Зачем Запад превращает климатический саммит в ярмарку тщеславия?

Саммит в шотландском городе Глазго собрал лидеров и представителей почти 200 стран для решения вопросов, которые касаются всего человечества. Провозглашение общей благородной цели — предотвращение глобального потепления — не означает единого понимания и одинаковых возможностей её достижения у всех стран. Тем более, если к существующим противоречиям ещё примешать взаимное недоверие, тщеславное стремление Запада "рулить" всеми процессами и пренебрежение интересами других.

Саммит по климату
Саммит по климату

Представив, сколько самолётов, вертолётов и автомобильного транспорта со всеми их выхлопами СО2 пришлось задействовать для обеспечения делегаций, участвующих в конференции ООН об изменении климата (COP26), защитники экологии хватаются за голову. Особенно отличился президент США Джо Байден, который разъезжал с эскортом из 20 автомобилей плюс вертолёт. С точки зрения сохранности окружающей среды решение лидеров России и Китая не лететь лично в Глазго (а также в Рим, на саммит G20) и отправить туда своих представителей выглядит вполне благоразумно.

Правда, Байден, кажется, воспринял отсутствие Владимира Путина и Си Цзиньпина несколько болезненно, поскольку много раз выпускал в их адрес критические стрелы по поводу и без повода. Сразу после саммита G20 американский президент выразил своё разочарование, что Россия и Китай "по сути оказались не на высоте" в принятии обязательств по климату, и обещал "концентрировать внимание на том, чего не делает Китай, чего не делает Россия, чего не делает Саудовская Аравия".

По своему обыкновению, Байден мог вздремнуть и пропустить мимо ушей выступление Путина в режиме видеоконференции, в котором говорилось о выполнении Россией всех взятых на себя обязательств по Парижскому соглашению. Достаточно сказать, что у нас доля энергии от безуглеродных источников превышает 40%, решено обеспечить углеродную нейтральность к 2060 году и сделать так, чтобы в ближайшие 30 лет накопленный объём чистой эмиссии парниковых газов в России был меньше, чем в Евросоюзе.

Слыша упрёки Байдена, хочется воскликнуть: а судьи кто? Те, кто добывают в огромных масштабах нефть и газ методом фрекинга или гидроразрыва пласта, что наносит природе невосполнимый ущерб. Соединённые Штаты, на словах выступающие против ископаемого топлива, за прошлый год по его добыче даже обогнали Россию. Они неплохо зарабатывают на продаже СПГ в Азию, проливая крокодиловы слёзы по поводу энергетического кризиса в Европе, хотя сами уменьшили поставки туда на 20 млрд кубометров в годовом выражении.

Если говорить о Китае, то власти страны увеличили долю ВИЭ с 6,8% в 2005 году до 15% в 2020 и планируют довести её до 25% в течение 10 лет. В Китае в прошлом году было построено новых ветровых электростанций на 71,67 ГВт, что превышает суммарные мощности всех новых аналогичных станций во всём мире в 2019 году. Прирост мощности солнечных электростанций в Поднебесной в прошлом году составил 48,2 ГВт. На начало 2020 года генерация из ВИЭ в целом там составляла около 800 ГВт, что вдвое больше, чем в США.

Парадом командуют Вашингтон и Брюссель

Джо Байден и Урсула фон дер Ляйен
Джо Байден и Урсула фон дер Ляйен

Тяга американцев рядиться в тогу спасителей мира и выступать с напыщенными речами не изменила президенту США и в этот раз. Он рассказал о "первом в своём роде" плане по выделению $9 млрд до 2030 года на сохранение и восстановление фермерских хозяйств, посредством которого Штаты каким-то образом "помогут миру" остановить естественную убыль лесов и восстановить за десятилетие 200 млн га леса.

Джо Байден заявил на конференции о формировании коалиции во главе с США и ЕС с целью снижения уровня выбросов метана как минимум на 30% к 2030 году. Что интересно, президент России, выступая в апреле этого года на онлайн-саммите лидеров по вопросам климата, выдвинул инициативу в два раза сократить в предстоящие 30 лет эмиссию метана, парниковый эффект которого во много раз больше, чем у СО2. Но и здесь западные политики "подсуетились" и решили, что именно они "командуют парадом". Остальным участникам климатического саммита не остаётся ничего, кроме как действовать в духе русской пословицы: хоть горшком назови, только в печь не ставь.

