Алла Иошпе и Стахан Рахимов — эхо друг друга

В гостях у главного редактора "Правды.Ру" Инны Новиковой легендарный дуэт — народные артисты России Алла Иошпе и Стахан Рахимов. Вот уже более пятидесяти лет они вместе и в песне, и в жизни. Их путь не был простым. Но несмотря на все испытания, они сохранили и свою удивительную любовь, и свои уникальные голоса, которые всю жизнь звучат в унисон.

— Для меня такая большая радость, что вы к нам пришли. Я выросла на ваших песнях…Первый вопрос у меня к Стахану Мамаджановичу. Вот на сцене очень много групп, и у всех у них есть названия. Но у вас названия нет. Вы вошли в историю советской эстрады, советской музыки, как Алла Иошпе и Стахан Рахимов. Как так получилось? И почему Алла Иошпе первая?

Стахан Рахимов: Вы знаете, когда мы только-только познакомились, нас начали, так сказать, "растаскивать" по разным коллективам: в оркестры, мюзик-холлы. И я как-то в то время решил, что мы должны быть отдельно от всех коллективов. Вот должна быть единица — Алла Иошпе и Стахан Рахимов. А то, что Алла Иошпе первая, это естественно. Как говорят англичане, "леди ферст". Ну что же тут поделаешь. Мне, кстати, когда по каким-то делам звонили из Узбекистана (по поводу присуждения званий и прочего), то постоянно намекали на то, чтобы Алла стала Рахимовой. А мне почему-то казалось, что Алла и Стахан Рахимовы — это как в цирке. В общем, мне не нравилось. Кроме того, Аллу Иошпе уже знали как Аллу Иошпе, она пела "Царевну Несмеяну", "За окошком света мало". И эти песни стали популярными именно в исполнении Аллы Иошпе.

— Алла Яковлевна, а вы как относились к тому, чтобы взять фамилию мужа?

Алла Иошпе: Вы знаете, я настолько была обалдевшая от нашего с ним союза, что могла пойти на что угодно, даже не потерю фамилии. Но надо отдать должное Стахану. Он, как человек мудрый и очень деликатный, сказал: "Нет, Алла, у тебя уже есть свое имя. Зачем? Разве оттого, что у нас будут разные фамилии, мы не будем вместе?"

— Почему-то создается впечатление, что в советское время артист на сцене был самим собой. Ну, по крайней мере, проглядывалась его личность, индивидуальность. Сейчас же продюсеры искусственно создают некий имидж, который порой не имеет ничего общего с личностью артиста. Еще как-то в гостях у "Правды.Ру" был один популярный артист. Так вот он сказал: "Когда я снимаю концертный костюм, я совершенно другой человек".

Алла Иошпе: Я не знаю, касается ли это нас… Но каждый артист, когда уходит со сцены, он немножко другой человек.

Стахан Рахимов: Вы упомянули слово "продюсер". Я считаю, что в нынешнем понимании это что-то вроде какого-то хозяина. А раньше все было по-другому. Ведь ни один администратор, ни художественный совет не говорил нам, что мы должны петь.

Читайте также: Любовь Воропаева: шоу- бизнес требует пошлости

- Как это, не говорили? Это что-то из области фантастики…

Стахан Рахимов: Нет, нам, конечно, говорили, что мы не должны петь. Но дело не в этом. Дело в том, что мы всегда на сцене делали только то, что нам нравится, и то, что нам по душе. У нас даже были такие случаи, когда мы, скажем, встречались с известным композитором, разучивали какую-то песню, приходили на запись (уже оркестр готов, аранжировка сделана), уже начинается запись… И мы прекращали запись. Потому что в этот момент приходило понимание того, что это не наша песня.

— А как вы определяете, какая песня ваша, а какая нет?

Алла Иошпе: Наше — это наше. Это хорошие стихи, хорошая музыка, которая легла нам на душу, на сердце, на наш вкус. Стахан прав. И, кстати, наша интуиция по поводу песен практически никогда нас не подводила. Но были, правда, случаи, когда мы брали песню, а потом убирали ее из репертуара. То есть чувствовали, что это не наше.

Стахан Рахимов: При этом у нас в репертуаре есть такие сумасшедшие, удивительные, органичные нашей душе песни, как "Ночка луговая", "Алеша", "До свидания, мальчики". Еще расскажу такую историю, я никогда об этом не рассказывал. Есть такой композитор, очень известный, вы все его знаете, любимый Владимир Шаинский. Он написал песню и предложил Алле ее спеть. И как-то так Алла послушала музыку, потом стихи, и чего-то не легло. А потом эту песню спела замечательная Анна Герман. И эта композиция стала настоящим шлягером.

— А что это за песня?

Стахан Рахимов: "Один раз в год сады цветут"

Алла Иошпе: Я сразу сказала, что я ее петь не буду, это не моя песня. Анечка Герман замечательно ее спела, она умница. Ведь эта песняочень народная, и Аня Герман спела ее в народном стиле. А я не моглаи не хотела менять свой стиль, на то время стиль просто лирической певицы.

