Зачем Китаю пустынные острова

В Индии настолько поднялась антикитайская волна, что уже предлагают ввести пошлины в 5000 процентов и даже заговорили об импортозамещении.


Китай: союзник России или ее враг?

Можно ли рассчитывать на сближение между Индией и Китаем? На кого может рассчитывать Китай? Сможет ли он вопреки решению Гаагского суда тихой сапой получить желанные острова в Южно-Китайском море?

На эти и другие вопросы "Правды.Ру" ответил руководитель направления востоковедения НИУ Высшей школы экономики Алексей Маслов.

Читайте начало интервью:

Китай: "Колонизаторам спасибо! До свидания!"

Вступит ли Россия в китайский лагерь "стран единой судьбы"

— Алексей Александрович, Китай внимательно следит за происходящим в соседней Индии?

— Они очень внимательно следят. А последний месяц ознаменовался тем, что в Индии начинается жуткая антикитайская волна.

— Как везде и всегда, когда проходят выборы, это принято…

— Это понятно, что должен быть кто-то виноват в том, что произошло. Но там предложен целый комплекс антикитайских мер. Выступила Всеиндийская ассоциация торговых работников, в которой ни много ни мало 170 миллионов человек. Просто большая страна.

Это, собственно говоря, некий аналог российских "опор" — малых и средних предприятий, которые дружно сказали: давайте повысим цены на китайские товары, точнее, введем тарифы и пошлины до 5000 процентов, то есть заградительные меры. Потому что, как они подсчитали, 40 процентов товаров на индийских рынках — это китайские товары.

— Не врут ведь…

— Я думаю, что не врут. И, мол, раз соревноваться с ними мы не можем, давайте просто закроем ввоз. При этом получается огромный дисбаланс между Индией и Китаем, Индия продает Китаю на 18,5 миллиарда долларов, а покупает из Китая на 57 миллиардов долларов.

— Причем среди этого очень сложное оборудование для навигаций на море, например.

— Да, Индия очень серьезно зависит от Китая по торговле, очень. И торговый дисбаланс тоже волнует Индию. Поднимается волна, очень похожая на американскую волну, точнее, на антикитайскую волну в Америке.

— Это устраивают те же люди?

— Люди не те же, но идеи те же самые: надо сдерживать Китай от проникновения в свою экономику. Индийцы внезапно начали говорить, такое поразительное слово появилось — "импортозамещение".

— Я его уже слышал.

— Мы его уже слышали, да. То есть это китайский алармизм. Поэтому Китаю это очень не нравится. И Китай надеется, что сейчас, после выборов, эта волна спадет. Китай очень не хочет находиться во враждебном окружении. Ведь мы сейчас сравниваем США и Китай. У США находится с одной стороны Канада, с другой — Мексика, страны очень дружелюбные по отношению к США в целом. А у Китая — с одной стороны Индия…

— А мы-то дружественные...

— Мы однозначно дружественные, но оказывается, Китаю в нас не нравится то, что мы не особо кооперативные. И как ни странно, это правильно, потому что Китай почему-то долгое время хотел Россию вписать в свою стандартную схему. То есть, по их мнению, страны, которые против Китая — Индия, которая, мол, ничего не понимает, и США, с которыми тем более все понятно. И есть страны, которые однозначно с ними во всем.

— А Вьетнам против Китая?

— Нет, у Вьетнама сейчас как раз с Китаем все очень хорошо. Но во Вьетнаме сейчас основной инвестор — Сингапур, как ни странно. На втором месте — Япония. Потом с большим отрывом идут США. Китай уже давно пытается стать первым инвестором, то есть, проще говоря, перекупить вьетнамское.

Там есть еще одна особенность, одна хитрость, которую мало кто знает. Поскольку товары в Китае подорожали, Китай берет заказы и размещает их в Северном Вьетнаме. Например, сталелитейные производства там находятся. Потом уже готовую продукцию они перевозят (там же везти-то близко) на территорию Китая, штампуют "Сделано в Китае", делают китайскую упаковку и под видом китайской по своим каналам гонят во внешний мир.

Вьетнамцы, с одной стороны, немного обижаются, а с другой стороны, сами они не могут выйти на такие крупные рынки. В этом плане Северный Вьетнам очень сильно зависит от Китая, и поэтому вьетнамцы не хотят ругаться с Китаем.

— А чем закончилась история с островами?

— Ничем. Гаагский суд признал острова за Филиппинами и другими странами, но Китай не согласился.

— А у Вьетнама — другие острова?

— Те же самые острова, там группа островов — одна и та же. И это был пробный камень. Но обратите внимание, что хотя Гаагский суд признал, что эти острова в Южно-Китайском море принадлежат Филиппинам и другим странам, но никак не Китаю, то, казалось бы, надо или скандалить, или воевать. А Китай просто говорит: поскольку нас на суде не было, все это произошло без нас, то мы: а) это не признаем; б) не признаем никогда. Вопрос, как говорят китайцы, не переговорный, то есть даже не о чем говорить.

И, казалось бы, сейчас должна подняться волна антикитайских протестов, все-таки суд достаточно серьезный. Молчание полное, потому что Китай пытается сделать стандартную вещь. Он во Вьетнам вкладывает деньги, в Филиппины вкладывает деньги, в Бирму вкладывает деньги. Все это претенденты на эти острова.

И Китай, вкладывая средства, попутно пытается объяснить: ребята, что вы с этих островов будете иметь? Да ничего. Пустынные острова. На них ничего не растет, нет там никакой нефти, ничего вообще. А Китай располагает установкой залпового огня для того, чтобы охранять проходы между островами.

Но эти острова крайне важны для Китая эксклюзивной морской зоной, которая отсчитывается от островов. И самое главное, именно там проходит почти 40 процентов трафика мировой торговли и перевозится до 80 процентов объемов китайского импорта нефти и газа.

Беседовал Саид Гафуров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Смотрите видео интервью полностью: Китай: союзник России или ее враг?

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее