Режиссер Музыкального театра поставила премьеру оперы Джоаккино Россини

Почему камерная опера Джоаккино Россини "Случай делает вором, или Перепутанные чемоданы" стала в этом году российской премьерой и что при её исполнении было самым сложным для артистов, рассказали ведущей Pravda. Ru Дарье Митиной режиссер Музыкального театра Полина Бертэн и бас, солист Центра оперного пения Галины Вишневской Игорь Ядров.

Российская премьера

— Полина, повод нашей встречи — это премьера оперы. Её литературная основа — пьеса Эжена Скриба. Джоаккино Россини, великий классик итальянской музыки с оперой "Случай делает вором, или Перепутанные чемоданы". Полина, где вы её откопали, потому что я точно знаю, что в России этого не ставили?

П. Б.: Во-первых, хотела вас поблагодарить: Дарья приходит на все спектакли "Опера для всех". Что касается оперы, я ее не откапывала, она сама ко мне пришла. Дело в том, что в позапрошлом году мне позвонили и пригласили на встречу: проводится в Италии, в городке Езоло под Венецией, молодой фестиваль итальянской оперы. Этим фестивалем руководит русская женщина, давно живущая в Италии, музыкант, специалист по бельканто Светлана Новикова, и они решили поставить эту оперу. Она камерная, не требует хора, большого оркестра. Премьера оперы состоялась в Венеции в 1812 году. Восьмая опера Россини, и непосредственно после написания была премьера.

Светлана хотела привлечь к постановке именно русских артистов.

Меня пригласили на переговоры, мне понравилась история, и мы стали ее делать. Соответственно, клавир мне пришёл из Италии и всё остальное тоже. Переводили мы её вместе со Светланой на русский язык, чтобы понимать, о чём идёт речь.

— Это опера, написанная Джоаккино Россини в двадцатилетнем возрасте, то есть ее нельзя никак назвать ученической, его восьмая опера. Автор литературной основы, француз Эжен Скриб тогда имел отроду девятнадцать годков. То есть два, можно сказать, тинейджера, с учетом современного инфантильного общества. А тогда это были уже два литературных и музыкальных мастодонта. А как вы брали литературную основу, где либретто нашли?

П. Б.: Нет либретто, как я вам уже сказала. Мы либретто переводили с итальянского языка сами.

И в России эта опера не ставилась ни разу.

По крайней мере, я, перед тем как начать ее ставить, искала, где она когда-то была показана, но такой информации не нашла. Поэтому я считаю, что в России это премьерный показ.

— Это действительно премьерный показ, и в какой-то степени это воля случая, потому что поначалу планировалось год назад, что эта опера приедет именно на оперный фестиваль в Езоло, и постановка не состоялась, потому что грянул COVID.

П. Б.: Мы приехали в Езоло, международный состав, у нас был прекрасный тенор из Сербии, который приехал, чтобы спеть графа Альберто. Мы сделали генеральную репетицию, распланировали свет, расстановку, и в день, когда надо было давать премьеру, мы приходим к театру Вивальди, и там висит объявление, что театр закрыт на карантин, на неопределенный срок.

— Но нет худа без добра, и была премьера у нас 1 июня.

Мастерство артистов

— Это камерная опера. Шесть солистов и клавесин, даже нет оркестра. Музыка запоминающаяся, целые фразы. У меня ощущение, что я прослушала как минимум камерный ансамбль в качестве аккомпанемента. Очень хорошая клавесинистка Анна Тараканова. И конечно, 50 % как минимум успеха спектакля — это солисты. Игорь Ядров спел замечательную партию. Опера комическая, название напоминает плутовской роман XVIII века. У Игоря была роль комического слуги, Мартино. Игорь, что было самое сложное и что вам больше всего понравилось при работе над ролью?

И. Я.: Это была непростая, интересная работа. Музыка Россини отличается тем, что в ней:

  • очень быстрые темпы,
  • высокая тесситура,
  • много ансамблей и речитативов.

Плюс итальянский язык, нужно было хорошо работать над произношением, переводом, и благодаря нашим музыкальным руководителям, Светлане Новиковой, которая с нами связывалась по Zoom, занималась произношением, приезжала к нам в Москву, и мы живьем вместе с ней занимались, это очень ценно. Я хотел бы ей сказать большое спасибо.

Что самое сложное именно для меня было? Это многозадачность, когда нужно было соединять сценическое действие с музыкальным. То есть были моменты, когда в речитативах мне нужно было доставать из чемодана какие-то вещи, и у меня должна была быть реакция на эти вещи, и параллельно нужно было в темпе речитатив петь.

П. Б.: А еще очень жесткий режиссер, который говорит: "Нет, ты здесь будешь это делать, по-другому никак".

И. Я.: Да, постоянные повторы одних и тех же сцен, по часу и по полтора, домашнее задание бесконечное. Я постоянно, когда приходил домой после репетиции, переодевался в сценический образ, у меня есть накладной живот, и мне приходилось петь сидя на коленях с этим животом. В общем, мне уже еду приносили прямо под стол.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.