Американцы голосуют за здоровье и против Трампа

Система здравоохранения остается главной темой, волнующей каждого американца. Со стартом президентской кампании в этом году и началом выдвижения кандидатов на этот пост это стало вновь очевидно.

Кому служит страховая медицина?

Опрос избирателей CNN, проведенный накануне первичных выборов в штате Айова и опубликованный 4 февраля, показал, что тема здравоохранения по озабоченности для абсолютного большинства не просто лидирует, но и впереди других со значительным отрывом.

  • Самой актуальной тему здравоохранения назвали 42%.
  • Климатические изменения (второе место) волнуют лишь 21%.
  • Неравенство доходов заботит 18%.

Вопросами внешней политики США озабочены 13% избирателей. Хотя среди тех, кто будет (или скорее всего будет) голосовать на президентских выборах за президента-демократа, проблемой номер один остается нынешний республиканский хозяин Белого дома. Трое из пяти опрошенных в этой группе заявили, что главный критерий — кандидат должен победить Дональда Трампа; будет ли он при этом разделять озабоченность их проблемами, вопрос второстепенный.

Medicaid и другие

Система здравоохранения США — самая масштабная и сложная в мире.

  • Существует федеральная программа Medicare, клиентами которой в основном являются пожилые (старше 65 лет) люди, а также те, кто имеет различные степени инвалидности.
  • Другая программа — Medicaid. Она, по сути, покрывает "всех остальных" — тех, кому не по карману страховая медицина.

Но одного критерия "я беден" недостаточно для доступа к медицинским услугам в системе Medicaid — в разных штатах существует и разная шкала оценки уровня бедности, и учитываются другие факторы.

Чтобы понять, насколько это сложная система, достаточно упомянуть, что она состоит из 4 частей, по которым осуществляются собственно медицинское обслуживание, услуги госпитализации, обеспечение медикаментами — и за некоторые из услуг все равно требуется плата, покупка того же полиса, но у государства, а не у частных компаний.

Дороже здоровья только лечение

В США господствует система частного медицинского страхования. Она также имеет много уровней: цена полиса зависит от того, включает ли она

  • стоматологическое обслуживание,
  • возможность госпитализации,
  • доступ к тем или иным группам лекарств.

Некоторые работодатели заключают договоры со страховыми компаниями — и предлагают своим сотрудникам готовые полисы. Некоторые субсидируют ту или иную часть стоимости страхового полиса. В 2016 году индивидуальный страхователь платил за полис в среднем 321 доллар; семейный полис обходился в 833 доллара. Немало — поэтому 44 миллиона американцев остаются незастрахованными. И существуют оценки, что почти столько же имеют полис с неадекватным покрытием — например, страдают хроническим заболеванием, которое рано или поздно потребует стационарного лечения, но страховая программа не предусматривает оказание такой услуги. Ситуация разнится от штата к штату, от отрасли к отрасли и, конечно, зависит прежде всего от доходов человека или семьи.

Масштаб системы: в 2018 году только финансирование Medicaid достигло 597,4 млрд долларов, что составило 16% всех затрат на здравоохранение. В том же году в системе частных медицинских услуг было потрачено $1, 243 трлн долларов (34% от всех затрат). А в целом все деньги, которые тратят компании и частные лица в отрасли — это 3,6 трлн долларов, или 17,7% ВВП США.

Запущенный случай

О том, чем грозит встреча с системой для тех, кто не имеет полиса, недавно рассказал британец Питер Мёрфи (Peter Murphy). Известный музыкант начинал вокалистом в известной в начале восьмидесятых группе Bauhaus, а после ее распада, как и другие участники группы, продолжил карьеру сольно. С 1992 года уроженец английского Ноттингема Питер Мёрфи живет в Турции, в Стамбуле: его жена Бейхан Мёрфи — главный хореограф Турецкого Национального ансамбля современного танца. Однако аудитория и залы, где музыкант выступает с концертами, располагаются в США, на обоих побережьях — в Лос-Анджелесе и Нью-Йорке. Интенсивная гастрольная нагрузка (около 90 концертов в течение менее 4 месяцев в конце 2018-начале 2019) сказалась на здоровье 62-летнего музыканта — 14 августа прошлого года он перенес инфаркт, с которым был госпитализирован в нью-йоркскую клинику.

Но Питер Мёрфи отозвался о другом опыте. 11 февраля он опубликовал пост на своей странице следующего содержания:

"Недавно, начиная серию концертов NYC Residency в клубе Le Poisson Rouge, когда я только приземлился в США, я ощутил худшие, какие только можно представить, симптомы простуды — дикую головную боль, невыносимо болело горло — и три ночи сочетание джет-лага и болезни не давало по-человечески уснуть.

