Станет ли 2016-й годом "окончательной победы" над ИГИЛ?

Премьер-министр Ирака Хайдер Аль-Абади во время визита в Каир сказал, что 2016 год станет годом "окончательной победы" над "Исламским государством", запрещенным в России. Поводом такому смелому заявлению стало освобождение оккупированного боевиками ИГ города Эр-Рамади на западе Ирака в конце 2015 года. Однако, несмотря на обещание иракских властей одолеть "Исламское государство", главным остается вопрос, сможет ли и без того раздробленное на автономии государство Ирак справиться с такой серьезной задачей.

Государство автономий

Современный Ирак становится все более уязвимым в силу внутренних дезинтеграционных процессов. Несмотря на централизованную систему власти, иракские суннитские провинции Найнава (административный центр — город Мосул) и Анбар (административный центр — город Эр-Рамади) практически стали совершенно самостоятельными автономиями. Не говоря уже о Курдском автономном районе (Иракском Курдистане) со столицей в Эрбиле, который, формально подчиняясь федеральной столице Багдаду, имеет свою собственную армию и сформировавшуюся несколько десятилетий назад систему управления во главе с Масудом Барзани. Последний, впрочем, все увереннее дистанцируется от властей Багдада, выстраивая тесное сотрудничество с возглавляемой США коалицией в борьбе с ИГ, в которую вошли Саудовская Аравия, Турция, Великобритания, Франция и ряд других стран.

Однако и остальная территория Ирака весьма неоднородна. За последние два года страна стала настолько раздробленной, что уже становится все сложнее разобраться, кто от кого намерен отделиться и какие интересы преследует каждая вновь образованная автономия. Наиболее серьезные различия представляют религиозные сообщества. Основную часть иракского населения составляют шииты, они же доминируют и в Иране. Не удивительно, что в условиях насильственного захвата территорий Ближнего Востока группировками "Исламского государства", основную долю которых составляют сунниты, шииты становятся все более уязвимыми, обреченными обратиться в бегство.

Однако сунниты в Ираке рискуют оказаться в еще более плачевной ситуации. Окажись они под оккупацией ИГ, многих ждет безвыходная ситуация: примкнуть к террористам и жить под агрессией ИГ.

Именно поэтому иракское правительство, опасаясь оккупации суннитских территорий группировками ИГ, приняло решение о создании суннитской автономии, в которую войдут провинции Анбар и Найнава. Если Багдаду удастся реализовать данный план, то, возможно, помимо Иракского Курдистана, на карте Ближнего Востока появится "Иракский Суннистан". Впрочем, создание "Большого Суннистана" — давняя мечта Вашингтона. Но насколько эффективно может быть организована автономная власть в такого рода провинциях — вопрос весьма спорный. Наиболее вероятен сценарий создания совершенно независимой автономии со своей системой управления, налогообложения и прочим силами "Исламского государства", а впоследствии — любой другой авторитетной группировки, которая придет на смену ИГ. Логично, что основную долю финансирования "Суннистан" будет получать непосредственно от США и Саудовской Аравии.

Кто именно одержит победу над ИГ?

Иракское правительство оказалось в ситуации выбора между двух зол. С одной стороны, проамериканский Эр-Риад, мечтающий искоренить шиитов, с другой — демон ИГИЛ. Ирония заключается в том, что именно Вашингтон выступил с инициативой использовать помощь "Исламского государства" в создании "Суннистана" и разделении Ирака на "Шиитостан", "Суннистан" и Курдистан. Другими словами, Вашингтон намерен "спасти" Ирак от оккупации ИГИЛ силами самого ИГИЛ. А премьер-министру Ирака Хайдеру Аль-Абади, возможно, не останется ничего другого, как принять данный план.

Говоря о победе Ирака над ИГИЛ, Хайдер Аль-Абади, вероятно, опустил вопрос о роли Багдада в этой борьбе. На сегодняшний момент Ирак, к сожалению, может сыграть лишь роль инструмента, оружия или поля боя в большой войне с ИГИЛ. А энергетическое доминирование достанется кому-то другому.


Ирак: 10 лет кошмара
Комментарии
Комментарии

Газета The New York Times получила черновой вариант письма американских дипломатов в государственный департамент США, в котором они резко критикуют политику страны на Ближнем Востоке и призывают нанести военные удары по позициям сирийских правительственных сил. Что это, подготовка общества к горячей войне или психологический акт устрашения России?

Вашингтон решился на войну с Россией?

Временами Европа пытается показать свою "обеспокоенность судьбой Украины" и сохранением транзита российского газа через ее территорию. Но газ, подаваемый через "Северный поток", обойдется для европейцев дешевле. Поэтому "Газпром" сворачивает газопроводную сеть по направлению к украинской границе с молчаливого согласия всех серьезных "игроков".

Россия перекроет Украине газ
Комментарии
bugbu mijio "Мы говорим о душе": В "Единой России" назвали главное отличие от оппонентов
анатолий карась Минфин: Brexit повлияет на размер пенсии россиян
Marta Pirozhkova В Праге потребовали выхода Чехии из НАТО
А Петров "Мы говорим о душе": В "Единой России" назвали главное отличие от оппонентов
bugbu mijio "Мы говорим о душе": В "Единой России" назвали главное отличие от оппонентов
koreisha alexa Обама объявил гей-бар национальным достоянием
bugbu mijio "Мы говорим о душе": В "Единой России" назвали главное отличие от оппонентов
Сергей Хоружик Вашингтон решился на войну с Россией?
bugbu mijio "Мы говорим о душе": В "Единой России" назвали главное отличие от оппонентов
bugbu mijio "Мы говорим о душе": В "Единой России" назвали главное отличие от оппонентов