Косово: три пути к праву на существование

Президент Сербии во время выступления в парламенте заявил, что ситуацию в автономии Белград больше не контролирует. Идиома "Косово — Сербия" потеряла прежний смысл.


Косово: заноза в сердце Европы

Отказ от спорных земель, по мнению Вучича, поможет Сербии наладить, наконец, диалог с албанцами и вступить в ЕС. В противном случае удержание косовских земель продолжит наносить ущерб сербской экономике и демографии.

Спустя несколько часов после заявления президента на границе с Сербией (раньше лишь номинальной для Белграда) начались первые столкновения. Сербскую армию привели в боевую готовность, а в это время косовская полиция напала в том числе и на участника дипломатической миссии ООН — гражданина России.

По иронии судьбы, буквально за несколько дней до столкновений та же косовская полиция призывала к уменьшению количества незарегистрированного огнестрельного оружия в стране. Это поможет предотвратить рост преступности, говорили они.

Несмотря на такие заявления первые же шаги Косова и Метохии после выступления Вучича обернулись агрессией против сразу двух государств — Сербии и России.

Причем если сербский президент во время выступления вскользь упоминал о референдуме в Косове, то Россия существование государства с таким названием пока не признавала.

Что ждет косоваров в будущем? Какое государство может получиться из автономного края? Попробуем разобраться на примере нескольких стран-соседей.

После поездки по Балканскому полуострову и знакомства с несколькими государствами у меня сложились сценарии, которыми могло бы воспользоваться (или не воспользоваться) Косово.

Македония

Простите, Северная Македония. Территория страны не намного больше, чем границы Косова. Со всех сторон, как и беспокойная автономия, зажата соседями. При этом маленькая, но очень гордая республика успела выйти из состава Югославии задолго до начала косовского конфликта. Страна сумела доказать, что македонцы представляют собой отдельный этнос, и добилась признания.

С 1991 года государство обрело независимость, как следствие — на его территорию не сбросили ни одной бомбы. В НАТО македонцы пока не вступили. Хотя намерение есть.

Если проводить аналогию с человеком, то Северная Македония — это молодая и здоровая крестьянка. Ей нет нужды "покорять столицу".

В стране все хорошо с сельским хозяйством и скотоводством — мясо, молочная продукция, овощи, хлеб, свое вино. Из окна любого автобуса видно огромные пастбища, огороды, виноградники. Даже если встанут все заводы — здесь никто не будет голодать. От туризма многого не ждут, и поэтому приятно удивлены гостям.

— Ой, вы из России? Добро пожаловать! — улыбаются продавцы, кондукторы, кассиры в обменниках. — Что вам у нас больше всего нравится?

Кстати, русский акцент в английской речи здесь иногда принимают за словенский.

У республики налажены транспортные потоки в крупнейшие города Косова — Приштину и Призрен. Всегда есть желающие что-то купить или продать соседям. Или съездить на сезонные заработки — автобусы в Приштину никогда не пустуют. В столице Македонии Скопье есть косовское посольство. Даже тут страна решила пойти на уступки для собственного спокойствия.

Косово могло бы пойти по македонскому пути, если бы доказало, что их албанцы и сербы не такие, как в Албании и Сербии. Земли автономии, в теории, вполне способны прокормить и обе народности, живущие здесь.

Черногория

"Младшая сестра" Сербии, которая долго не решалась ее покинуть, но в итоге отлично зажила в самостоятельных границах.

К 2006 году отделилась и стала независимой, а спустя 11 лет вступила в НАТО. Сделала ставку на свою красоту и не прогадала — поток туристов со всего мира только растет. Все благодаря выходу к морю, мягкому климату и безвизовому режиму. Маленькая Турция с европейским уклоном — никаких вам тут "все включено", но есть море, солнце, яхты и экскурсии.

Черногорцы говорят на смеси сербского и хорватского. Русский язык вроде бы и понимают, но делают вид, что не слишком хорошо.

— Говорите по-английски, пожалуйста, — просила меня хозяйка апартаментов, которые я снимала в Тивате. — Или по-сербски.