 

 

- А с чего начинался ваш дуэт? Как вы поняли, что вам вместе хорошо на сцене?

Стахан Рахимов: Алла, будучи примой в университетском оркестре (оркестр МГУ; Алла Яковлевна училась на философском факультете — ред.), как-то выступала в кафе "Молодежное" на улице Горького, сейчас это Тверская. Я же был приглашенным гостем и вроде как в этом во всем не участвовал. И выходит Алла на сцену, поет свою "Царевну Несмеяну". А после этого начинает петь песню о Тбилиси. Незнаю, что меня дернуло, но ко второму куплету я подошел к ней и стал петь вторым голосом. К тому времени, когда мы допели, все в зале притихли. Потом спели еще раз — все перестали танцевать. А потом нас попросили еще раз спеть. И это без всякой репетиции. Это говорит о том, что мы друг друга чувствовали.

Алла Иошпе: Мне кажется, мы просто одинаково чувствовали музыку. Это было какое-то музыкальное единение.

- Дуэт — это, наверное, особый жанр?

Алла Иошпе: Да, это особый и достаточно сложный жанр. Сейчас много телевизионных передач, где искусственно соединяют разных исполнителей. Но пение вдвоем — это еще не дуэт. Дуэт — это полное понимание того, что делает другой.

Стахан Рахимов: В дуэте надо уметь отказываться от чего-то своего, надо уметь подстраиваться. И в дуэте каждый друг друга дополняет.

- Вас этому кто-то учил? Откуда вы все это знаете?

Стахан Рахимов: Этому нельзя научить… Мы даже иногда слушаем некоторые свои песни и не можем различить голоса друг друга.

Алла Иошпе: Бывает такое, что мы поем и у нас, когда надо, тембры сходятся, хотя мы такие разные во всем.

— Еще вот такой вопрос. Легко или трудно было попасть в десятку, двадцатку артистов, которые блистали на советском эстрадном олимпе?

Алла Иошпе: Нам было легко, потому что наша ниша была не занята. Жанр как-то не был востребован, но нас услышали и полюбили.

- Но без трудностей и испытаний у вас не обошлось… Сначала произошла эта история с песней "Хава нагила", которую вы исполнили в Лужниках.

Стахан Рахимов: Ну, понравилась нам "Хава нагила". Были мы совсем молодые. Дело в том, что у нас была программа "Песни народов мира". Там были и немецкие, и французские, и итальянские песни. Была и "Хава нагила". Зрители были в восторге. И вот когда эти концерты шли, началась Семидневная война…И на этой волне нас сняли с программы, со всех программ.

— А зачем со всех-то сняли? Ну, убрали ли бы у вас одну-единственную песню?

Алла Иошпе: Нас так наказали за политическую недальновидность. Это было очень страшно…Я даже плакала. Мы какое-то время не пели вообще, ни одного афишного концерта. Нас просто не приглашали.

- То есть вам пришлось смириться с ситуацией?

Алла Иошпе: Да мы не смирялись. Мы свое дело делали, очень много работали. Записывали песни, потом стали много гастролировать. А телевидения у нас было немного. Но если уж мы пели на телевидении какую-то песню, то она запоминалась. Также в это время мы объездили полмира. Нас приглашали в роскошные зарубежные поездки. Был совершенно потрясающий гастрольный тур в Австралию. И наши выступления за рубежом продавались за очень большие деньги.

— Скажите, а в Австралии вы для кого пели?

Алла Иошпе: Для местных, для австралийцев. Пели на разных языках: на английском, греческом, русском. Стахан пел "Восточные мугамы". Русские романсы пели, цыганские романсы. Факт то, что мы подбирали тот репертуар, который им был понятен. И потом, русские романсы любили все.

Стахан Рахимов: Я пел узбекскую "Молитву" в три октавы. После этого я пел русскую народную песню "Метелицу" и испанскую "Гранаду".В общем, мы много ездили, много заработали денег для нашего государства. И, конечно же, когда возник вопрос, связанный со здоровьем Аллы и операцией за границей, я стал напоминать о наших заслугах. Ну, тут и начались эти трения.

— Это, конечно, тяжелая для вас тема. 10 лет вынужденного молчания…

Алла Иошпе: Это было нелегкое время. У меня был страх за семью. Дочку исключили из комсомола, из университета. Стахан положил партбилет. Нам не давали выехать…

Стахан Рахимов: Но главное то, что был упущен этот момент, касающийся здоровья Аллы…

— Почему же вас тогда не выпустили?

Алла Иошпе:Незнаю, не выпустили и все. Тогда многих не выпускали. Как нам сказали, это не в интересах государства. Вот так мы были важны для страны.

 

 

- Вы, наверное, были очень обижены на государство? Так с вами обошлись…

Алла Иошпе: Нам некогда было обижаться: у нас была музыка, наши со Стаханом отношения, дочка, родители.

Стахан Рахимов: Понимаете, в жизни бывают разные периоды. Я с уверенностью могу сказать, что мы с Аллой прошли такой достаточно героический путь. Тем более, все это пришлось практически на начало перестройки.

