Взаимопониманию России и Китая мешают "городские сумасшедшие"

В Китае полное единство и взаимопонимание партии и правительства? Представляет ли Ли Кэцян угрозу Си Цзиньпину? Или у них все гармонично и взаимодополняемо? Китай — союзник России или ее враг? Надежного ли партнера обрела наша страна в лице Китая?


Китай: союзник России или ее враг?

Тесное сотрудничество России и Китая по крупным и долгосрочным проектам только начинается. Но чтобы оно успешно развивалось нужно понимать Китай, а не витать в облаках и не верить бреду сумасшедших.

Обо всем этом обозревателю "Правды.Ру" Саиду Гафурову рассказал руководитель направления востоковедения НИУ Высшей школы экономики Алексей Маслов.

Читайте начало интервью:

Китай: "Колонизаторам спасибо! До свидания!"

Вступит ли Россия в китайский лагерь "стран единой судьбы"

Зачем Китаю пустынные острова

Как Китай опоясывает мир

— Алексей Александрович, в Китае есть единство мнений между председателем правительства, генеральным секретарем компартии и другими высшими руководителями о том, как дальше развиваться?

— А этого мы не знаем. И если кто-то вам скажет, что мы знаем, о чем премьер, секретарь Госсовета Ли Кэцян спорит с генсеком Си Цзиньпином, то гоните взашей такого эксперта, потому что никто этого в реальности не знает. Мы видим на поверхности абсолютно единое мнение всей партии. И все.

— Мы видим документы, мы видим доклады.

— И у них спокойное и четкое разделение функций. Ли Кэцян все время говорит об экономике, Си Цзиньпин говорит о глобальных тенденциях. Си Цзиньпин никогда не углубляется в какие-то тонкости, он вообще такой великий лидер.

— Работа такая...

— Но Ли Кэцян может одернуть, например, Помпео, который попытался сказать что-то по поводу Китая. Ли Кэцян ему лично ответил. Хотя, вообще-то, это формально Си Цзиньпин должен был делать, но для него Помпео — это никто.

— Помпео — маленький, а Си Цзиньпин — лидер великой нации.

— Да. И вот Ли Кэцян сказал, что не вздумайте опять клеветать на Китай, в лоб сказал. Там речь шла о том, что капиталовложения Китая в Венесуэлу привели к кризису этой страны. Он сказал, что это клевета.

— Клевета, конечно. Я недавно был в Венесуэле.

— Все правильно, да. Потому что совершенно не в китайцах там проблема. А как раз наоборот. Мы, безусловно, видим одну вещь, что уже поразительно, в Китае есть дискуссия по экономическим вопросам.

— Как она идет?

— Нет, мы видим и слышим не напрямую, а, например, читаем некоторые статьи их экономистов. А мы понимаем, что экономисты примыкают к тому или иному блоку. Мы видим, что кто-то говорит, например, что мы слишком церемонны по отношению к России, надо быть жесткими, надо входить туда экономикой, надо просто перекупать фабрики, заводы…

— И не слушать, когда русские вякают...

— Да, просто они такие люди. Причем это статьи не оккупационного характера. Они предлагают послушать, что люди говорят на Дальнем Востоке. И, по китайскому мнению, в России люди живут не хорошо, плохо живут. И предлагают: давайте мы придем и вложим туда деньги, сделаем нормальную инфраструктуру. Мы сделаем там нормальные сервисы, нормальные гостиницы, сделаем нормальные дороги, которые не надо будет переделывать каждый год по весне, и т. д. В общем, предлагают все, что нужно делать.

Но есть и другое мнение, что Китай, наоборот, должен сконцентрироваться на себе… Я могу сказать, в Китае все очень четко построено. Есть аналитические центры, их там штук пятнадцать крупных, в отличие от России, где крупной аналитики просто нет. И в конце концов наверняка на стол Ли Кэцяну и Си Цзиньпину ложится 15 разных докладов. Там выдержки, выжимки, конечно. В зависимости от политической ситуации они имплементируют, какой взять доклад.

Это сейчас в Китае хорошо построено. Об этом можно судить по тому, что иногда в российской прессе всплывают какие-то странные слухи, что китайцы хотят то просто выжать полностью, то оккупировать российский Дальний Восток.

— Они под пальмами живут, под елками жить не чают, им у нас там холодно…

— Я думаю, что там все проще. Дело в том, что в Китае, так же как и в любой другой стране мира, есть свои городские сумасшедшие. Они могут быть старенькими пожилыми профессорами, они могут где-то работать. Иногда они что-то озвучивают на полном серьезе, но это-то как раз понятно. А самое странное, что мы всерьез начинаем обсуждать эти проблемы.

Хотя, в общем-то, тоже понятно. Ведь и у нас таких навалом. Вот это и идет здесь кругом. Надо со стороны сначала посмотреть. Не так давно (открою небольшой секрет) на уровне одного комитета было экспертное заседание в Госдуме, обсуждался вопрос о том, чтобы развернуть российские реки в Китай и снабжать Китай пресной водой. Я там тоже присутствовал. Значит, я был единственным китаистом, хотя надо было подогнать вообще всех. И я с ужасом вдруг увидел, что люди обсуждают проект, который с китайской стороны предложен одним из таких вот, как я уже сказал, милых, но все же городских сумасшедших.

И поэтому уже почему-то считается (там такое было утверждение): в Китае очень плохо с пресной водой, поэтому Китай будет закупать ее в громадных количествах. Но не надо быть китаистом или профессором экономики, чтобы понять абсурдность этого. Любой специалист по логистике скажет, что пресная вода, упакованная в России, или разворот рек в сторону Китая превратит любые пол-литра воды в золотой стакан.

Беседовал Саид Гафуров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Смотрите видео интервью полностью: Китай: союзник России или ее враг?

Домашнее