"Мы выработаем условия для инвестиций исторического масштаба в "чистую энергетику", — пафосно заявил Байден, — наиболее значительные инвестиции, направленные на борьбу с климатическим кризисом. Эти инвестиции будут несравнимы ни с какими другими инвестициями, которые когда-либо делали развитые страны".

По части театральности не отстают от вашингтонского патрона и младшие европейские партнёры. Урсула фон дер Ляйен радостно сообщила, что Еврокомиссия предоставит 1 млрд евро "на глобальную инициативу по защите лесов". Она заверила, что Европа выполняет обязательства по сокращению выбросов на 55% к 2030 году, и пригрозила миру полноценным сводом правил, устанавливающих повышенную плату за углеродные выбросы, так как "природа больше не может платить эту цену".

Глава европейской дипломатии Жозеп Боррель, как обычно, забыл про дипломатический стиль общения и обвинил Россию в том, что она использует экспорт нефти и газа "в качестве оружия в международных отношениях", и на этом основании призвал ускорить процесс перехода к "зелёной" энергетике (хотя, казалось бы, куда уж скорей?). Глава Евросовета Шарль Мишель с гордостью заявил, что Евросоюз направляет финансовую помощь странам, которые больше всего страдают от последствий изменения климата.

Россия — жертва климатического неравенства

 

Кстати, о пострадавших. Группа американских учёных (заметьте, не российских) рассчитала глобальный территориальный индекс климатического неравенства, который отражает соотношение выбросов парниковых газов, сделанных национальной экономикой, с ожидаемым в стране потеплением климата. Так вот, первое место среди 192 государств ООН заняла Россия, то есть урон природе нашей страны от глобального потепления будет непропорционально велик относительно количества выделенных в ней парниковых газов.

Экология не знает границ: выбросы парниковых газов на территориях одних стран оказывают воздействие на состояние многих других, приводя к тому самому "климатическому неравенству". По мнению учёных, 90% всех вредных выбросов генерируется на 8% суши. Если большая часть источников парниковых газов антропогенного характера сосредоточена между 30-м и 55-м градусами северной широты, то вызванный выбросами эффект потепления более всего ощущается за 60 градусом, в Арктическом регионе. Ведь давно замечено, что среднегодовая температура в России растёт быстрее общемировой более чем в 2,5 раза, а в Арктике и того больше, хотя по населённости мы сильно отстаём от Западной Европы, Северной Америки или Юго-Восточной Азии.

Как отмечает доцент кафедры международных комплексных проблем природопользования и экологии Университета МГИМО Андрей Авраменко, для России вопрос климатической справедливости в контексте глобального изменения климата стоит особенно остро, учитывая наличие огромных площадей тайги и бореальных лесов. Парадокс в том, что российские леса играют большую роль в поглощении трансграничных выбросов парниковых газов, однако в качестве экспортёра углеродоёмкой продукции наша страна с 2026 года будет вынуждена платить европейский углеродный налог по максимуму. В российской тундре и арктической зоне последствия глобального потепления приобрели катастрофический характер и несправедливо подходить к России с повышенными требованиями, считает эксперт.

Обращаясь к участникам саммита G20, а затем и к участникам конференции СОР26, лидер нашей страны нацелил их внимание на уникальный ресурс имеющихся у нас лесных экосистем, их значительный потенциал по поглощению углекислого газа и выработке кислорода. Государство к тому же наращивает финансирование комплекса мер, нацеленных на их сохранение, на борьбу с незаконными рубками и лесными пожарами, на лесовосстановление и т. д.

Следовало бы сосредоточить усилия мирового сообщества на поддержке наиболее результативных экологических проектов, рассмотрев степень их отдачи с точки зрения снижения объёмов парниковых газов в атмосфере на каждый вложенный доллар. Но Запад на такие предложения вряд ли откликнется: может так статься, что проекты, касающиеся сохранения лесов в России или в Латинской Америке, окажутся более эффективными, чем даже инвестиции в возобновляемую энергетику во многих странах. Западу куда ближе идея трансграничного регулирования с протекционистским уклоном, и за создание справедливого международного механизма, предусматривающего признание и зачёт углеродных единиц, ещё надо побороться.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Парижское соглашение. Что это? Кому выгодно? Нужно ли России?