Нотр-Дам-де-Пари и украинские церкви: кощунства уничтожат цивилизацию

Можно ли собор Парижской Богоматери превращать в музей современного искусства, чем толерантность грозит Европе, как Украина расплачивается за ошибку Сталина, обсудили с главным редактором Pravda.Ru Инной Новиковой архимандрит Александр (Глоба), директор канцелярии главы российского Императорского дома Александр Закатов и архитектор Дарья Косиченко.

Собор — это не галерея

— Мы все знаем, что знаменитый собор Нотр-Дам-де-Пари во время пожара получил тяжелейшие повреждения. Сейчас возник план реконструкции собора: это будет не собор, а то ли Диснейленд, то ли музей, то ли образовательный центр. Конечно, это вызывает возмущение и удивление. Насколько уместно делать там туристические зоны?

Александр (Глоба): Собор разрушен не полностью. Стены, внешний облик, витражи сохранены. Всё-таки собор — это католическое учреждение, в котором проходят мессы, молитвы. Будем надеяться, что он сохранит за собой этот статус.

Что касается развития маршрутов, просветительской деятельности в соборе, то плохого в этом нет, если это не приведёт к тому, что собор изменится до неузнаваемости. Думаю, там не будут:

  • устанавливать карусели,
  • водить Микки-Мауса.

— Из собора удалят алтари и предметы культа, на их месте возникнет инсталляция современного искусства, которая сделает собор "более гостеприимным для людей, не принадлежащих к христианской культуре".

А. Г.: Дело в том, что католические алтари не такие, как в православных храмах. Это не выделенное помещение, а приставной престол к стене, и на стене находится священное изображение. Алтари могут не убрать, а поместить где-то сбоку. Организация богослужебной жизни у католиков немного проще, чем у нас.

— Дарья, насколько правильно делать более современными старинные здания?

Дарья Косиченко: Да, есть такой мировой опыт, когда мы из каких-то сооружений делаем что-то новое, вдыхаем туда новую жизнь. Но обычно это не касается культовых сооружений. Например, заводы перерождаются в лофтовые помещения, образовательные центры.

Но когда это касается такого здания, как Нотр-Дам-де-Пари, надо быть очень осторожным, чтобы не перейти грань дозволенного.

Я нигде не увидела сам проект. Почему говорят о демонтаже алтарей? Почему французская общественность и главный архитектор Парижа возмущаются? Я думаю, что не просто так.

— Александр Николаевич, правильно ли переделывать собор, чтобы он был ориентирован также на людей, не принадлежащих к христианской культуре? Лично меня это немного покоробило.

Александр Закатов: Всё происходит постепенно, в том числе разрушение традиционных ценностей, основ культуры, цивилизаций.

В случае с собором вроде бы нет атеистической идеологии, которая существовала у нас при коммунистическом режиме. В то же время появление в храме культурного пространства совершенно чуждо духовным истокам и многовековой истории этого памятника. Есть понятие духовного, социокультурного пространства, атмосферы, которая там царит.

Наверное, выгоднее было бы снести Кремль и построить там торговые центры, и больше было бы в Москве дохода от такого решения.

Можно храмы использовать в коммерческих целях. Для нас это неприемлемо. Мы, славу богу, пройдя через попытки уничтожить веру в Бога, поняли, что нельзя так поступать.

Собор Парижской Богоматери не только достояние Франции, но достояние всего человечества. Поэтому принимать решения такого уровня локально вряд ли правильно. Я не буду политкорректным: наводит на печальные мысли то, что происходит с Европой и её цивилизацией.

Галерее современного искусства совершенно не место в средневековом соборе. Это просто издевательство над храмом. Почему надо именно такой собор превращать в место экспонирования объектов современного искусства, понятно далеко не всем, тем более верующим людям. Неудивительно, что протестуют против этого даже многие атеисты, просто разбирающиеся в культуре. Даже президент Эмманюэль Макрон, который не является таким уж убеждённым католиком, говорит, что он за сохранение Нотр-Дам-де-Пари в том виде, в каком он был накануне пожара.

Переделывать храм под другую конфессию — кощунство

— Благополучная жизнь ведёт к тому, что верующих становится меньше. В Европе храмы пустеют, потому что 30% жителей — мигранты, у которых другая вера. Например, 30% французов — мусульмане, поэтому им не нужно столько храмов.

А. Г.: Там храмы переделываются в мечети. Создаются мусульманские общины, которые выкупают здания. Это кощунство, страшное явление.

Храм, принадлежащий к определённой конфессии, должен в ней и оставаться. Можно сделать музей истории той религии, которая там была.

Каково вам ходить мимо храма и знать, что другая религия его занимает? Например, есть большая проблема на Украине: новосозданная псевдоцерковь ПЦУ захватывает храмы. И нам радоваться, что они захватили и там могут молиться? Они себя позиционируют как ортодоксальная церковь так называемого Константинопольского патриархата. Лучше бы там магазин был! Приходится новый храм строить.

Какая была при Сталине проблема? Униатские церкви передали Православной церкви. Мне кажется, это было большой ошибкой, потому что нужно было думать: а вдруг изменится ситуация. И когда униаты вышли из подполья, когда они подняли голову, они забрали православные храмы. И Украина обуниатилась.

Собор святого Георгия во Львове был униатским, православным и опять стал униатским.

То есть люди ходили в этот храм, молились, содержали его, и вдруг приходит кто-то, забирает и говорит, что "это наше". Поэтому в культовых заведениях не должно быть другой религии. Помещение должно быть нейтральным:

  • детский дом,
  • больница,
  • библиотека.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.