное, и та высокая марка качества, с которой была сдана в эксплуатацию Красноярская ГЭС.

- До сих пор наша станция благополучно живет и работает, — с гордостью отметил Станислав Васильевич.

Мои немолодые (всем уже за 60), но не потерявшие душевного оптимизма собеседники, вспоминая, без преувеличения, героические годы своей юности, вовсе не набивали себе цену. Просто каждое мгновение тех далеких лет, прожитых ими под девизом: "Прежде — для Родины, потом — для себя!" - это их гордость, дорогая сердцу память и... И пожалуй, единственное богатство, которое у них теперь осталось.

Сегодня лишь памятная доска, что висит на Красноярской ГЭС, с перечисленными там наименованиями предприятий и организаций, участвовавших в строительстве станции, а также 115 фамилиями гидростроителей напоминает дивногорцам и любопытствующим туристам об истории рождения уникального и дерзкого по замыслу технологического чуда — гидроэлектростанции. Впрочем, как и сама ГЭС, ставшая своего рода памятником труду и патриотизму строивших ее людей.

Большего ветеранам-гидростроителям, увы, не дано. Ни повышенных им пенсий, ни льгот, ни даже простой человеческой благодарности. О них не вспоминают, не говорят, избегают, словно назойливых мух. Доходит до абсурда: нынешнее руководство Красноярской ГЭС в декабре прошлого года во время торжеств, посвященных 35-летию сдачи станции в эксплуатацию, даже словом не обмолвилось о строителях. А ведь их только в Дивногорске проживает около трех тысяч.

Точнее — существует. Разве можно назвать это жизнью, если почти семидесятилетние старики вынуждены каждое лето горбатиться на своих огородиках, чтобы только прокормиться?.. Скудные государственные пенсии, по своим размерам с трудом дотягивающие до установленного прожиточного минимума, — поддержка невеликая.

Да, в федеральной казне пока на все не хватает денег — в нынешней экономической ситуации, в которой находится страна, это как-то еще можно понять. Но почему не такие уж бедные энергетики из РАО "ЕЭС России" и прочие крупные собственники, которым ныне принадлежит акционировавшаяся Красноярская ГЭС, не хотят замечать тех, кому они обязаны своим благосостоянием? Почему настолько коротка наша национальная память?..

В конце концов, стыдно отнимать у людей последнее — желание почувствовать себя еще кому-то нужными.

Василий Касаткин, "Красноярский рабочий"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Два поляка в Брюсселе запутались в оценке санкций против России
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
С миру по нитке: как у Пхеньяна появилось ядерное оружие
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
На родине Христа отменили Рождество из-за Трампа
Литва лишится белорусского транзита в пользу России из-за "говорливых" политиков
Киев растерян: черноморские страны игнорируют мнение Украины по мосту в Крым
Рассекречено: как США "кинули" СССР с нерасширением НАТО
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Ла реведере, Румыния: молдаване выступили за объединение с Россией
В минфине сообщили, сколько Россия платит WADA
Киев растерян: черноморские страны игнорируют мнение Украины по мосту в Крым
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
СМИ: Германия устала платить за санкции против России
Фото искалеченного взрывом в Донбассе ребенка шокировало Германию
Почему КНДР дает Штатам отпор, а у России "кишка тонка"
Путин — Собчак: вот вы "против всех" — а предлагаете-то что?
Кандидат в президенты России Владимир Михайлов представил "Программу управления Россией" и объявил о начале новой технологической революции
"Интеко" построит на западе Москвы ЖК вместо офисов и гостиниц
Киев растерян: черноморские страны игнорируют мнение Украины по мосту в Крым
Киев растерян: черноморские страны игнорируют мнение Украины по мосту в Крым

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры