New Opera World: барочная опера “Ринальдо” – редкость для России

В чем уникальность музыкального проекта New Opera World и каковы особенности барочной оперы и подготовки для нее солистов, рассказали ведущей "Правды.Ру” Дарье Митиной генеральный директор, основатель оперно-симфонической школы New Opera World Анна Селиванова и исполнительный директор Екатерина Карпова.

Уникальный проект

— Анна, почему для постановки выбрали "Ринальдо" Генделя?

А. С.: Из-за пандемии сроки всё переносились. Для нас было очень важно отпраздновать 5-летний юбилей. Когда мы поняли, что лето переносится полностью уже на октябрь, и много людей просто физически мы не можем набрать, мы сократили летнюю лабораторию до одной оперы. И становятся важными оркестр, хор.

На выручку нам приходит барокко. Барочные оперы, где маленький оркестр, где часто нет хора. Мы решили выбрать "Ринальдо". Послушав блестящую музыку, изучив клавиры, мы поняли, что эти хиты должны услышать и увидеть многие наши люди. Тем более эта постановка — редкость для России.

— Российская опера универсальная, подходит под любой репертуар. Неслучайно, приезжая в любой иностранный театр, вы обязательно встретите русских солистов, которые составляют красу и гордость любого западноевропейского театра, спасают его репутацию. Наши вокалисты способны петь абсолютно любой репертуар. У вас обычно несколько десятков солистов в непандемийной ситуации?

А. С.: Да, у нас постоянно две оперы по два-три состава. Потому что очень много желающих, и молодым талантливым людям надо дать возможность спеть, сделать такую летнюю практику.

Столкнулись с проблемами, потому что барочные голоса в России есть, но качество исполнения не очень хорошее. И тут задача спеть колоратуру, которая должна быть очень четкой, красивой, это должно быть бельканто. Были трудности с контртенорами, меццо-сопрано. Но все ребята, которые были набраны, достойно справились.

— New Opera World — уникальная образовательная платформа. Люди приезжают в Москву на 2-3 недели, никогда друг с другом не играли, не пели, и не имея большого финансирования, ставят полномасштабную оперу. У вас основное время, помимо репетиций, занимают мастер-классы. Где берутся эти педагоги?

А. С.: Совершенно верно. Спектакль — итог проекта, но до спектакля ребятам мы даем очень много мастер-классов и прослушиваний. В этом году особенно искали именно барочных мастеров.

  • Допустим, клавесинистка и барочница Ольга Филиппова показала мастер-класс для наших концертмейстеров.
  • Для оперных певцов мы позвали Анну Гречишкину, которая профессионально владеет колоратурой, высокое сопрано из "Геликон-оперы".
  • Это прослушивание и мастер-класс Ольги Капаниной, кастинг-директора Большого театра, работает с иностранными певцами.
  • Потрясающий мастер-класс маэстро Фабио Мастранджело для инструменталистов и вокалистов.

И особенно хочу, чтобы Екатерина рассказала про Люку Де Марки.

Е. К.: Мы познакомились с ним на Facebook, сейчас важное место стали занимать соцсети в создании нетворкинга. Люди потрясающие, известные и в Европе, делают большую карьеру, но именно социальные сети помогают друг с другом соединиться. Потому что всегда есть возможность лично спросить, не хотите ли вы поучаствовать в таком-то проекте.

В этом году мы познакомились с двумя потрясающими коучами. То есть с одним летом взаимодействовали, но, к сожалению, он не смог принять участие. Потом познакомились с Люкой. Люка преподает в Национальной академии искусств Осло, специализируется на барочной музыке, профессиональный пианист. Но его конек — театральный коуч. Он занимается на больших театральных фестивалях подготовкой вокалистов, репертуара.

Поэтому знает нюансы, о которых, мне кажется, никто не знает. Более того, он участвовал в постановке "Ринальдо" в Дортмунде, в Зальцбургском фестивале, в "Экс-ан-Провансе". Специализируется на Моцарте.

Он показал невероятный уровень. Очень понравилось, как он подошел: попросил распечатать все арии. То есть нельзя было импровизировать, он спросил заранее, что будут готовить вокалисты. Всё это лично просмотрел, чтобы каждому были какие-то рекомендации.

Что-то он показывал, и ребят, когда выступали, останавливал и в каждом такте делал пометки, объяснял:

"Стиль барокко — это разнообразие. Если у вас есть два такта, написанные одинаковыми нотами, то обязательно во втором это должно быть по-другому. Это искусство нюансов".

То есть основное — это мелкие красоты, которые нужно постоянно демонстрировать, потому что в барочной музыке на первом плане не оркестр, а вокальное искусство. Это было написано для солирующих.

"Музыка нас связала"

— В лаборатории мы видим интернациональный состав преподавателей и солистов. В этот раз, конечно, в основном приехали российские певцы. Лаборатория, можно сказать, кадровое агентство для певцов, потому что сейчас очень узкий оперный рынок, к сожалению. Не только в России, а во всем мире.

А. С.: Совершенно верно, мы раньше принимали очень много иностранных гостей — певцов, инструменталистов. В этом году мы ставили только на Москву и Санкт-Петербург. Для нас было откровенным открытием, когда к нам двинулись регионы. Писали ребята: "У нас просто ничего нет. Пожалуйста, мы готовы в любое время приехать, снимать гостиницы". У нас были заявки:

  • из Тольятти,
  • Нижнего Новгорода,
  • Саратова,
  • Самары.

— Из Самары замечательная солистка Яна Дьякова. Несмотря на то, что ее уже знают по кастингам "Большой оперы", она на западных сценах выступала, "Ринальдо" для нее — это путевка в жизнь. Она пела мужскую партию. В барочной опере женщины поют мужские партии, мужчины поют женские, контртенор легко заменяет меццо-сопрано. А откуда ваши мужчины?

А. С.: Аргант у нас был из Театра Б. А. Покровского. Из Тольятти был контртенор Евстазий. Контртенор Маг из Москвы. Очень многие писали с просьбой приехать к нам из Европы и Америки. Люди спрашивали: "Как въехать? Что нужно сделать, чтобы приехать?" Для них было откровенно большим интересом в России попеть барокко.

Е. К.: Яна Дьякова рассказала, что для того, чтобы попасть в европейское агентство, начать свою карьеру, ей нужна запись ее выступления в барочной постановке. До этого проекта у нее не было такой возможности.

Яна сказала: "Это будет мой первый барочный спектакль в России, который я запишу и наконец-то смогу начать двигаться". Для нее это трамплин.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен