КНДР и США - прогресс и повышение ставок

Переговоры между северными корейцами и американцами все-таки состоялись. Прорыва не случилось, но его и не ждали. Власти КНДР заявили, что ответственность за продолжение корейско-американского диалога лежит на США.


Пхеньян повышает ставки: чем ответит Сеул

Незадолго до этого Академия национальной обороны КНДР успешно провела испытательный запуск баллистической ракеты нового типа с подлодки "Полярная звезда — 3" ("Букгыксон-3"). А Южная Корея проводит военные маневры и резко повышает военный бюджет.

Об этом "Правде.Ру" рассказал ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Константин Асмолов.

Читайте начало интервью:

Обгонит ли Северная Корея Южную в экономике

Как развивались разные Кореи

— Константин, запущенная очередная баллистическая ракета, которая может пролететь две с половиной тысячи километров... Это они вообще для чего? Чтобы облегчить переговоры?

— На самом деле, я вижу здесь три возможных причины, и вполне вероятно каждая из них сработала. Во-первых, разговоры о том, что северяне строят подводную лодку, северяне делают БРПЛ, идут уже там год-полтора. И на самом деле эксперты считают, что они все это делают весьма успешно. Им нужно было просто на каком-то этапе довести проект до ума, потому что, если у северян появится подводная лодка, на которой стоит две, даже три, четыре максимум баллистических ракет, это будет уже очень неприятный гейм-чейнджер с точки зрения изменения вероятности того, как может пойти военный конфликт.

— Вы не исключаете военный конфликт?

— Хочешь мира, готовься к войне.

Сказал же Ким Чен Ын, что "это раньше мы работали наполовину на оборонную способность, наполовину — на экономику, сейчас у нас бомба, нас никто не тронет, поэтому все силы бросаем на экономику". Конечно, это не значит, что все военные программы были полностью свернуты.

Более того, даже Трамп пару раз намекнул, что "у нас, конечно, идет диалог, но давайте будем честными, я не говорил, что мы прекратим учения". А Ким не говорил, что он прекратит свои военные разработки.

Второй момент — это, понятно, подъем ставок перед недавними переговорами и с прицелом на будущие.

— Прошли встречи каких-то рабочих групп?

— Да, переговоры рабочих групп. Это не новое, такой формат уже был, после того как случился тот самый саммит в Пханмунджоме, когда Трамп приехал в Южную Корею, а до того написал Ким Чен Ыну типа: "А не встретиться ли нам, поговорить?" Ким ответил: "А почему бы и нет?!…" После чего и случился именно двусторонний саммит, потому что пока Ким и Трамп разговаривали, Мун стоял в стороне.

И после этого было во всеуслышание объявлено, что до конца сентября, скорее всего, начнутся переговоры рабочих групп. Но потом, вполне естественно, опять началась волатильность. Но сейчас вот — ура! — наконец-то эти группы начали свою работу и есть реальная надежда, что продолжат ее.

— Но перед этим кто-то в Пхеньяне говорит: "А теперь давайте пульнем ракету…"

— Нет, по-другому, "а теперь давайте повысим ставки, потому что мы все-таки сделаем так, чтобы американцы были вынуждены с нами разговаривать, чтобы не было дежурного обмена аргументами, который не закончится ничем". Потому что на рабочих группах есть одна очень важная проблема. Танго — это танец для двоих.

Для того чтобы двигаться к консенсусу, и та, и другая сторона должны совершить некоторые уступки. При этом понятно, что идеальный вариант для каждой стороны — абсолютно противоположен. Трамп, действительно, хотел бы, чтобы Север полностью демилитаризовался. А люди типа Болтона под демилитаризацией понимают сдачу им всего оружия массового поражения и баллистических ракет в придачу.

— Северокорейские СМИ называют его напыщенным болваном...

— Это они про Помпео, но Болтону тоже достается. Вообще, северокорейское искусство политических инвектив местами просто напоминает известный анекдот про то, как студенты МГИМО писали ноту. Так северяне пытаются поднять ставки на переговорах с США.

Кроме того, это довольно четкий ответ и южнокорейцам тоже, потому что не все понимают, что, с одной стороны, конечно, было соглашение между военными. Они вернули демилитаризованной зоне относительно демилитаризованный статус, вышли примерно на уровень 2015 года, что само по себе очень сильно обвалило вероятность конфликта по случайным причинам.

Но при этом не будем забывать, что Мун заложил солидный рост военных расходов. И сейчас Южная Корея тратит на оборону сильно больше, чем при консерваторах. При этом значительная часть этих расходов идет на приобретение современных видов вооружений, которые никак нельзя назвать оборонительными. И еще Мун долго рассказывал про армию и защиту от внешних угроз.

1 октября на южнокорейском Дне армии Мун присутствовал на параде, над его головой пролетели свежезакупленные истребители F-35, новейшие американские стратегические самолеты, которые, естественно, предназначены не для обороны, а для превентивного удара по военным объектам. "Ну хорошо, — решил Ким, — сейчас мы покажем Южной Корее, что у нас тоже есть, чем ответить".

— Такая подводная лодка с баллистической ракетой ведь и по Сан-Диего может ударить?

— Теоретически может. Здесь мы вступаем в такое зыбкое пространство возможностей: а сможет ли доплыть, а сможет ли избежать превентивной атаки. Проверять можно, но очень опасно, потому что любая неудача обнуляет все остальное. А военные, как правило, это люди, которые начинают считать от неудачного варианта.

Именно поэтому, например, там отказались от этой идеи, когда северяне запускали свой МБР. Хотя сначала у некоторых американских политиков были мысли типа: "А давай мы ее показательно собьем. Ведь тогда сразу станет всем совершенно понятно, что ничего у северян не получится и противоракетная оборона готова сбить любую ракету, что северокорейскую, что чью-нибудь еще".

Но потом кто-то из военных, как говорят информированные люди, ответил: "А что будет, если мы ее не собьем? Если мы промажем? Какие у нас после этого будут репутационные внутри- и внешнеполитические последствия?…" Поэтому от этой идеи отказались. И правильно сделали.

Читайте окончание интервью:

В КНДР уже хотят не только хлеба, но и развлечений

Беседовал Саид Гафуров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев