Федор ГАЙДА: у революции 1917 года есть начало, но нет конца

Была ли революция 1917 годом благом или злом для России? Почему Николай II оказался обманут своими генералами? Можно ли было избежать Гражданской войны? Чем была опасна изоляция страны? Почему Ленин обиделся на Сталина? На эти и другие вопросы генерального директора "Правды.Ру" Инны Новиковой о трагических событиях начала XX века ответил историк, специалист по истории России начала XX века, доцент исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Федор Гайда.

— Двум революциям, которые резко изменили жизнь России, исполняется в этом году сто лет. Революция —  это хорошо или плохо?

— Я не знаю ни одной революции, которая воспринимается большинством населения как благо. Это всегда насилие, слезы, кровь, тупик, разрыв самых разных связей, разрушение экономики и государственности. Я согласен с этим большинством. Любая революция — это катастрофа.

Некоторые считают, что революции — локомотивы истории. Но развитием движет не революция. Делает историю само общество и власть, если они находятся в некоем согласии. Если эта новая власть не в состоянии решать какие-то задачи, она уступит место другой, совершенно новой власти. Революция сама по себе никогда благом не является.

— Тем не менее, революции происходят с завидной регулярностью. Сейчас уже очевидно, что это организованные процессы. Видимо, как и в прежние времена, они тоже не сами по себе случаются?

— Да, но тут все-таки надо исходить из того, что революциями мы называем вещи совершенно разного порядка и характера. Действительно есть революции, имеющие естественные причины, где главным катализатором обычно является та или иная социальная болезнь.

— Когда верхи не могут, а низы не хотят.

— Совершенно верно. Но сейчас очень часто революциями называют какие-то верхушечные перевороты, которые на самом деле относительно легко, при наличии тех или иных ресурсов, можно организовать. Это псевдореволюции. Бывают и более серьезные перевороты — дворцовые и государственные.

Настоящими революциями являются процессы сущностные, глубинные, которые приводят к социальным революциям. Российская революция 1917 года как раз из этой категории. Она могла начаться только в силу определенных политических событий. Всегда сперва начинается политическая революция, которая потом переходит в социальную фазу.

— Тем не менее, насколько эта революция была закономерна и неизбежна? Насколько связана с обстановкой в самом обществе? Можно ли было ее избежать, если бы не слабость Николая II? Ведь большую роль в ней сыграли очень сильные и хорошо финансируемые либеральные движения и партии. Как сильно повлияли внешние факторы?

— Февральская революция делалась даже не партиями, и уж тем более не кадетами и социалистами или какими-то еще объединениями. Политическая революция, приведшая к свержению монархии, делалась, как ни странно, государственными структурами.

Земгор и военно-промышленные комитеты хотя и назывались общественными организациями, но финансировались государством.

Парадокс Февральской революции заключается именно в том, что она была сделана государственными структурами и окологосударственными организациями на государственные деньги.

— Получается, это была своего рода перестройка?

— Их можно сравнить, поскольку главная причина февральской революции — это паралич госструктур, их внутренний раскол, из которого проистекло крушение старого порядка. Именно кризис элиты — главная причина Февральской революции.

Это не означает, что не было других причин. Но если бы в России в феврале 1917 года не пала монархия, все остальные причины сами по себе бы к революции не привели. Революция начала углубляться и переходить в социальную фазу после того, как пала монархия — механизм, который был в состоянии проводить реформы и решать социальные задачи, стоящие перед Россией.

Отрекшись, император показал явную слабость и этим все погубил. Он вообще имел право отрекаться от трона?

— Нет, конечно. Российское законодательство не предполагало возможности отречения монарха. В истории России не был случаев добровольного отречения от престола.

— Почему император являлся препятствием?

— Это, конечно, не его собственная мысль, а мысль тех людей, которые добивались от него отречения. Они объясняли ему, что если он в данной ситуации не отречется, то Россия окажется в состоянии гражданской войны. Парадокс опять же заключается в том, что произошло все ровно наоборот: именно после его отречения Россия пошла к гражданской войне.

— Может ли такая история повториться с нами вновь в обозримом будущем? Большинству людей очень страшно, но кто-то действительно ждет и надеется. Даже работает на это.

— Да, конечно. Но тем кто ждет и надеется, я могу сказать только одно: они тоже не переживут этого момента. Те люди, которые делают революции, до старости не доживают, только за очень редкими исключениями. Иосиф Виссарионович дожил до старости только потому, что он избавился от всех остальных участников этих событий. Если бы он этого не сделал, его бы совершенно точно уничтожили.

Любой революционер, начав действовать, уже не может остановиться. Он может все прекратить только либо убив всех своих коллег и соратников, либо будучи убитым сам. Апокалиптический революционный сценарий именно такой: он всегда означает смерть.

Прогресс решения национальных задач, рывок вперед — это всегда соглашение общества и усилия власти, а не революционных низов. Энтузиазм масс, конечно, обязательно должен быть, но он изначально связан именно с каким-то волевым началом, которое исходит в конечном счете от власти. Никакая индустриализация не могла быть обеспечена просто каким-то трудовым героизмом рядовых членов общества; это должна была быть четко поставленная определенная задача.

— Проконтролировано исполнение.

— Совершенно верно. Этот центральный импульс всегда идет сверху. Революция — это разделение общества, катастрофа общества, болезнь общества. Наши проблемы, которые, безусловно, и сейчас есть, решать надо все-таки более рационально и последовательно, а не революционным путем.

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Читайте также:

Февраль-1917: первая "цветная революция"

Март 1917-го, или Большевики без Ленина

Размышления о 1917-м: век спустя

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Федор Гайда: Революция 1917 года - есть начало, нет конца
Комментарии
Украинские СМИ сообщили об убийстве девушки Гиви в Донецке
Европа изгоняет фонд Сороса за разрушение суверенитетов
Ученые поражены: Юпитер влияет на Землю куда больше Солнца
Правда, деньги и ракеты: что Путин показал Западу с "Валдая"
Дольф Лундгрен: "Путин наводит чертов порядок!"
Дольф Лундгрен: "Путин наводит чертов порядок!"
Европа изгоняет фонд Сороса за разрушение суверенитетов
Дольф Лундгрен: "Путин наводит чертов порядок!"
Украинские СМИ сообщили об убийстве девушки Гиви в Донецке
Божена Рынска собралась в эмиграцию после выдвижения Собчак в президенты
США готовят беспрецедентную атаку на выборы-2018 в России
Это — оккупация: Соединенные Штаты Афганистана
Регионы переформатируют подготовку технических кадров
Глава ЦРУ рассказал о пропаже и смерти Ким Чен Ына
В Москве за взятку задержаны пензенские полицейские
Трамп vs ЦРУ и ФБР: узнает ли мир о роли спецслужб в убийстве Кеннеди?
В Рыбинске спустили на воду "Комету" на крыльях нового поколения. Видео
Битва боевых роботов разочаровала зрителей. Видео
Дорожные войны: народные инспекторы против автомобилистов
США готовят беспрецедентную атаку на выборы-2018 в России
Европа изгоняет фонд Сороса за разрушение суверенитетов