Автор закона о домашнем насилии: как оградить жертву

Заслуженный адвокат России, профессор Людмила Айвар рассказала главному редактору "Правды.ру" Инне Новиковой о том, как структуры общества должны реагировать на насилие в семьях и об уникальной фразе "сама виновата".

Юрист: О насилии, пособиях, увольнениях

Читайте начало интервью:

Сама виновата?

— Есть такая Регина Тодоренко — жена известного певца Влада Топалова, какая-то деятельница шоу-бизнеса. Она высказала какую-то неосторожную фразу о том, что жертвы бытового насилия сами виноваты. И ее затравили в соцсетях так, что она к психологу вынуждена была обратиться. Конечно, виноваты тираны и нужно их как-то ограждать, но жертвы насилия… Виноваты — неправильное слово. Они своим поведением, мягкостью, какими-то даже неплохими качествами позволяют так себя вести. Надо очень серьезно и с ними работать.

— Если женщина сама возьмет палку и даст по башке своему тирану, она не будет являться жертвой семейного насилия.

Я слышала, что было такое высказывание, мы же не знаем, что же имела в виду Тодоренко, когда говорила об этом. Я примерно понимаю, что она могла сказать и иметь в виду, что жертва потому и жертва, что она позволяет себе и окружающим, чтобы быть жертвой.

Ни в коем случае не могу ее ни поддержать, ни осудить, потому что человек имеет право высказать свое мнение, а там уже дальше как общество его воспринимает.

Все эти фразы: ты сама виновата, что стала жертвой, что ограбили, изнасиловали, харассмент совершают. А почему мы так рассуждаем? У нас человек, который насилует и оскорбляет, разве не должен контролировать себя? Даже если жертва ведет себя не так как он хотел бы… Если она надела короткую юбку, это не значит, что ее надо тащить за угол и насиловать.

Если у женщины прозрачная кофточка, это не значит, что ее надо хватать за интимные места. Права одного заканчиваются, вернее, обязанности одного заканчиваются там, где наступают права другого.

Нельзя себе позволять делать то, что ты хочешь делать, ты всегда должен реагировать на действия другой стороны по закону. Даже если жертва тебя провоцирует, это не значит, что ты должен совершать правонарушение в отношении жертвы.

Провоцирует тебя человек — развернись, уйди. Не удается тебе создать хорошую семью — не значит, что надо применять насилие. Жертва не виновата, что ее бьют.

Я понимаю, говорить про "виновата" нельзя. Но как-то нужно помочь человеку, научить его себя защищать. Она может и вне семьи так себя вести, что ее все будут толкать, отодвигать и как-то жестко обращаться.

— Согласна, если человек рожден жертвой, то он ей и будет, к сожалению. И всегда что-то такое будет, каким бы он хорошим или плохим ни был.

— Его нельзя переделать?

— Закон о профилактике семейно-бытового насилия как раз и призван работать с жертвой и насильником. Чтобы вылечить этот стокгольмский синдром, когда жертва привязана к насильнику и зависит от него, чтобы изменить их отношение друг к другу. Должны работать специальные структуры для этого. Людей нужно научить жить хорошо.

А профилактика — это возможность научить людей жить вместе — если смогут. Если не смогут, то удалять, не дожидаясь перитонита.

— Пишут нам, что есть женщины, уверенные, что их даже нужно бить, и считают побои и насилие к себе основой брачной жизни.

— Отношения складываются из того, что ты позволяешь в отношении себя, что тебе нравится, что нет. Нет, я видела в западных фильмах, что некоторые удовольствия связаны с причинением боли, надеванием наручников — может, это имелось в виду?

Мне кажется, что ни один уважающий себя человек, хоть ребенок, не терпят и не относятся хорошо к унижениям, побоям, физической боли.

Вот взрослый человек может скрыть свои чувства. Ребенок отреагирует как ребенок — устами младенца глаголит истина. Либо плачет, либо замыкается — но открыто. На боль, оскорбления, несправедливость.

А взрослые люди, которые терпят и которые считают, что бьет — значит любит, почему-то считают, что можно перетерпеть, простить, забыть.

Некуда бежать

— Комментируют, что у женщин может не быть иного выхода. Им приходится соглашаться на какие угодно условия, даже самые жесткие.

— И такое может быть. Это отсутствие жилищных условий, наличие детей, отсутствие самостоятельного заработка, реальных алиментов, убежищ для женщин и для детей… Возможности иметь реальные алименты и пособия на детей, трудоустроиться, если она осталась с детьми одна, а детей отдать в детский сад, поселить ее куда-то, разлучив с насильником…

Тогда бы никто не терпел. Не было бы разговоров по "нет условий", мы, увы, не создаем таких условий, кризисных центров тех же у нас не хватает. Выгоняют женщин с детьми на улицу, а не наоборот. Алименты никто не платит, пособия на детей мизерные.

К сожалению, такое происходит далеко не только в нашей стране.

Законопроект же говорит, что это насильника нужно выдворить из жилища, чтобы женщины и дети жили в спокойной обстановке.

И когда его пыл угомонится, он пройдет курс лекций по семейной этике, он сможет нормально жить со своими домашними без скандалов и драк — тогда он сможет вернуться домой, даже если дом его, а не жертвы.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Михаил Закурдаев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...