Мои помощники отправили меня в клинику неотложной помощи в Нью-Йорке, где исследовали мои легкие, послушали сердце, померили пульс и температуру. И вот сижу я и жду. Наконец, доктор, сидящий в углу, поднимает голову от бумаг и говорит: "Привет, меня зовут доктор такой-то, и я назначаю вам Xanax (самое распространенное в США болеутоляющее и противовоспалительное средство (типа анальгина-аспирина — прим. ред.)), который поможет вам заснуть". Я ответил: "ОК, огромное спасибо, сколько я вам должен?" Последовал ответ: 2000 долларов. Еще раз: зайти в небольшую клинику, подвергнуться самому простому осмотру и получить назначение Xanax стоит две тысячи американских долларов.

И вот сегодня я вернулся в Турцию. Я показал свое горло одному из самых опытных ЛОР-врачей — эта клиника существует в системе частного страхования (у меня есть полис), и я лишь хотел убедиться, что существует система, которая позволительна по деньгам и когда вас внимательно осмотрят хорошие специалисты. Я прошел осмотр, получил рекомендации и назначения — все оказалось хорошо. Но, что самое главное: в процессе медицинского осмотра я подружился с врачом (с которым до этого не так чтобы был очень знаком), поэтому он не взял с меня денег. Совсем. Это, конечно, очень по-турецки — здесь так принято. Я настойчиво предлагал (сколько стоят ваши услуги?), но он наотрез отказался. Итого: ноль долларов, ноль лир. А пачка Xanax здесь, как и везде, стоит 10 долларов.

Просто я попал в ситуацию, которая меня буквально ошеломила; я на собственной шкуре почувствовал все уродство того, что в США называется системой здравоохранения. Как люди позволяют себе иметь и терпеть таковую?"

Заметим, что речь идет о рок-звезде с успешной карьерой, которая продолжается уже более 40 лет, благодаря которой состояние Питера Мёрфи превышает 10 млн долларов.

Обама и другие

В результате чудовищно дорогая система оказывается столь же чудовищно неэффективной, она создает уникальное неравенство в доступе к медицинским услугам, пожалуй, это самая серьезная социально-экономическая проблема США.

Главным проектом администрации Обамы стал президентский указ Affordable Care Act — система мер, дополняющая Medicaid и Medicare, позволяющая обрести полис медицинского страхования большей части населения.

Однако это вызвало негативную реакцию со стороны других социальных групп. Если вы исправно многие годы платите за полис, вам не понравится то, что другие вдруг начали получать за ваш счет (деньги налогоплательщика) такие же услуги — получается, что вы платите дважды.

Не случайно Республиканская партия, изначально принявшая в штыки инициативу демократов, в прошлом году все-таки заблокировала Obamacare — программа была признана неконституционной в суде.

Тем не менее ее невозможно "отменить" в одночасье — и часть людей, получивших полисы, продолжают ею пользоваться. Невозможно запретить и систему страховой медицины. Примечательно, что тот же опрос демократических избирателей в Айове показал, что почти 3 из каждых 5 опрошенных выступают за замену частного медицинского страхования на государственное. Но 2 из 5 — против такого решения.

На этом противоречии и разделении людей (как и на других противоречиях, пронизывающих американское общество) строится политика Дональда Трампа. Оно уже стоило значительного падения популярности одному из демократических номинантов в президентские кандидаты Элизабет Уоррен, которая активно выступает за создание госсистемы. Но она не возьмется ниоткуда (никто не даст национализовать страховщиков) — на ее создание нужны деньги; по скромным подсчетам, понадобится 32 трлн долларов за 10 лет. Слова "новые налоги" никакой избиратель позитивно не воспримет.

В стране невыученных уроков

Как любят шутить в стране, расположенной к северу от США, "канадец — это американец без ружья, но с медицинским полисом". Произносится это с некоторой гордостью и явным облегчением.

Опыт США наглядно показывает, к чему ведет страховая медицина, не уравновешенная адекватными государственными программами медицинского страхования.

Пока же политика российских властей обратная и опирается на тезис, почерпнутый из древних учебников СССР по диалектическому материализму: "Капитализм — это когда всё за деньги".

Нынешняя государственная система здравоохранения и так уже похожа на Medicaid — по кургузости списка услуг и их качества (и даже они из-за "оптимизации" отрасли не всегда доступны). Разница есть: в России в 2018 году расходы на здравоохранение составили 479,7 млрд рублей (можно приплюсовать к этому еще более 100 млрд руб субсидий региональным бюджетам, большая часть которых тратится именно на поддержание медицинских учреждений). Это, по грубым подсчетам, в 60 раз меньше, чем упомянутые выше расходы на Medicaid (которая сама поглощает не более 16% всех трат на американское здравоохранение - см. выше). Существуют подсчеты, что рынок частных медицинских услуг в России в 2018 году превысил отметку аж 3 млрд рублей.

Не надо брать пример ни с США, ни с Китая, в котором нет никакой всеобъемлющей бесплатной национальной системы здравоохранения. Существует основоположник всех подобных систем — британская NHS (с оглядкой на опыт которой во многом создавалась советская), есть канадская, есть многие другие. У них тоже есть свои проблемы — не хватает финансирования, не хватает кадров. Но само наличие проблем, о которых говорят и пишут, которые даже иногда решают, свидетельствует о существовании систем. О российской системе здравоохранения очень скоро будет нечего говорить. И проблем у нее не останется.