Местное население быстро усвоило практичный, чисто европейский подход к экономике и туризму — любой каприз за ваши евро. Впрочем, странно их за это осуждать. Приезжие действительно готовы раскошелиться, поэтому Черногория добилась того, что туризм стал приносить в казну солидный доход.

Явной экономической связи косоваров и черногорцев не прослеживается, в городах республики албанские переселенцы живут и работают как трудовые мигранты. Хотя бы потому, что зарплаты в евро иметь выгоднее, чем в албанских леках.

В сущности, достопримечательностей мирового масштаба Черногория не имеет, но, несомненно, выигрывает у Косова за счет Адриатики и красивого побережья. Так что туристический бум соседки Косово вряд ли повторит. Однако может попробовать привлекать туристов за счет отмены визового режима и "мест боевой славы". Местным гидам под силу расказывать истории деревень, где вырезали местное население, или бывшего аэропорта "Слатина", где сошлись интересы сразу нескольких государств. Это хоть и кровавая, но все же история края как она есть. Забывать ее не стоит.

Албания

В югославском конфликте албанцы занимали самую непримиримую позицию — автономия Республики Косово, изгнание и даже геноцид сербов как основных врагов на спорной территории.

Справедливости ради стоит заметить, что албанцы действительно отличаются от большинства балканских народов. Даже их язык больше похож на турецкий.

Вступление в НАТО и реверансы в сторону ЕС Албании не помогли. Человек из провинции попытался переехать в условную Москву, но у него не получилось, пришлось вернуться. Ощущение, что страна безнадежно отстала: албанцы так и застряли в нулевых, когда шла война за Косово.

Даже в столичных ресторанах невозможно расплатиться кредиткой или спокойно вызвать такси — процветают "черный нал" и бесчисленное количество сомнительных частных перевозчиков.

Оружие и наркотики до сих пор провозят транзитом двумя большими потоками. С ними борется как местная полиция, так и полицейские соседних стран, например, Италии. Это объясняет, почему на албано-македонской границе проверяли все вещи, документы и даже одежду пассажиров автобуса из Тираны. Гарантировать безопасность и комфорт россиян тут никто не собирается несмотря на вывеску "Общество дружбы Албании и России" на местной дипмиссии.

— Тебя, что, даже не попытались продать там на органы? — шутили коллеги.

Такие слухи действительно ходят, поэтому считается, что находиться даже в крупных городах страны небезопасно.

Даже в самом центре столицы — Тиране — хватает попрошаек. Если вас хоть раз не обступил целый цыганский табор — вы не были в Албании. А вот к туристам из Европы в сувенирных лавках продавцы явно радушнее, чем к "братьям-славянам". Возможно, у гостей с Запада просто больше евро.

Косово могло бы пойти по самому простому пути — примкнуть к "своим". Благо, косовары — это точно такие же албанцы и в автономии их большинство. Доказывать, что они чем-то от "коренных" отличаются, чтобы иметь основания для самостоятельности, после косовского конфликта, по меньшей мере, странно. Вопрос — что тогда будет с сербами, которые тоже живут и работают в Косове?

Вместо постскриптума — пара слов о Сербии

Следы бомбежек НАТО специально сохранили в центре города. Как напоминание о том, чего стране стоили ее интересы. Все сербы старше сорока знают и понимают русский язык — они учили его в школе наряду с родным. Молодежь хоть и не говорит, но понимает. И без английского часто можно обойтись. Безналичный расчет? Конечно. Такси через приложение в телефоне? Пожалуйста, все работает. Как говорится, мелочь, а приятно.

На пешеходных улицах в центре не протолкнуться — туристы гораздо охотнее едут в Белград, чем в Тирану или Приштину.

Сербия, на которую сбрасывали бомбы, оправилась от событий 20-летней давности и успешно шагнула вперед, тем самым уже отомстив всем, кто пытался ее уничтожить. А вот к будущему все еще автономного края Косово сейчас очень много вопросов.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google