Пост в душе: единство телесного и духовного

Многим невоцерковленным людям сложно понять значение поста для христиан. Неужели от того, что не съешь колбасы, станешь ближе к Богу, недоумевают одни. Ерунда все это, — отмахиваются другие. Безусловно, каждый имеет право на свое мнение, но логичнее все же рассуждать о том, что хорошо знаешь. Поэтому сегодня — о том, что главное в христианском посте и почему его нельзя сводить к обыкновенной диете.


Рождественский пост: "за" и "против"

Самое точное и, пожалуй, исчерпывающее описание сути поста дано Богом еще в Ветхом Завете, через пророка Исайю: "Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо; раздели с голодным хлеб твой и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого — одень его, и от единокровного твоего не укрывайся" (Ис. 58, 6-7). Некоторые экзегеты-аматоры пытаются использовать эти священные строки для того, чтобы отстоять свое право есть в пост все, что угодно. Мол, смотрите, какая разница, что у меня на обед, главное, я тому-то и тому-то помог. Но такое оправдание, честно говоря, немного нелепо. Во-первых, никакой принудиловки к телесным постам у церкви нет и быть не может — это дело личного выбора, равно как и посещение храмовых служб. Оправдываться здесь совершенно незачем, разве что стоит покаяться в излишнем своеволии на исповеди. Во-вторых, сам Господь считал нужным не только духовно (духом-то он, безусловно, был по Божеству совершенен), но и физически ограничивать себя для смирения.

Не случайно и Великий, и Рождественский пост, который начнется как раз сегодня, 28 ноября, сорокадневный — в честь поста Спасителя нашего в пустыне. И на посты (духовные и телесные) для доведения до совершенства воли и плоти человека также была его воля: "…придут дни, когда отнимется у них Жених, и тогда будут поститься в те дни" (Мк. 2:20).

А уж праведников, угождающих Всевышнему постом и молитвой, и упомянутых в Библии, сложно даже пересчитать: начиная от пророка-боговидца Моисея и заканчивая святыми апостолами, чьи подвиги воздержания от пищи ради Христа описаны в Книге Деяний (Деян. 13:4; 14:23). Разные люди, хотя и святые, разные причины, разные мотивации. Но всех их, великих постников, объединяют две вещи: единство физического поста с духовным, а также искреннее желание угодить Богу, забыв о еде. Этих подвижников сложно представить часами изощряющимися над приготовлением изысканных "постных" яств или по несколько раз перечитывающих этикетку на каком-то продукте: а не притаилась ли где-то вражия "молочная кислота" или "яичный порошок"?

О пище как таковой ревновали фарисеи (да и то, к счастью, не все, иначе не было бы среди них таких мудрецов, как учитель апостола Павла Гамалиил). Святому же человеку, по большому счету, все равно, чем питаться, лишь бы это не было не угодно Богу. Хоть дикий мед с акридами, как у Предтечи, хоть мясо, чтобы не смутить и не обидеть от души угостившего им ближнего.

Была и такая история. преподобный Макарий Великий не употреблял вина по своему желанию, но если бывал в келии у другого брата и ему предлагали этот напиток, никогда не отказывал. Но в собственном обиталище после каждого такого случая пост его ужесточался настолько, что монахи предупреждали друг друга заранее: "Если он будет пить у вас вино, то знайте — вернувшись домой, он будет лишать себя даже воды". Святитель Филарет Московский не позволял себе смущать духовных детей, вкушая все, чем его угощали. Но, в то же время, ему чуждо было лукавство. Коим является, например, самое настоящее чревоугодие в пост под предлогом "гостеприимства"…

Пост бывает и опасным, обычно по причине любимого некоторыми неразумного морения себя голодом. Из-за этого священники и архиереи вынуждены выступать каждый пост по телевидению и в прессе, просто-таки умоляя особо яростных "аскетов" взяться наконец за голову. Речь идет о том, что в свое время заметил преподобный Кассиан Римлянин: "Крайности, как говорят святые отцы, с той и другой стороны равно вредны — и излишество поста, и пресыщение чрева. Знаем мы некоторых, которые, не быв побеждены чревоугодием, низложены были безмерным постом, и впали в ту же страсть чревоугодия, по причине слабости, происшедшей от чрезмерного поста. Притом неумеренное воздержание вреднее пресыщения, потому что от последнего, в силу раскаяния, можно перейти к правильному действованию, а от первого нельзя. Общее правило умеренности воздержания состоит в том, что каждый сообразно с силами, состоянием тела и возрастом столько пищи вкушал, сколько нужно для поддержания здоровья тела, а не сколько требует желание насыщения".

Каждому из нас Господь дает определенное количество талантов — не важно, десять, пять или один. Хочет он всего лишь одного: соразмерного возможностям развития и мало-мальских плодов от этих дарований. Если человек тяжело болен и вообще не может воздерживаться в пище, для него настоящим постом и подвигом будет, скажем, постараться меньше унывать, не роптать на судьбу, а попытаться ради поста еще раз осмыслить и принять Божий промысел о себе. Здесь стоит вспомнить слова епископа Германа: "Изнеможение есть признак неправильности поста; оно так же вредно, как и пресыщение. И великие старцы вкушали суп с маслом на первой седмице Великого поста. Больную плоть нечего распинать, а надо поддерживать".

Если же сил и здоровья хватает, то, может быть, самый строгий пост — то, что будет угодно Творцу именно от вас. Верность в великом начинается с верности в малом и казалось бы, "незначительном" (Мф. 25:21). Еда не приближает и не отдаляет нас от Бога — это никто не оспаривает. Но ведь очевидно, что не могущий отложить в сторону бутерброд с колбасой или кусок пирога вряд ли с легкостью перенесет серьезные лишения. Для этого, помимо воли Божией, нужна и воля человеческая, а точнее — сила последней.

О посте не скажешь лучше святителя Василия Великого: "Пост рождает пророков, укрепляет сильных, умудряет законодателей. Пост — добрая стража души, оружие доблестных людей. Он отражает искушения, сожитель трезвости, основа целомудрия… Пост возносит молитву на небо, делаясь для нее как бы крыльями". Дай Бог только лететь на этих крыльях ко спасению…

Читайте также:

Рождественский пост — время радости

Правила Рождественского поста

В ожидании чуда — Рождественский пост