Алла Иошпе: Мы не сломались, смогли начать все заново. А это всегда сложнее. Надо было снова завоевывать, снова ездить… Мы стали петь другие песни. Кстати, в нашем с Рахимом репертуаре появилось много моих песен.

- Вы стали писать песни?

Алла Иошпе: Да, в основном на дуэты. И тогда мы отсняли много видеоматериала на мои песни, это были такие красивые съемки. Сейчас бы их назвали клипами. А потом это все у нас размагнитили, что-то украли…И вот совсем недавно мне сказали, что где-то в интернете видели видеозапись с моей песней "Скрипка". Я хочу обратиться ко всем читателям. Возможно, кто-то видел или знает что-то о видео на мои песни "Скрипка", "Осенняя пора", "Дороги артистов", "Танго", "И снова танго". Если вдруг что-то где-то увидите, дайте нам знать, пожалуйста.

- В начале девяностых многие стали уезжать из страны. У вас такого желания не возникало?

Алла Иошпе: Я хочу сказать, что мы со Стаханом в общей сложности провели три года в США. Мы ездили туда на гастроли. Каждый тур длился где-то по три месяца. И после каждого тура мы там обязательно отдыхали. Мы за рулем автомобиля всю Америку исколесили. Но мы возвращались все время в Москву, потому что Москва — это наш дом. Просто за это время многое выстрадалось, пересмотрелось, мы чего-то снова добились. И главное то, что нас всегда тут очень любили.

Стахан Рахимов: Я думаю, дело еще и в творчестве. Вот мы рассказывали про наши выступления в Австралии. Понимаете, ведь на Западе любят некий фокус. Вот я пою "Молитву" в три октавы, и для них это треть тона, четверть тона. Потом я пою тут же русскую народную песню, а следом — испанскую "Гранаду". Их поражает именно это. Им важен только фокус… Поэтому наш зритель здесь, на родине. Здесь нас понимают.

Читайте также: Всеволод Чаплин: Спад культуры беспределен

- Напоследок у меня к вам очень хитрый вопрос. Я его многим задавала. Вот в чем секрет долгой и счастливой семейной жизни? И вы устаете друг от друга?

Алла Иошпе: Устаем ли? Я устаю тогда, когда он начинает ворчать, а с годами у него это получается очень хорошо. Он устает, когда я ему начинаю что-то такое советовать Но, тем не менее, мы не устаем друг от друга, по-моему.

— А в чем, по-вашему, секрет семейного счастья?

Алла Иошпе: У меня есть своя теория. Я в своей книге, в которой даю много советов, пишу, что надо вместе делать глупости. Например, если мы какие-то глупости и совершали, то только вместе. Поэтому мы никогда не говорим "а вот ты или вот ты". Это очень важно.

Стахан Рахимов: У меня немного другая теория. Я считаю, когда люди много-много лет вместе, то основа семьи — это взаимное уважение. Я вот до сегодняшнего дня считаю, что Алла одна из лучших певиц. И она также ко мне относится, хвалит меня.

Алла Иошпе: Вы знаете, он меня однажды тронул до глубины души. Я захожу к нему в кабинет, он что-то слушает в наушниках. И у него слезы на глазах, а он не из плачущих мужчин. Я его спрашиваю, в чем дело, а он говорит: "Как же ты поешь!" И включает песню (я давно ее записала), говорит: "Ты посмотри, что ты делаешь". Понимаете, спустя столько лет сидеть, слушать мою старую запись. Это может только музыкант, настоящий мужчина, который вот так ко мне относится…

Стахан иногда говорит: "Нас не станет, и забудут наши песни". А я отвечаю ему на это: "Да никогда в жизни, по ним учиться будут".

— Алла Яковлевна, Стахан Мамаджанович, спасибо большое, что вы к нам пришли. Было очень интересно. И, кстати, это первый "Клуб главного редактора", где сразу было два гостя.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


А. Иошпе и С.Рахимов: Мы опоздали, но это было наше время
Комментарии
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Дорожные войны: народные инспекторы против автомобилистов
Новая эра: что задумал хитрый Си Цзиньпин
Дольф Лундгрен: "Путин наводит чертов порядок!"
Почему Земля "не слышит" инопланетные сигналы
Провокация? У Поклонской найдено гражданство Украины
Врачи запрещают уступать старикам место в транспорте
Запад испугался русского оружия на новых физических принципах
Дольф Лундгрен: "Путин наводит чертов порядок!"
"По кочану": калининградский губернатор "объяснил" отсутствие компенсаций за детсад
Жену Джигарханяна выпроводили с поста директора Театра
Запад испугался русского оружия на новых физических принципах
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Депутата Рады с бриллиантовым "запасом" задержали в киевском аэропорту
Журова: Россия не будет выступать на Олимпиаде под нейтральным флагом
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Тайная цель Трампа: что стоит за американскими нападками на Россию
Британцы похвалили Путина за широкую эрудицию после видео с Ткачевым
Призраки существуют - доказано учеными
Запад испугался русского оружия на новых физических принципах
На человека влияет даже его номер телефона