Цена на газ создаёт политическую напряжённость в Европе

Кто виноват в газовом кризисе на рынке Европы, будет ли Евросоюз работать над ошибками, взяв пример с Азии, и кому выгодно продвигать идею зелёной энергетики, рассказал Pravda.Ru заместитель генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач.

Нельзя кусать руку, которая кормит

— Алексей Игоревич, Bloomberg пишет, что Путин хочет оказать давление на Евросоюз, чтобы склонить от спотовых цен к долгосрочным контрактам. "Также Россия стремится к быстрейшей сертификации трубопровода "Северный поток — 2". То есть опять ищут врага, вместо того чтобы принимать адекватные меры.

— Никто не хочет признать свою вину. Они пытаются переложить ответственность на Россию, чтобы, с одной стороны, обелить себя, а с другой стороны, усилить свои позиции в торге с нами: они говорят, что Россия должна помочь, и в то же время клеймят и грозят санкциями.

Такое раздвоение личности свойственно международной политике.

Но сейчас оно принимает очень уж гротескные формы и создаёт дополнительные риски:

  • инфраструктурные,
  • политические.

Нельзя кусать руку, которая кормит.

Долгосрочные контракты по газу придумали в Нидерландах

— Но ведь долгосрочный контракт более выгоден для ЕС. Он стабилен.

— Именно так. Россия отстаивала систему долгосрочных контрактов не потому, что нам это очень выгодно. Мы прекрасно понимали, что цены на споте могут в любой момент взлететь, как в последние несколько недель. Но мы ответственные игроки и играем вдолгую. Потому что мы вкладываем большие деньги:

  • в добычу,
  • развитие инфраструктуры,
  • доставку.

Долгосрочные контракты придуманы не Россией. Это гронингенская система контрактов, которую придумали для поставок газа из Нидерландов в соседние страны Европы 50 лет назад, когда начиналась разработка Гронингенского месторождения, которое в следующем году должно быть закрыто.

Европейские трейдеры думают не о населении, а о прибыли

Долгосрочные контракты можно настраивать, подгонять. Но при этом не ущемлять интересы поставщика. Иначе это приведёт к недоинвестированию, коллапсу, взлёту цен на споте и проблемам с энергоснабжением. Именно это сейчас происходит в Европе.

Европейцы разрушили систему крупных вертикально интегрированных компаний в газе. В итоге каждая компания, которая импортирует газ, является трейдером. У неё нет обязательств по поставкам газа потребителям, а есть контракт.

Большая часть контрактов на внутреннем рынке привязана к споту: они зарабатывают деньги, если цены на споте высоки. Летом, чтобы пройти нормально отопительный сезон, нужно закачать значительное количество газа в подземное хранилище. Но трейдер не уверен, что окупит эти вложения зимой: если будет тёплая зима, он прогорит. А обязательств по закачке ни у кого нет.

Они хотят, чтобы Россия увеличила поставки. Но для этого нужно заключить дополнительные контракты. Можно заключить краткосрочные контракты по спотовым ценам. А с долгосрочными контрактами проблема с политическим урегулированием.

Мы говорим: "Ребята, вы хотите, чтобы мы на спот поставили газ по ценам долгосрочных контрактов? Так не получится".

Это будет уж слишком интересный бизнес для европейцев. Они же никогда не согласятся поставить хорошее оборудование по демпинговым ценам.

Азия уже сделала выводы

— Некоторые страны уже осознали, что надеяться надо на себя, а не на ЕС. Венгрия заключила долгосрочный контракт на 15 лет по ценам вполне приемлемым.

— Долгосрочные контракты — это достаточно гибкий механизм. Они позволяют и поставщику, и покупателю производить настройку.

К примеру, азиатские потребители в последние годы тоже очень громко кричали: "Спот! Спот!" Но этой зимой было резкое похолодание в Азии, цены достигали примерно тех уровней, как сейчас.

И азиаты опомнились. Весной они активно контрактовали газ уже на среднесрочных условиях. А европейцы этого не сделали.

Надо ли России идти на уступки по цене на газ?

— Многие сейчас просят скидки у "Газпрома": Молдавия, Сербия, и Венгрия наверняка просила. Надо ли нам идти на уступки? Что нам нужно от этих стран, чтобы сделать скидку? Например, чтобы Украина была нейтральной, не вступала в НАТО?

— Это так не работает. В газовых контрактах нет политических условий. Но естественно, когда страны являются дружественными, гораздо проще получить выгодные условия. Должны быть коммерческие уступки с той стороны. Допустим, Венгрия пошла на заключение 15-летнего контракта, чтобы получать газ по формуле, которая привязана к корзине с нефтяной индексацией. Она не создаёт таких рисков.

А молдаване, наоборот, затянули процесс переговоров, сорвали его. Там пришла к власти проевропейский президент, которая считала, что заграница им поможет. Они хотят показать, что у них есть альтернативный вариант. Но мы понимаем, что альтернативные варианты связаны всё равно с российским газом.

Та же Румыния, чтобы поставить газ Молдавии, должна его купить у России. Тогда будет соответствующая цена.

Или Украина себе поставила цель, что будет независима от российского газа, и будет покупать российский газ у европейских трейдеров по спотовым ценам. Сейчас цена у них 800 долларов на входе. Они создали себе одностороннюю зависимость от спота и испытывают серьёзные проблемы. Чтобы их избежать, им нужно придумывать новые скидки. Это усложняет переговоры с МВФ: если ты применяешь какие-то уловки, то это является поводом:

  • не выделить транш,
  • испортить кредитный рейтинг.

В Сербии свои нюансы. На сербов очень сильно давил ЕС. У них сейчас происходит трансформация газового сектора, и это создаёт проблемы с продлением контракта. Есть опасение, что это приведёт к перебоям, но инфраструктурно Сербия будет запитана газом через "Турецкий поток" и далее через "Балканский поток".

Высокие цены на газ создают политическую напряжённость

— Как вы считаете, чем вся история закончится?

— Мы входим в отопительный сезон. И здесь многое зависит от погоды. Но цены всё равно будут высокими, потому что отток газа имеет место быть.

Цена на газ, которая сейчас на споте, фактически запретительная для потребителей.

Многие промышленные предприятия закрывают или сокращают производства, поставщики уходят с рынка. Соответственно, новые поставщики газа предлагают потребителям уже повышенные цены.

Это создает политическую напряжённость, потому что цены в счетах за электроэнергию и газ имеют тенденцию к очень быстрому росту. Европейцам это не нравится.

Европа делает вид, что зелёная энергетика — это "наше всё"

— Здесь могут быть разные меры государственного регулирования. Но в целом тенденция не очень хорошая, потому что вместо работы над ошибками я вижу мощную кампанию: мол, надо ещё больше зелёной энергетики. Этот кризис используется, чтобы обосновать перед избирателями идею, что нужно терпеть и вкладывать ещё больше денег в возобновляемую энергетику, терпеть повышенный энергетический сбор. Они пытаются переложить затраты на поставщиков энергии через пограничные углеродные налоги.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.